Intel Ultrabook: что такое ультрабуки? Техника, технологии, история развития идеи, спецификации и цены

А также: насколько ультрабук похож на Macbook Air и есть ли будущее у новой инициативы Intel


Ультрабук или Ultrabook — новое модное веяние. По крайней мере, таковым его пытается сделать Intel. Шум в СМИ стоял с весны, кульминацией стал Intel Developer Forum 2011 в Сан-Франциско, прошедший в сентябре: на нем контуры концепции определились окончательно, а также были показаны готовые к продаже ультрабуки.

Но что же такое ультрабук? Попытка продвинуть индустрию вперед или вернуть быстро утрачиваемые позиции на самых интересных сегментах рынка? Давайте разберемся, что же это такое и с чем его едят… то есть для чего он нужен.

Ultrabook™

Сразу следует оговориться, что Ultrabook — это зарегистрированная торговая марка Intel. Многие читатели помнят историю продвижения на рынок логотипа Intel Centrino. В свое время эта «технология» была создана Intel для распространения в массы новой платформы и адаптеров нового на тот момент стандарта беспроводной связи Wi-Fi. Так вот, марка Centrino активно продвигалась Intel, что делало участие в программе очень интересным для производителей ноутбуков. Однако для того, чтобы получить заветный логотип, ноутбуку необходимо было иметь новый мобильный процессор Intel, новую мобильную платформу и обязательно беспроводной адаптер Wi-Fi производства Intel. Не в последнюю очередь благодаря этой инициативе буквально за пару лет технология Wi-Fi из узконишевой и малоинтересной массовому пользователю (адаптеры ставились лишь в самые дорогие модели рабочих ноутбуков, но и там были по большей части бесполезны из-за отсутствия инфраструктуры) стала непременным компонентом почти всех мобильных устройств, выходящих на рынок. Благодаря этому гораздо активнее на рынок стало поступать смежное оборудование — роутеры и точки доступа, т. к. под них появился и сформировался устойчивый и, главное, массовый спрос. Стали появляться хотспоты Wi-Fi и т. д. За несколько лет технология стала воистину массовой.

Сейчас Intel опять использует для продвижения ту же стратегию. Ее суть состоит в том, что товарный знак (или, по западному, торговая марка) Ultrabook зарегистрирован на Intel. И для того, чтобы получить возможность называть свои продукты ультрабуками (и пользоваться преимуществами поддержки проекта со стороны Intel), производители ноутбуков должны выполнять требования к техническим характеристикам и пр., которые выдвигает Intel. Причем требования могут быть довольно жесткими.

Хотя из интервью даже сотрудников компании Intel (того же Грега Уэлча (Greg Welch), возглавляющего подразделение ультрабуков Intel) сложно сформировать целостную картину. Например, Уэлч говорит о том, что прямого брендирования не должно быть, т. е. производители самостоятельно и по своему выбору будут обозначать принадлежность устройства к классу ультрабуков. Оно может фигурировать в названии модели либо просто указываться на дне. Четкого понимания по этому вопросу пока нет.

Уроки истории учат нас… или Причины провала CULV

Многие из тех, кто связан с рынком мобильных систем и следит за ним, увидев первые анонсы тонких, легких, энергоэффективных ноутбуков, удивились: что, опять? И действительно, ведь пару лет назад Intel вместе с производителями ноутбуков уже реализовывала крупную мировую программу, направленную на продвижение и популяризацию тонких и легких моделей на экономичной платформе. Эта платформа получила название Consumer ULV (ULV = Ultra Low Voltage), т. е. «потребительские энергоэффективные процессоры». Кстати говоря, эта платформа напрямую выросла из первого появившегося на рынке Macbook Air, точно так же, как текущая — из современного Air. Впрочем, об этом мы поговорим ниже, в соответствующей главе.

Напомню, после успеха Macbook Air (правда, злые языки утверждают, что успех был тоже больше «воздушный», т. е. в виде пиара, а не в виде продаж, но точных цифр я не видел; тем не менее, современные Air продаются очень хорошо) производители ноутбуков на платформе ПК тоже захотели иметь возможность выпускать такие же красивые и легкие продукты, о чем и сообщили Intel. В результате на рынке появилась платформа CULV. Участники с самого начала хотели сделать платформу массовой, что позволило бы иметь хорошие обороты и выгодные цены. Например, на тот момент Intel намеревалась продвигать платформу за счет агрессивного ценообразования.

Изначально производители оценивали эту идею очень оптимистично. Многие из них с помпой анонсировали новые продукты, и на тот момент казалось, что платформа откроет новую страницу в развитии мобильных систем. Вот, например, презентации:

  • Презентация MSI: Флагманом должен был стать тонкий и легкий Х360, внешне очень похожий на тогдашний Macbook Air.
  • ASUS: Традиционно детальная презентация ASUS, где можно почерпнуть (а точнее — освежить в памяти) информацию о платформе и ее оригинальном позиционировании на 2009 год. Компания ASUS, кстати говоря, начала почему-то с крупных моделей типа UX50 с 15-дюймовым экраном.
  • Acer: Серия Timeline оказалась очень удачной, т. к. при неплохих габаритах и весе обеспечивала почти 10 часов работы от батарей, что вызывает уважение. Потом она преобразовалась в TimelineХ, которая здравствует до сих пор с теми же приоритетами: высокая производительность при очень высоких показателях автономности.

Кстати, советую обратить внимание на платформу Acer TimelineX. Ее очень интересно сравнивать с ультрабуками, тем более что в линейке есть и 13-дюймовые модели.

Некоторые продукты попадали к нам для обзора. Например, 13-дюймовые тонкие и легкие модели MSI X360 и Toshiba T130.

Первоначально на платформу возлагались большие надежды: планировали и высокий уровень продаж, и переход «на новый уровень» за счет повсеместного распространения тонких и легких ноутбуков, которые можно брать с собой. Но не только. Например, прогнозировали, что успешные продажи станут драйвером для роста рынка экранов с диодной подсветкой. Однако некоторое время спустя производители ноутбуков вступили в жесткое противостояние с производителями матриц по традиционному вопросу снижения стоимости.

Несмотря на первоначальный бравурный тон, довольно быстро стало очевидно, что платформа на рынке, что называется, не пошла. Правда, стоит отметить, что участники программы сами же, как говорится, испортили песню. Ибо с одной стороны, хотелось компактной энергоэффективной (пусть и медленной) платформы, а с другой, самый продаваемый сегмент ноутбуков — 15 дюймов. Совместили это и… получился дорогой, слабый и при этом большой и тяжелый ноутбук. А кому он нужен? Вот, например, обзор ASUS UX50, в котором мы задавались этим вопросом. Можно привести и другие примеры: анонс трех моделей Samsung 11, 14 и 15,6 дюймов. Или анонс MSI X600 с диагональю матрицы 15,6 дюйма.

Итоги были подведены где-то через год, когда стало окончательно ясно, что новая платформа не оправдала ожиданий. Основной причиной провала, по мнению индустрии, стало плохое отношение производительности к цене. Процессоры линейки CULV обеспечивали слишком низкий уровень производительности по сравнению с мейнстримовыми линейками, но при этом не сильно отличались от них по цене. В то же время, они были слишком дорогими в сравнении Atom, чтобы потеснить те на рынке.

Кстати, сейчас ту же ситуацию переживают производители с платформами AMD, ибо сначала выпустили 15-дюймовые модели на Е-350, который может конкурировать максимум с нетбуками и недостаточен для ноутбука общего применения (обзор платформы и мобильной системы на ней), потом — на слабых А6. И то, и то, как я понял, не особо было принято рынком, даже несмотря на распространение через каналы в торговых центрах, где покупатели вообще ни на что не смотрят, и сейчас производители в печали. Но вернемся к CULV.

Мне кажется, что плохое соотношение цены и качества изначально было заложено самой компанией Intel, в том числе опасавшейся конкуренции с основными линейками. Ведь планировавшийся на роль «основного в линейке» процессор SU3500 был вообще одноядерным и явно не тянул даже современный ему уровень приложений на рынке. Вышедшие на рынок позже двухъядерные варианты ситуацию уже не спасли и распространения также не получили (тем более что, насколько я понимаю, их цена тоже была выше конкурентоспособного уровня). Хотя в подборке мнений «ведущих аналитиков» содержатся удивительные соображения, что причиной провала стала слишком маленькая экономия энергии (1 Вт). Но в целом, причина действительно в цене: платформа стоила слишком дорого для массового ноутбука, а массовой не смогла стать, потому что стоила слишком дорого. Замкнутый круг.

Потом линейка вернулась в то же состояние, что до глобального анонса: туда попадали процессоры, примерно аналогичные «старшим» собратьям, но работающие на пониженном напряжении питания.

Intel по результатам истории с CULV выделили четыре основные проблемы, которые не позволили платформе стать успешной.

  1. Недостаточное продвижение платформы на рынок.
  2. Слишком низкий уровень производительности представленных продуктов, большое отставание от основных линеек.
  3. Слишком высокая цена продуктов. Это объяснялось в частности тем, что для производства новых процессоров и платформ пришлось задействовать новые отдельные линии, а окупиться (и привести к снижению цен) они могли лишь при условии массовости производства.
  4. Самодеятельность производителей, которые вмешивались в рекомендуемые спецификации и переформатировали их под свое представление. Именно сюда относится выпуск 15-дюймовых моделей на ультрапортативной платформе.

Обращаю внимание, что это выводы, сделанные самой компанией Intel. Именно на основе опыта, полученного из истории с CULV, строилась стратегия создания и продвижения ультрабуков. Так, именно из-за четвертого пункта этого списка было решено вернуться к практике создания собственной торговой марки, под которую попадут только полностью соответствующие критериям модели.

Что такое ультрабук?

Сначала мы всегда ищем максимально официальную информацию, рассказывающую о новых технологиях, а потом уже обращаемся к неформальным источникам. В этот раз исследование термина «ультрабук» мы начали с официального российского сайта Intel.

Обратимся к официальной странице, посвященной этой технологи, и на ней нас сразу поражает краткость и при этом преувеличенная возвышенность описания. Указаны три основных достоинства:

  • ультрабыстрый;
  • ультрамодный;
  • визуально захватывающая работа с ПК.

Все три достоинства крайне туманны и крайне туманно поясняются в самом тексте. Понять что-либо относительно ультрабуков, их возможностей или позиционирования по информации на этой странице невозможно. Более того, никаких подробных описаний или ссылок на них просто нет. Страница напоминает скорее заглушку «скоро здесь будет информация», чем описание столь важного для Intel проекта.

В недоумении покидаем российскую страницу. Обратимся к американскому сайту.

Ах, вот в чем дело! Оказывается, как минимум, мы имеем дело с некорректным переводом. В оригинале достоинства звучали как:

  • Ultra Responsive;
  • Ultra Stylish;
  • Visually immersive experience.

Как видим, первые два основных достоинства переведены просто неправильно, что и вызывало путаницу и непонимание. Первое должно переводиться как «ультраотзывчивый» и не имеет никакого отношения к скорости вычислений — только к реакции на действия пользователя и мгновенному пробуждению. Я уже молчу про недопустимую кальку: energy-efficient переведено как «энергоэкономичном». Не лучше и второй пункт: «стильный» переведено как «модный», что совершенно не одно и то же. В общем, перевод — это катастрофа. Что означает третье преимущество платформы, я не понял вообще, даже после того, как поработал с ультрабуком. Что-то такое они хотели нам сказать, наверное…

В результате, попытка получить официальную информацию завершилась печально. Для очистки совести сделаем поиск на сайте по слову Ultrabook.

Максимум, что удалось найти, это список зарегистрированных торговых марок, где присутствует Ultrabook, а также страницу с предложением купить продукты на платформе Intel. Но вы не поверите… там нет ультрабуков. Только десктопы, лаптопы и нетбуки. Кстати, на американском сайте нет и строчки «ноутбуки», т. е. этот тип портативных компьютеров у американцев традиционно называется «лаптопом». Однако при этом на том же американском сайте третья категория называется «нетбуки», т. е. теряется логическая связь между этими двумя классами устройств. То же самое может произойти и с ультрабуками.

Желающие могут прочитать также очень оптимистичный пост, касающийся ультрабуков (июль 2011). Неожиданного в нем, пожалуй, только заявление, что 5 часов работы от батареи являются «extended battery life». Также можно отметить возвышенный тон в описании того, как Intel интересно представить новую платформу. Этот формальный оптимизм «по долгу службы» еще долго будет преследовать нас.

Поэтому переходим к более неформальным источникам. Ультрабукам и их будущему была посвящена частная встреча с представителями российского офиса Intel, во время которой были раскрыты основные преимущества и особенности платформы. Для удобства мы свели информацию в список тезисов.

  1. Концепция ультрабука — это не традиционные для Intel «производительность и цена». Ультрабук — красивая игрушка. Привлекательный, красивый, «секси» (даже такие слова использовались!) ноутбук. И на это делается основной упор.
  2. Отсюда вытекает одно из глобальных требований: ультрабук должен быть тонким и легким. Сейчас максимальная толщина ультрабука установлена как 21 мм. В 2012 году критерии могут измениться. Масса — от одного до полутора килограммов, чем меньше, тем лучше. Формальных ограничений на размеры корпуса или диагональ экрана нет.
  3. Очень важно обеспечить прочность тонкого корпуса. Изначально Intel планировала, что корпуса ультрабуков должны быть цельнометаллическими, однако в этом случае не удавалось ввести в желаемые рамки цену. Поэтому требования к корпусу были смягчены, сейчас допускается использование не только металла, но композита (металл + пластик) или стекловолокна.
  4. В тонком корпусе пришлось поменять подход к установке компонентов (процессора, памяти и пр.) на материнской плате. Из-за недостатка места их не устанавливают в разъемы, а распаивают напрямую на материнской плате. Конечно, теряется возможность апгрейда, но для ноутбуков она и так была неактуальной. Зато плата получается более простой, более интегрированной и более тонкой, так что без проблем войдет в корпус.
  5. Важнейшим параметром для Intel является быстрое пробуждение системы (не дольше 5 секунд), что напрямую влияет на впечатления пользователя. Поэтому Intel стремится к тому, чтобы во всех ультрабуках стояли твердотельные накопители SSD. Они обеспечивают гораздо более высокую скорость, надежность и энергоэффективность, чем традиционные жесткие диски. Но и стоят существенно дороже. Поэтому на данный момент разрешен компромисс: можно использовать и SSD, и гибридные накопители, включающие и SSD небольшого объема, и традиционный жесткий диск. Хотя уместить жесткий диск в корпус ультрабука — очень большая проблема.
  6. Помимо удобства использования, ультрабуки будут иметь все новые технологии Intel, повышающие удобство и безопасность работы с ноутбуком (Wireless Display, передача зашифрованного легального видео, аппаратный антивирус, технология защиты при краже Intel Anti-theft, возможность оставаться подключенным к интернету в режиме сна и т. д.).
  7. В то же время в Intel считают (видимо, после истории с CULV), что ультрабук должен быть не только энергоэффективным, но и быстрым, не отставая по этому параметру от мейнстримовых ноутбуков. В первых ультрабуках используются версии Core i5 и Core i7 Sandy Bridge, работающие на пониженном напряжении питания. Но это временная мера. Основной упор будет делаться на Ivy Bridge, который сможет обеспечить и высокую скорость, и хорошую экономичность.
  8. В новой платформе другие требования к питанию. Из-за использования единого металлического или композитного корпуса пришлось отказаться от съемных батарей. Несъемная батарея ставится в ультрабуках внутрь корпуса. В принципе, целевой показатель для ультрабуков должен составлять около 6 часов автономной работы. Однако время автономной работы, по словам представителя российского офиса Intel, на данный момент не является приоритетом, т. к. «везде можно найти розетку». Поэтому 4-5 часов автономности должно вполне хватать. Скорее всего, и здесь Ivy Bridge сможет предоставить более выгодные условия, но его еще ждать и ждать…
  9. Intel, разработавшая требования к примерной характеристике платформ, указала и ценовые рамки. С учетом текущей ситуации на рынке и других факторов, Intel посчитала, что на старте цена ультрабуков в розницу должна составлять примерно 1000 долларов с падением к Новому году на уровень около 700 долл.
  10. Как уже упоминалось, Ultrabook — зарегистрированная торговая марка Intel. Компания будет координировать деятельность производителей по созданию и продвижению продуктов на рынок.
  11. Очевидно, что ультрабуки могут быть дешевыми и популярными только при условии массовости производства. Поэтому для продвижения ультрабуков создан специальный фонд Intel, в который направлено более 300 млн. долларов. Эти средства будут расходоваться на создание и внедрение технологий, продуктов и программных решений, которые используются в ультрабуках. В том числе для организации массового производства. Иначе говоря, например, с помощью этих денег можно создать оптимизированный SSD и начать устанавливать его в ультрабуки. При этом средства фонда не могут расходоваться на такие направления, как продвижение ультрабуков на рынок (маркетинг) или прямую поддержку производителей ультрабуков.
  12. В Intel не считают (по крайней мере, в лице российского представительства), что ультрабуки направлены на конкуренцию с продукцией Apple. Официально компания придерживается позиции, что Air — другие компьютеры с другой (своей) экосистемой. Их не стоит сравнивать с традиционными ноутбуками ни с точки зрения аудитории (они не пересекаются), ни с точки зрения сравнения цен.

Такова позиция российского офиса Intel относительно создания и продвижения Intel Ultrabook на рынок.

Как уже упоминалось, о платформе детально рассказывалось (включая демонстрацию продуктов) на IDF 2011, где был собственный корреспондент iXBT.com. Проект «Ультрабук» очень важен для Intel. Этой темы в своем выступлении коснулся даже президент компании, Пол Отеллини (Paul Otellini). Причем центральным элементом для него (в кои-то веки в Intel) стало удобство пользователя: он отметил, что ультрабук с его отзывчивостью дает новое, более полное удовольствие от компьютинга вообще. Странно, что в зависимость от столь мелкой технологии ставится такая глобальная вещь, как вся работа с компьютером.

Гораздо больше о новой платформе рассказал Мули Иден (Mooly Eden), вице-президент компании Intel, возглавляющий подразделение PC Client Group.

Рекомендую ознакомиться с отчетом по ссылке, который здесь дублироваться не будет. Помимо отмеченного там, меня заинтересовал, во-первых, слайд с платформами ODM. Значит ли это, что ультрабуки будут предлагаться не только в виде уникальных разработок ведущих мировых брендов, но и как «универсальные платформы», на которые можно лепить свой логотип? И будут ли это ультрабуки? В общем, интересный вопрос.

Во-вторых, в списке приоритетов явно указана работа от батарей, это условие на данный момент не выполняется. Видимо, оно включено «на будущее», т. е. ради будущих, более энергоэффективных платформ. Но не получится ли так, что впечатление будет составлено уже сейчас? В-третьих, Intel собирается использовать интерфейс Thunderbolt, и говорит об этом так, будто этот интерфейс уже завоевал широкую популярность. Видимо, это прямой ответ на невысказанный вопрос: «А почему в Macbook интерфейс Thunderbolt есть, а у вас нет?» Ведь сейчас интерфейс ходит в перспективных, но пока ничего интересного с практической точки зрения для него нет (собственно, поэтому его нет и в текущих моделях). Так что, видимо, в Intel неформально оглядываются на Macbook. Почему это плохо — обсудим ниже.

Здесь же хотелось бы еще кратко сказать о трех ключевых технологиях Intel, которые, по мнению производителя, позволят ультрабуку наиболее полно реализовать свой потенциал.

  • Rapid Start — позволяет выходить из гибернации за рекордно короткие сроки (до 5 секунд). Другими словами, ноутбук готов к работе практически сразу после открытия крышки. Причем речь идет о гибернации, когда информация сбрасывается на диск и потребление энергии падает практически до нуля, а не о режиме сна обычного ноутбука;
  • Smart Connect — даже в спящем режиме ультрабук остаётся подключённым к сети и может загружать файлы, получать почту и т. д. Технически это реализовано так: ноутбук уходит в режим гибернации и находится в нем. Потом он сам (!) просыпается через определенные промежутки времени, проверяет почту, тот же фейсбук… — и засыпает опять. Когда вы откроете крышку — все новые сообщения и статусы сразу доступны;
  • Smart Response — функция кэширования с помощью SSD, повышающая общую производительность системы. О ней мы уже говорили.

Эти технологии в первую очередь направлены на то, чтобы работать с ультрабуком было проще и удобнее, меньше терялось бы времени и т. д. Отзывчивость ультрабука на действия пользователя — важнейший элемент новой платформы.

Совсем кратко напомню, что в ультрабуках реализуется и целый ряд других фирменных технологий, которые устанавливаются сейчас в дорогие корпоративные модели. Так, благодаря приобретению McAfee, в ультрабуках будет реализована технология Deep Safe: защита от вирусов и вне операционной системы, с привлечением аппаратных ресурсов. Есть технология защиты от кражи, благодаря которой украденный ноутбук перестает работать. Ну и система Identity Protection — полезна, если поддерживается на стороне банков, например. На этих технологиях мы сейчас не будем останавливаться подробно, т. к. они не являются специфическими для ультрабуков, просто в них эти технологии тоже используются, повышая удобство работы с устройствами нового класса.

Будущее ультрабуков

Конечно, сейчас еще очень рано делать вообще какие-либо выводы относительно будущего ультрабуков. Компания Intel, по крайней мере в официальных выступлениях, настроена очень оптимистично. Например, по словам вице-президента Intel Шона Мэлоуни (Sean Maloney), к концу 2012 года ультрабуки будут занимать 40% рынка. Правда, это интригующее заявление было сделано на старте публичности проекта и, вполне вероятно, было направлено просто на привлечение интереса. Тем не менее, осталось чуть больше года до момента, когда цифру в 40% вполне могут припомнить. Ну а мы кратко поговорим о том, что ждет ультрабуки в будущем, ибо путь им предстоит долгий.

Сейчас все выходящие на рынок модели работают на текущей платформе Intel Sandy Bridge. Хотя уже на IDF 2011, 13 сентября, производители показывали рабочие образцы Ivy Bridge, Intel стоит на своем: новая платформа выйдет на рынок только через полгода, следующей весной. Ivy Bridge принесет очень много изменений: главное из которых — новый, более тонкий, техпроцесс 22 нм. Новая платформа должна иметь более высокую производительность и гораздо лучшую энергоэффективность. В ней будет и много других технологических улучшений, в частности новое графическое ядро с поддержкой DX11.

Впрочем, особенно оптимистичными представители Intel становится, когда речь заходит о Haswell, который появится на рынке еще позже, в 2013 году. Haswell — это вообще новое поколение, там все функции платформы должны быть интегрированы на одном кристалле. Это должна быть настоящая system-on-chip, но не копромиссно-мобильная (как, например, в приставках или других специализированных электронных устройствах), а полностью достаточная для нормальных вычислений.

Уже несколько раз хотелось мягко намекнуть Intel и другим производителям, что не стоит на презентации платформы сразу объявлять: «Через год будет платформа и лучше, и интереснее». Обычно из этого делают следующий вывод: «Современная платформа плохая и неинтересная». Не очень приятно покупать новый продукт, зная, что если бы потерпел три месяца, то купил бы что-то гораздо более интересное. Правда, чаще бывает, что маркетинг слишком раздул «будущие дивиденды», и вполне можно было покупать и текущий продукт, но осадочек-то останется.

Эти вопросы особенно остро встают, если представлен продукт, не реализующий всех задумок и даже всех ключевых особенностей платформы. А для их реализации предлагают подождать следующего поколения. По крайней мере, именно такое впечатление осталось у меня касательно энергоэффективности текущего поколения ультрабуков.

Если уж сравнивать, то Apple каждый раз презентует «лучшую платформу на сегодняшний день». И если через два дня у него в линейке появится что-то более современное, то девиз будет «Ребята, прошло целых два дня, и вот вам продукт еще лучше!». А не «Два дня назад мы выпустили что-то не очень хорошее, но уж теперь-то…». Отсюда и разница в ощущениях пользователей. Этот подход работал с продвинутыми пользователями, которые понимают темпы развития индустрии и осознают скорость выхода новых продуктов. А если Intel собирается продвигать продукт как «секси», то и ориентироваться придется на потребителей типа Гомера Симпсона с их лозунгом: «Как это сосиски жарятся всего за 45 секунд?! Ведь я хочу сейчаааас». И не стоит им сразу сообщать: «Ребята, платформа, которая нам нравится, будет в этих ноутбуках только через шесть месяцев».

Конечно, можно возразить, что потребитеть не смотрит трансляции с IDF. Но он читает репортажи тех, кто смотрит трансляции с IDF, а их смотрят не только профессиональные журналисты.

Уже сейчас мелькают предположения, в т. ч. и со стороны представителей Intel, что ультрабуки, вполне возможно, в будущем станут не просто традиционными ноутбуками. В некоторых моделях вполне может добавиться тачскрин, а некоторые и вовсе обзаведутся поворотным узлом, позволяющим им превращаться в планшеты. Пока это всего лишь голые предположения, но думаю, прототипы точно появятся.

В принципе, функциональность такого рода действительно может оказаться полезной: пользоваться тачскрином удобно и в повседневной деятельности, тем более что Windows 8 во многом будет ориентирована на работу пальцем. Но у ультрабука неизбежно возникнет ряд проблем. У тонких и легких ноутбуков всегда плохая развесовка, т. е. ультрабук может опрокидываться от тычка в экран. Во-вторых, слой тача — это дополнительный и толстый слой стекла над экраном. Производители уже жалуются, что с ним они не попадают в спецификации Intel по толщине. Наконец, наличие поворотного узла неизбежно сделает конструкцию существенно больше и массивнее.

Концепция Intel Ultrabook в реальной жизни

В этом разделе давайте обсудим, как концепция ультрабука видится не из Intel и его презентаций, а с других точек зрения. И начнем мы со слов… представителя Intel. Если верить Wall Street Journal (а не верить уважаемому изданию у нас нет оснований), то Грег Уэлч (Greg Welch), глава подразделения ультрабуков Intel, еще в августе рассказывал довольно интересные вещи.

Во-первых, позиционирование ультрабука: это ноутбук для тех, кто хотел бы иметь тонкий и легкий ноутбук, но кому не хочется связываться с MacBook Air. Заявление интересное хотя бы с той точки зрения, что явно указывает на определенную категорию пользователей (и довольно большую). Очень многие хотят иметь Air, но не хотят переходить на OS X. Действительно, освоить новую платформу гораздо сложнее, чем купить ноутбук. Если, конечно, ваши интересы не ограничиваются функциональностью Chrome OS (т. е. голым браузером с минимальным набором программ, типа калькулятора и блокнота). На Air довольно просто ставится Windows (по мне, так проще, чем на любой ноутбук), но и это не всем по плечу. Наконец, Macbook все-таки претендует на элитарность, т. е. многим может не нравиться дизайн и репутация бренда. Так что подход имеет право на жизнь. Минус его — в некоторой вторичности и аудитории, и позиционирования.

Тем не менее, что в ультрабуках хорошо — они изначально ориентируются на очень широкий круг покупателей. И этим покупателям они готовы дать большее удобство работы и переноски ноутбука.

Компания AMD, комментируя инициативу Intel, не считает, что необходимость в отдельном сегменте ультрабуков так уж назрела. Тем не менее, рынок все больше требует тонких и легких ноутбуков, и в этом плане компания поддерживает инициативу Intel и сама собирается работать на этом рынке.

Ну а мы давайте посмотрим на производителей ноутбуков. Ведь с поддержкой или без поддержки Intel, а выводить на рынок и продавать новые продукты придется именно им.

Начать с того, что производители после неудачного опыта с CULV не особенно радостно восприняли новую инициативу Intel. Тем более, что ультрабук ставит производителей в очень жесткие рамки, где сложно развернуться. Поэтому первоначальная реакция со стороны производителей была сдержанной. В итоге под знамена Intel встали Acer, ASUSTeK Computer, Lenovo, Toshiba, Samsung Electronics и Hewlett-Packard.

Sony пока не собирается выпускать ультрабуки — по крайней мере, до выхода следующего поколения платформы, Ivy Bridge. В принципе, эту компанию можно понять: немалую часть ее харизмы обеспечивают тонкие и легкие модели, такие как флагманская серия Z, вся суть которых состоит в том, что они чрезвычайно тонкие и легкие. Заиметь в собственном арсенале ультрабук — значит подорвать основы уникальности своих топовых линеек.

Dell также взяла паузу, как минимум до следующего CES (2012). Hewlett-Packard в настоящее время переосмысливает свою стратегию на рынке ПК вообще, т. е. компании явно не до ультрабуков. Таким образом, два лидирующих мировых вендора на данный момент не имеют в своем ассортименте готовых к выходу на рынок моделей. Впрочем, ситуация может исправиться: например, НР активно работает с ODM-компаниями и может выбрать одну из готовых платформ для продажи под своим брендом (тем более, что тачпад одной из моделей подозрительно похож на используемый в последних линейках НР). Либо эти производители сразу стартуют с нормальной платформы Ivy Bridge, не размениваясь на «промежуточные варианты».

Не очень понятна мне ситуация с Samsung. На IDF их модель была представлена, но в целом новостей о ней гораздо меньше, чем про конкурентов. Кстати говоря, у Samsung тоже есть тонкие и легкие модели, та же топовая Series 9, которые тоже во многом заимствуют идеологию и концепцию у Apple Macbook Air (в отношении Samsung такое заявление выглядит особенно… интересно). Так что для них ультрабук тоже в некоторой степени будет отказом от собственного лица в пользу массы общих продуктов. Вместо собственных уникальных и выделяющихся на рынке линеек — модель на универсальной платформе, не факт что более прибыльная (свои ноутбуки, пусть и нишевые, имеют хорошую маржу), но выходящая в очень конкурентный и забитый сектор похожих друг на друга ультрабуков, где придется бороться за каждую проданную машину.

Можно отметить еще MSI, пока решившую не участвовать в продвижении ультрабуков, и ведь у компании тоже есть своя тонкая и легкая модель, Х460, которая близка по характеристикам к ультрабукам, но обладает определенной самобытностью.

В результате, наибольший энтузиазм проявили четыре производителя: Acer, ASUS, Lenovo и Toshiba. Большинство моделей можно увидеть в фотогалерее с IDF.

Причем что касается сути ультрабуков и их позиционирования, в рядах даже самых активных производителей нет единства. И источником разброда тут скорее всего является сама Intel, до сих пор пытающаяся подобрать рыночную нишу под уже готовый продукт. Так, Acer вполне официально считает, что ультрабуки могут конкурировать с планшетами за долю рынка. Мол, с ультрабуком можно комфортно работать и как с планшетом, поэтому нет смысла дублировать устройства, гораздо удобнее иметь всю информацию и приложения в одном месте и не прыгать с платформы на платформу. А вот ASUS, например, наоборот, полагает, что это совершенно разные сегменты рынка, так что планшеты и ультрабуки не будут бороться за пользователей между собой. Планшеты гораздо слабее по скорости, у них другая ОС и другая функциональность. Зато они гораздо более портативны и удобны в работе «на ходу». Ультрабук же по характеристикам больше похож на MacBook Air, полагает ASUS.

Хотя изначально ультрабук рассматривался как довольно унифицированная платформа, позднее пришлось очень сильно смягчать требования. Производители не укладывались либо в требования к функциональности модели, либо в заявленную цену.

В результате ASUS и Lenovo попробовали максимально реализовать технические требования к платформе (благодаря чему их продукты очень близки по спецификациям к MacBook Air), но из-за этого далеко ушли даже от предложенной стартовой цены: по их собственным расчетам, она будет в районе 1200-1300 долл., что меньше, чем у Air сравнимой конфигурации, но существенно выше планки, рекомендуемой Intel. Производители осторожно заявляют, что по их мнению, есть надежда, что цена опустится до уровня в 1000 долл. к началу следующего года. Правда, неясно, для каких рынков.

В противоположность им, Acer традиционно сделал ставку на цену, максимально упростив и удешевив модель. Точнее, ультрабук Acer будет доступен в нескольких вариантах — как в удешевленном (с гибридным диском), так и с полноценным SSD. О ценах мы поговорим в соответствующем разделе.

Если смотреть на официальную информацию компаний, Acer и ASUS планируют отгружать по 200 000 ультрабуков в месяц (хотя в другой новости фигурирует цифра 100 000). Серьезная заявка! Впрочем, мне кажется, что при надлежащем продвижении (не факт, что оно будет в России) и налаженной логистике первый месяц-полтора, возможно, так и будет. Да и то, даже энтузиастам продать 600 000 систем при не самой низкой цене и при том, что эти системы изначально массовые, т. е. без специальных «изюминок»… В общем, в реальности этих прогнозов есть определенные сомнения, а вот в том, что потом спрос просядет, по крайней мере, на некоторое время, сомнений почти нет.

Ультрабук и Macbook Air

Я думаю, у очень многих, прочитавших первую часть статьи, возникли нехорошие подозрения, что где-то они уже слышали про концепцию тонкого и легкого ноутбука в металлическом корпусе и с современными технологиями? Да, наверняка слышали…

Речь идет, разумеется, о концепции Apple, воплощенной в линейке Macbook Air. Концепция эта появилась уже довольно давно. Вот, например, наш обзор первого MacBook Air, это май 2008 года. В свое время Air наделал немало шума и действительно привлек к себе внимание. Ирония ситуации заключается в том, что Air первого поколения использовал новую платформу, которая потом перешла в ноутбуки Intel и получила название CULV. C объяснения причин ее провала мы и начали нашу статью.

В дальнейшем Apple не отказалась от этой концепции, а продолжила ее совершенствовать. В последней реинкарнации, линейке второго поколения, Apple предложила для Air концепцию тонкого, легкого, но при этом производительного ноутбука (а слабая производительность первого Air была существенным фактором), уместив туда платформу Intel Core i5 с низким энергопотреблением. Сейчас даже этой платформы компании не хватает, и она настойчиво требует от Intel дальнейшего снижения энергопотребления. У MacBook Air есть очень много разных достоинств: тут и скорость, тут и технологичность, и много чего еще.

Но главными, на наш взгляд, являются удобство работы и харизма. В Air очень много крупных и мелких решений, благодаря которым складывается очень благоприятное впечатление от работы с ноутбуком. Это не какое-то одно крупное преимущество (типа тонкого корпуса), это именно совокупность большого количества решений в области удобства работы. Например, у Air металлический корпус. Он не боится падений, а благодаря клиновидной форме легко влезает в сумку. Клавиатура имеет подсветку, с ней можно работать в темноте. Благодаря SSD вам не приходится ждать при работе с системой. Даже такая мелочь, как возможность открыть крышку одной рукой, продумана и реализована идеально. Именно эта совокупность мелких черт и формирует положительные впечатления от работы с MacBook. Ноутбукам на платформе Intel, ни один из которых мне не удалось открыть одной рукой (они все поднимаются вслед за крышкой из-за усилия петель, кроме разве что четырехкилограммовых игровых моделей), предстоит пройти еще долгий путь до этого уровня эргономичности.

Огромная изначальная ошибка Intel со товарищи состоит в том, что доминируя на рынке и имея возможность формировать его, не оглядываясь ни на кого, они долгое время упорно игнорировали требования пользователей — доведя в итоге ситуацию до взрыва.

Взрывной спрос на iPad возник не просто так. На рынке очень давно существовала нужда в легком устройстве для потребления контента. И участники рынка, включая Intel и Microsoft, знали об этой потребности. Уже довольно давно была сформулирована концепция MID и требования пользователей к этому классу устройств. Но ее идеология сильно отличалась от традиционной идеологии настольных компьютеров, и никто из лидеров (ни Intel, ни Microsoft…) не захотел ею заниматься. Вместо того, чтобы самим работать под существующий спрос, они попытались заткнуть его уже существующими решениями, чтобы особо не напрягаться. Так что максимум, чего дождались пользователи — это неудобных, с маленькой автономностью, тяжелых планшетов на Atom и с Windows. И при этом весьма дорогих. Это издевательство над пользователем, а не рыночный продукт, если называть вещи своими именами. В результате, стоило появиться первому устройству, которое удовлетворяло требованиям пользователя по удобству работы, да еще и за разумную цену — его стали просто сметать с прилавков. И продолжают, между прочим, сметать до сих пор. Примерно та же ситуация и с Air. Если у MacBook Pro есть конкуренты, то у Air их почти нет, а если есть — то стоят они еще дороже (см. Sony и Samsung) и при этом еще и не факт, что лучше.

Есть еще следствие этой ошибки и одновременно вторая ошибка: продуктам Apple позволили стать массовыми при крайне небольшом количестве моделей. Apple сумела наладить долгосрочные производственные и логистические отношения, обеспечить стабильность производства и — как следствие — получить очень низкие цены. Если вы производите 5 миллионов штук одной модели в год, то у вас будут значительно более выгодные цены, чем если бы вы производили 500 000. С вами будут стремиться работать все, а с остальными — договариваться по остаточному принципу. Что в результате? Даже если суммарно ультрабуки будут продаваться на равных с Air, то каждый производитель будет производить и продавать в пять раз меньше своих продуктов. А раз так… раз так, то им будет трудновато достичь того же соотношения функциональности и цены.

Мнение: ультрабук — это Macbook Air, описанный другими словами.

При чтении спецификаций Ultrabook не оставляет мысль, что все перечисленное (жесткие требования к толщине корпуса, цельнометаллическая конструкция, несъемная батарея, обязательный SSD, жесткий баланс энергоэффективности и производительности, мгновенное пробуждение) — это та же концепция Air последнего поколения, только изложенная другими словами. Сейчас даже не скажешь, что речь идет о другой платформе, т. к. платформы у них будут одинаковые.

Второе, что бросается в глаза — большое количество компромиссов по сравнению с тем же Macbook Air. Корпус может быть металлическим, а может и не быть, SSD может стоять, а может и заменяться гибридным диском… Самый сложный вопрос с ценой. Intel действительно указывает ту планку, на которой ультрабуки станут интересными массовому покупателю и начнут активно раскупаться. Другое дело, что для того, чтобы достичь этой планки, надо хорошо потрудиться и много продать. А вот с этим пока (и не факт, что только пока) будут проблемы.

В целом же вообще возникают некоторые сомнения в успешности платформы, которая начинается с практически полного копирования уже существующего и активно продающегося конкурирующего решения. Все-таки надо больше смотреть на перспективу. У Ultrabook же перспектива состоит только в переходе на новую платформу, которого ждут, как манну небесную, ибо понятно, что на современной платформе ничего интересного не получится. Больше ничего действительно инновационного в ультрабуках нет.

Intel наверняка это чувствует, отсюда и мысли о внедрении тачскрина, функциональности планшета и пр. — это попытки придать платформе свое лицо. Сейчас класс ультрабуков еще только формируется, и у участников проекта нет четкого понимания, что это будут за устройства и какую нишу они займут. В принципе, это распространенная ситуация на рынке. Частенько устройство выпускается в виде «что получилось» в соответствии со смутными ощущениями конструкторов, что это могло бы быть интересно рынку — а дальше смотрят на реакцию и корректируют продукт в зависимости от мнения пользователя. Но это хорошо в неких пограничных, революционных сферах. В случае ультрабуков речь идет о вполне сформированных, насыщенных рынках, да еще и довольно вторичном продукте. И опять не удержусь от сравнения с Apple, где каждое устройство реализует определенную концепцию. Если эта концепция «не пошла» — устройство уходит, появляется новое. Если пошла — устройство развивается.

К тому же, этот туман относительно роли устройства и его позиционирования может сыграть с производителями злую шутку и способствовать провалу даже технологии с хорошим потенциалом. За примерами далеко ходить не надо: можно вспомнить как раз платформу CULV. Там тоже сначала хотели сделать «как Air», не сумели добиться массовости, после чего производители пошли «кто в лес кто по дрова», выпуская системы с противоречивыми характеристиками.

Впрочем, к теме сравнения ультрабуков с Macbook Air мы еще вернемся. У нас готовится небольшой материал, в котором мы сравним ультрабуки с некоторыми тонкими и легкими ноутбуками собственной разработки ряда производителей. Там и посмотрим, насколько они похожи между собой. Пока же хочу подчеркнуть, что на данном этапе концепция ультрабука выглядит немного искусственной и полной заимствований из другой платформы, которая успешна совсем не из-за этих заимствований.

В заключение я приведу цитату с англоязычного ресурса:

A great many things that fall into this latter category, which may very well spring from someone’s clever idea, but often end up in a marketing pitch meeting that goes something like this: “We’ve got a brand-new Product X here, now how are we going to convince people they actually want this thing?”

Удивительно, что на разных концах глобуса возникают схожие мысли: надо делать продукт под пользователей, а не воспитывать пользователей (еще и часто кнутом вместо пряника), чтобы они покупали то, что им предлагают.

Технические характеристики ультрабуков

Начиная описывать технические характеристики ультрабуков, сразу сталкиваешься с первым вопросом: а они вообще важны? Традиционно базой для позиционирования продуктов Intel и индустрии ПК в целом являлся уровень производительности (для ноутбуков — и функциональности), от которого уже строилась и цена. В то же время, для продуктов Apple технические характеристики традиционно считались «достаточными» — и мало кто предпочитал углубляться в детали.

Каков же в этом плане подход к ультрабукам? Либо это «секси»-устройство, тонкое и легкое, либо это «Мощный Core i7 в мобильном исполнении! Воспользуйтесь полной вычислительной мощью в дороге!» и все такое… И вообще, интересный вопрос: если во все ультрабуки будет устанавливаться всего одна модель процессора — это будет иметь какое-то значение или нет? Впрочем, нам в этом обзоре обойтись без описания технических характеристик платформы не удастся.

За процессор отвечает сама Intel. В случае ультрабуков производительность должна быть на хорошем современном уровне, поэтому для них используются пусть и энергоэффективные версии, но зато относящиеся к линейкам Core i5 и Core i7. Основные используемые на данный момент процессоры — Core i7-2677M и Core i5-2467M (7 на конце — видимо, знак энергоэффективности). В будущем, думаю, на рынок выйдут еще по 1-2 процессорам для каждой линейки, чтобы подогреть интерес, а дальше уже придет Ivy Bridge. Очень интересно, появятся ли в линейке процессоры Core i3. Изначально, как я понял, они не планировались, но вроде бы на недавней встрече с Intel звучало заявление, что в ультрабуках будут все модификации: i3, i5 и i7. Лично мне кажется, что Intel рассматривает как приоритет высокую производительность и будет давить на необходимость использования i5 и i7, а производители ноутбуков — выступать с требованиями дальнейшего удешевления платформы, в том числе за счет использования более слабого процессора. Посмотрим, кто из них победит и какая тактика возобладает: в пользу производительности или в пользу цены.

Процессоры, как уже упоминалось, будут впаяны в материнскую плату. Это, кстати говоря, обещает сложности не только с апгрейдом, но и вообще с диверсификацией моделей — для каждой придется делать свою отдельную плату с напаянными компонентами. В этой связи стоит вспомнить еще об одной технологии Intel, которая вполне может не понравиться пользователям: это технология платной разблокировки некоторых возможностей процессора. В частности, она описана в обзоре на нашем сайте, и, разумеется, соответствующую информацию можно найти на официальных сайтах Intel (1, 2).

Смысл технологии состоит в том, что изначально вы покупаете ноутбук с процессором, в котором часть функциональности заблокирована. И потом можете, заплатив определенную сумму денег, эту функциональность расширить. Речь может идти об активации Hyper-Threading, о включении дополнительного объема кэша или об увеличении рабочих частот процессора. Аппаратно процессор останется прежним, но его возможности будут зависеть от прошитой микропрограммы.

В теории внедрение этой технологии несет в себе немало преимуществ как для Intel, так и для производителей. В первую очередь, существенно упрощается производство, а также просто в громадной степени упрощается логистика. Ведь разом можно устранить всю возню с сортировкой процессоров по моделям (ну, не полностью, конечно, тестирование никто не отменял). В идеале, получится вообще шикарно: одна модель ноутбука с одной конфигурацией, а уже сам пользователь решает, нужна ли ему дополнительная производительность или можно сэкономить, оставив процессор на базовом уровне. Кстати, разблокировку же может производить и сам производитель, самостоятельно вводя дифференциацию моделей по уровню производительности.

Наверняка будут и сложности. В первую очередь — технического плана. Во-первых, сейчас процессоры проходят тестирование, по результатам которого и решается, на каких частотах они будут работать. В некоторой степени проблему решает Turbo Boost, но не полностью. Во-вторых, есть тонкий момент: производительность зависит от системы охлаждения (от которой зависит температура, от которой зависит работа Turbo Boost). Раз так, то уровень производительности и ее прирост могут быть разными (или прироста может не быть вообще), что вызовет законное недовольство пользователей. Кстати, например, при увеличенной на 500 МГц частоте сильно поменяется тепловой режим ультрабука, что тоже может не понравиться пользователю. Эти проблемы возникнут при любом существенном изменении параметров работы. А если рост будет несущественным, то возникнет резонный вопрос, а нужно ли оно вообще?

Вторая проблема — организационного плана: в этом случае производители вполне могут лишиться своей законной наценки за эксклюзивно высокий уровень производительности. Более того, весьма вероятна ситуация, когда эта наценка переползет напрямую в карман Intel. Правда, цены на топовые версии процессоров и сейчас выше, но тем не менее. В общем, этот вопрос еще нуждается в уточнении.

Ну и мне кажется, что эта мера вызовет непонимание у некоторых пользователей. Все-таки мы еще привыкли мыслить категориями материального мира, где предмет стоит дороже в рознице потому, что он дороже в производстве. Например, на данный момент считается, что процессор Core i7-2820QM проходит более жесткий отбор по сравнению с Core i7-2630QM, и не все процессоры смогут работать на частотах модели 2820QM. Поэтому он и стоит дороже. Как пользователь будет оценивать ситуацию, если он знает, что у него в системе стоит хороший рабочий 2820QM, но Intel специально заблокировал его до уровня 2630QM, чтобы взять второй раз денег за обратную разблокировку — сложный вопрос. В общем, рекомендую прочитать статью, ссылку на которую мы уже давали, и ее обсуждение.

А вообще, интересно, как это будет выглядеть на практике. Можно ли будет вернуть деньги, если процессор не может работать на «новой» частоте? Будет ли черный рынок «кодов разблокировки»? (Хотя там все шифруется по AES. Но кто знает, кто знает…) Можно ли предусмотреть турбо-кнопку «Производительность Core i7 на 2 часа!» за, например, 50 центов?

На этом заканчиваем с процессорами и переходим к другим компонентам системы.

Все ультрабуки на сегодняшний момент имеют «минимальный стандарт»: 4 ГБ оперативной памяти. Память распаяна на плате без возможности замены или апгрейда. На текущий момент и ближайшее будущее такой объем, думаю, является оптимальным для потребительской системы.

Интересна ситуация с подсистемой хранения данных. В MacBook Air всегда ставится накопитель SSD. Изначально и в ультрабуках хотели сделать «не хуже», тем более что SSD дает ряд весомых преимуществ: очень высокую скорость работы, надежность, устойчивость к падениям и вибрациям и т. д. Однако из-за проблем с ценой не получилось. В результате Intel уже на этом этапе пришлось идти на компромиссы, разрешив для удешевления конструкции устанавливать гибридные системы, включающие как SSD небольшой емкости, так и жесткие диски (официальное подтверждение). Пока, насколько я вижу, этой возможностью воспользовался только Acer, в младших моделях S3 используются гибридные накопители. ASUS и Lenovo в своих моделях установили SSD, но у них и цена получилась выше. ASUS вообще сомневается в технической целесообразности установки жесткого диска в столь тонкий корпус, и небезосновательно.

На данный момент Intel регламентирует только толщину ультрабуков: она должна быть 2,1 см или меньше. Кроме того, регламентируется масса ультрабука: до 1,5 кг, чем меньше, тем лучше. Ограничений по размеру экрана нет, хотя это, на мой взгляд, не оправдано. На данный момент корпуса всех ультрабуков сведены к «макбуковскому» стандарту: под экран 13,3 и 11,6 дюйма. Но Acer уже успела отметиться анонсом 15-дюймового ультрабука в пластиковом корпусе, т. е. компания упорно хочет наступить на те же грабли, что и в случае с CULV. Теоретически стремление понятно: сегмент 15-дюймовых ноутбуков гораздо больше, чем 13-дюймовых, хочется заработать и там. Но думаю, если тенденция станет массовой, то закончится все так же, как и с CULV.

Еще один довольно противоречивый пункт — батарея. Дело в том, что в ультрабуках должен использоваться единый корпус и, соответственно, несъемная батарея. По мнению Intel, это вполне нормально. Пока батарея износится, весь ультрабук уже устареет, и его можно будет нести на свалку. Не знаю, какого качества батареи в ультрабуках, но, например, в Lenovo Thinkpad T60 (не последний по качеству корпоративный ноутбук) батареи у меня регулярно умирали спустя 13-15 месяцев, т. е. за 4,5 года эксплуатации я поменял 3 батареи, и последняя уже тоже не в лучшем состоянии. В ASUS домашних серий это происходит иногда за 10 месяцев. Хотя в Sony Z батарея вроде бы отработала три года и пока не собирается отдавать концы. Кроме того, надо помнить, что в ультрабуки устанавливается батарея Li-Pol, которую холод безвозвратно выводит из строя. Выкидывать ультрабук каждый раз после того, как забыл его зимой в машине — как-то, по-моему, перебор.

По емкости батареи ультрабуков ничем не отличаются от средних данных по рынку и уступают батареям ноутбуков, ориентированных на длительное время автономной работы. Учитывая более экономичную начинку (экран, энергоэффективный процессор, SSD), время автономной работы современных ультрабуков должно быть немного получше, чем у аналогичных ноутбуков, но уж точно не выдающееся. Российский Intel считает, что это не проблема до тех пор, пока рядом есть розетка. При этом забывая, что это не проблема, если рядом еще есть БП от ультрабука, который сам по себе большой, неудобный и немало весит. Так, фактически, необходимость брать с собой блок питания сводит на нет все преимущества тонкого корпуса ультрабука. Согласитесь, одно дело — выйти из дома с тонким легким ноутбуком размером с папку для бумаг и другое — тащить еще и двухметровые толстые провода (а тонкие провода без заземления в России, как и в Европе, запрещены по соображениям безопасности) и блок питания, который и положить-то некуда. А весит это все дело около 450 граммов — т. е. практически половину от веса всего ультрабука.

В среднем современный ультрабук должен работать от батарей «до 7 часов». В реальной жизни в самом экономичном режиме, думаю, это время не превысит пять с половиной — шесть часов. Под нагрузкой либо при серфинге интернета через Wi-Fi — отнимите еще час. Многое зависит от емкости батареи, но при покупке именно на емкость мало кто смотрит, а цифры автономной работы можно написать любые. В то же время, больше емкость — больше масса, а вот на эту цифру уже в магазине посмотрят. Да и стоят емкие батареи больше. Так что «невидимая рука рынка» призывает ставить батареи похуже, а там разберемся.

В результате можно сделать вывод, что хотя некоторые характеристики и остаются на усмотрение производителя ультрабука, но в целом у них не так уж и много пространства для маневра. Количество и расположение портов расширения (ставить или не ставить USB 3.0, нужен ли HDMI и т. д.), цвет корпуса (Lenovo, например, обещает выпустить ограниченным тиражом оранжевый ультрабук), клавиатура… вот, наверное, и все.

Напоследок кратко пробежимся по выпущенным моделям со ссылками в новостях.

Из них в России уже появился Acer Aspire S3. Чуть позже должна выйти на рынок модель ASUS. Ну и раз так, а уж тем более — раз Acer S3 появился в России, давайте рассмотрим отдельно очень интересный момент, о котором мы уже несколько раз говорили вскользь…

Цена ультрабуков

Пожалуй, самый большой и самый больной вопрос. Ибо ультрабук планируется как красивый, стильный — но все-таки массовый ноутбук. Производитель должен получать прибыль от большого объема производства и продаж, а не на наценке с единичного экземпляра, как делается в случае уникальных нишевых «тонких и легких» ноутбуков. И здесь мы сталкиваемся с особенностями массового рынка.

Для массовых продуктов есть некоторые объективные законы. Самый главный: чем устройство дешевле, тем более оно массовое, тем больше (в штуках) продажи. А чем больше продажи, тем ниже цена производства, логистики и пр. Но тем больше приходится экономить на материалах, компонентах и технологиях, тем ниже прибыль производителя с одной штуки. Конечно, в дорогом устройстве можно сделать много интересного, но и покупать его будут меньше — потому что дорого.

Во-вторых, в ценообразовании на ультрабуки есть очень важный субъективный аспект: MacBook Air. Он в любом случае стоит больше 1000 долларов, что поднимает его над массовым сегментом.

В России MacBook Air стоит совершенно сумасшедших денег: цену, видимо, ставили так, чтобы продав один ноутбук, отбить содержание магазина на следующий месяц и дальше уже сидеть спокойно. Это, конечно, шутка, но она иллюстрирует проблему. Поскольку MacBook Air стоит больше 1000 долл., для России это уже дорогая модель, которая может рассчитывать только на очень ограниченный спрос. Причем покупать будут в значительной части богатые покупатели, для которых уже непринципиально, заплатить ли 1300 или 2300 — лишь бы устройство нравилось. Поэтому скорее цену поставят повыше, чтобы гарантированно отбить затраты даже при небольших продажах. В то же время, в США Air стоит отнюдь не так дорого: 1000-1300 долл., и лишь «флагманская модель» с 256 ГБ SSD стоит 1600. Это создает серьезный прессинг по цене на мировом рынке. Причем даже если речь не идет о прямом выборе при покупке между Air и ультрабуком, их все равно будут сравнивать по функциональности и цене. И в этом сравнении на данный момент ультрабуки проигрывают.

В общем, получается следующая ситуация: исходя из характеристик, функциональности и пр., ультрабук должен стоить дешевле, чем MacBook Air, аналогом которого он является. Впрочем, даже если бы Air не было, он все рано должен стоить не очень дорого, чтобы обеспечить массовый спрос.

И все бы хорошо, но компоненты и производство стоят определенных денег… Поэтому как бы Intel ни хотела установить планку цены в районе 700 долл., это невозможно по объективным соображениям. Так что сейчас, на старте, рекомендованная цена составляет гораздо больше, 1000 долларов. Это уже немало, но, как мы видим, и в эту планку производители уместиться не смогли. По первоначальным прикидкам, ультрабуки вообще не получалось сделать дешевле Air даже при том условии, что в них существенно экономили на компонентах. Intel в ответ привела собственные расчеты, в которых утверждалось, что компоненты будут стоить от 500 до 700 долл. Это только компоненты! Параллельно производители стали требовать от Intel снижения цены на платформу на 50% и, по крайней мере на начальном этапе, прямого субсидирования продаж для повышения интереса к платформе и массовости продаж. По слухам, удалось добиться только снижения на 20%, официально Intel отказалась субсидировать продажи или производителей (хотя что там неофициально происходит — неизвестно). В то же время Intel, отказавшись снижать цены, обещала помогать производителям по другим направлениям, что и делается благодаря созданному фонду в 300 млн. долларов.

В конце концов стороны вроде бы договорились, хотя со стороны OEM-производителей до сих пор слышатся жалобы, что с ультрабука производитель платформы зарабатывает совсем немного. Ведь для ультрабуков приходится использовать тонкие компоненты, которые стоят дороже. Из-за более высоких цен на каждом этапе к концу сборки набегает внушительная сумма. Причем есть мнение, что для MacBook Air такого заработка могло бы быть достаточно, ибо там совсем другой масштаб и сроки производства.

В результате сложных и длительных переговоров в Intel вынуждены были, во-первых, ослабить требования к технической составляющей (речь идет о разрешении использовать гибридные диски вместо SSD и об отказе от обязательного наличия металлического корпуса). Во-вторых, компания взяла на себя дополнительные обязательства по продвижению концепции ультрабука на рынок — создав специальный «трехсотмиллионный» фонд, направленный как раз на развитие технологий и производства компонентов для ультрабуков, чтобы производители договаривались не поодиночке и сразу бы обеспечивалось необходимое массовое производство.

И при всем при этом ASUS только надеется (!), что цену удастся опустить только до 1000 долларов только к следующему году и только с выходом Ivy Bridge.

На текущий момент точно известны цены лишь двух производителей — Acer и ASUS. Традиционно, в линейке Acer есть максимально удешевленные модели. Это позволяет производителям рапортовать о рекордно низкой цене на ультрабук: в США S3 начинается от 900 долларов, в Европе — от 800 евро.

Более дорогие ультрабуки ASUS в США стоят от 1000 долл. за UX21 (11-дюймовая модель) и от 1200 долл. за UX31 (13-дюймовая). Для примера, цены на ASUS UX21 во Франции должны начинаться от 799 евро (11-дюймовый Air там стоит 949), а на UX31 — от 1000 евро (Air — 1249 и 1499 евро).

Интереснее всего Acer, т. к. для него объявлены уже и российские цены. Тем более, российские покупатели наверняка оценят усилия по максимальному удешевлению модели.

Расценки и спецификации моделей Aspire S3:

S3 Pre-Order
Цена
LX.RSE02.095 S3-951-2634G24iss Core i7 2637M Intel HD Graphics 3000 4 ГБ RAM SSD 240 ГБ BT 4.0
54 990
LX.RSE02.030 S3-951-2464G24iss Core i5 2467M Intel HD Graphics 3000 4 ГБ RAM SSD 240 ГБ BT 4.0
46 990
LX.RSF02.169 S3-951-2634G52iss Core i7 2637M Intel HD Graphics 3000 4 ГБ RAM HDD 500 ГБ BT 4.0
40 990
LX.RSF02.011 S3-951-2464G34iss Core i5 2467M Intel HD Graphics 3000 4 ГБ RAM HDD 320 ГБ BT 4.0
31 990

Старшая модель, как мне кажется, с такой ценой не тянет даже на «нишевую», ибо стоит очень дорого, а предложить чего-то уникального не в состоянии. Если другие ультрабуки будут стоить примерно столько же, то перспективы их для российского рынка становятся воистину туманными. Кстати, и с ценами Macbook Air уже нет такой большой разницы.

Впрочем, отрешимся от Air, и вместо этого давайте сравним Acer Aspire S3 с другой популярной (и удачной, на мой взгляд) линейкой Acer, TimelineX — 3830T или TG. На данный момент сравнение выглядит явно не в пользу S3. TimelineX в версии с Core i5-2410, интегрированной графикой и диском 500 ГБ стоит в среднем 25-30 тысяч рублей. Если добавить неплохую внешнюю NVIDIA 540M, то где-то на 4 тысячи дороже. Он на полкило тяжелее и на сантиметр толще (при том, что в нем нет оптического привода), зато батарея в нем будет работать на полтора-два часа больше (а это уже практически 8-часовой рабочий день от батареи). При этом TimelineX — вовсе не дешевая модель, у нее не только хорошая начинка, но и симпатичный крепкий корпус.

В общем, приходится согласиться с Intel: компания не зря указывала и требовала заявленную цену. При текущих ценах ультрабуки получаются непропорционально дорогими и могут рассчитывать лишь на ограниченный спрос среди энтузиастов и богатых пользователей, которым ультрабук просто понравился. Но этого недостаточно для массовой популярности. Так что ждем снижения цены.

Мнение: Intel может обрушить собственный рынок?

Сейчас ноутбуки вслед за ПК все глубже проваливаются в страшный для производителей сегмент лоу-энд. На рынке присутствует уже очень большое количество моделей практически всех производителей с ценой 17-20 тысяч рублей. При этом функциональность таких моделей является достаточной для обычных нетребовательных пользователей. Которых на рынке большинство, и которые во многом и обеспечивают рост этого рынка.

Поскольку им от ноутбука необходимы лишь самые базовые вещи, которые гарантированно есть в любом ноутбуке, то всё, чем их могут заинтересовать производители — это снижение цен. Но ценовые войны еще никого до добра не доводили — в первую очередь, тех же самых производителей. Ведь при таких войнах обороты быстро растут, а вот прибыль, наоборот, падает, и малейшее сотрясение рынка приводит к громадным убыткам вплоть до выхода из бизнеса.

При этом большинство производителей не могут отказаться от сегмента дешевых моделей в силу разных причин. Это массовый сегмент, присутствие в нем необходимо для поддержания ассортимента, влияет на имидж, позволяет набрать нужные объемы закупки комплектующих, обеспечивает работу канала и много-много других причин. Чтобы отказаться от него, нужно иметь очень хорошую и устойчивую возможность зарабатывать на других, более прибыльных участках, серьезную репутацию и харизму. Как, например, одна компания с яблоком в логотипе. Даже Sony, кстати говоря, не может себе позволить уйти из дешевого сегмента, хотя у нее он находится в довольно неразвитом состоянии.

В этих условиях производители вынуждены активно заниматься поисками возможностей заработать на других сегментах рынка, апеллируя к другим группам покупателей. Что это за группы? Во-первых, это богатые покупатели, которым неважно, сколько платить, главное — чтобы вещь нравилась. Вторая, тесно примыкающая к ним группа — «понторезы», для которых главное — эти самые «понты», т. е. ноутбук выбирается исходя из мнения о нем в тусовке. Третья — «разбирающиеся», т. е. покупатели, которые хотели бы иметь интересную и широкую функциональность и которые руководствуются при выборе соотношением совокупности характеристик к цене. Четвертая — покупающие ноутбуки по наводке предыдущей группы и часто покупающие не то, что нужно им, а то, что купили бы третьи. Пятая категория — пользователи, которым необходима специфическая функциональность и которые готовы (либо вынуждены) платить за нее отдельно (как правило, аудитория нишевых моделей). Привлечь их можно, например, сознательно ухудшив эти параметры у «дешевых» моделей.

Если обратите внимание, сейчас производители довольно активно отделяют дешевые модели от среднего сегмента, устанавливая в более дорогие ноутбуки производительные внешние графические решения. Переключаемая графика снизила ущерб автономной работе, наносимый внешним решением, так что сейчас можно совместить и высокую производительность, и высокую автономность, что сняло часть проблем. И при этом можно брать дополнительные деньги за новую функциональность.

Особняком стоят корпоративные модели. В последние годы ситуация с ними стала более сложной и многогранной, так как сам по себе этот рынок разделился на два. Во-первых, есть элитные модели корпоративного сегмента: дорого стоят, но обладают высокой надежностью, функциональностью и пр. Ориентированы на топ-менеджеров и активных дорогостоящих сотрудников крупных международных фирм (т. е. очень платежеспособных клиентов). Часто в виде бонуса рассматриваются и самостоятельно работающие преуспевающие индивиды. Во-вторых, есть рабочие модели — так называемых профессиональных серий. Это простые и недорогие рабочие лошадки. Очень часто доходит до того, что это те же недорогие универсальные домашние ноутбуки, просто в другом корпусе (например, черный вместо серебра) и с матовой, а не глянцевой матрицей — ну и, возможно, с парой специфических утилит в комплекте поставки. Многие производители считают, что этого достаточно, чтобы перевести модель в бизнес-сегмент. Хотя и оговариваются, что модель ориентирована на простых работников либо на малый и средний бизнес (где денег гораздо меньше). И если первый сегмент и сейчас приносит неплохие прибыли (хотя в него очень сложно попасть и там очень велика цена ошибки), то второй постепенно скатывается туда же, куда и домашние модели.

На современном этапе самым массовым является является сегмент домашних универсальных моделей с диагональю в районе 15 дюймов. Именно этих моделей продается больше всего, именно здесь самая жесткая конкуренция и ниже всего прибыли. Подавляющее большинство сверхдешевых моделей обитают именно здесь.

Сектор «тонких и легких» до недавнего времени отличался довольно небольшим объемом продаж, был относительно малонаселенным, а тонкие и легкие ноутбуки традиционно позиционировались для активных пользователей и стоили немало — мол, если пользователь активный, то понимает, за что платит, а значит, заплатит немножко больше.

Сегмент маленьких портативных ноутбуков был почти полностью выбит с рынка нетбуками (остались только самые дорогие имиджевые), впрочем, сейчас и сами нетбуки постепенно скатываются вниз: в их собственном секторе застой (не в последнюю, и даже можно сказать — в первую, очередь из-за политики Intel), и к тому же их вовсю поджимают более удобные и мобильные планшеты. Зато до недавнего времени очень успешно развивался сегмент широкоформатных 13-дюймовых ноутбуков: они, с одной стороны, еще вполне портативны, а с другой — уже позволяют устанавливать мощную начинку и хорошие батареи, т. е. такие ноутбуки производительны и допускают универсальное использование в т. ч. и дома, и на рабочем месте, и в поездках.

Ультрабук должен решить для пользователя несколько задач:

  • Сделать ноутбук простым и очень удобным в повседневном использовании. Чтобы он соответствовал требованиям большинства пользователей как по производительности, так и по портативности. В общем, ноутбук, который всегда с тобой и с которым не хочется расставаться. Сейчас эта попытка будет смотреться особенно забавно, т. к. Intel, во-первых, сама зарубила сегмент нетбуков в тот момент, когда у неё на руках были все козыри, потом сдала его MacBook Air, вместе с партнерами провалив всю эпопею с CULV, а на закуску отдала туда же весь рынок планшетов и операционных систем к ним. Аналогично и с MeeGo, которая имела хоть какую-то оригинальность и перспективы (если бы ею нормально занимались, а не спихивали друг на друга вопросы разработки и продвижения на рынок), но после того, как в систему вбухали много денег и она только-только начала потихоньку выходить на рынок — ее убили.
  • Сделать «тонкий и легкий» ноутбук массовым продуктом. Ключ, по мнению Intel — цена, но не просто цена, а цена/функциональность. К сожалению, определяя цену и функциональность, Intel смотрит не на рынок, а на MacBook Air и его достижения, упуская из вида главное. Если Air успешен с одним портом USB, это не значит, что секрет успеха состоит в установке лишь одного порта USB (да-да, мы про тонкий корпус). Нужно не идти в кильватере чужих удачных идей, а самостоятельно анализировать рынок и создавать продукты, которые будут пользоваться спросом сами по себе. Чем быстрее Intel это поймет, тем лучше.

Давайте на минуту представим, что Intel удалось осуществить задуманное, и ультрабуки стали действительно успешным и массовым сегментом рынка ноутбуков в целом. На мой взгляд (это личное мнение), попытка сделать из ультрабуков массовый продукт приведет к серьезным изменениям на рынке в целом, и не факт, что положительным.

Во-первых, упадет маржа для всех участников процесса производства и продаж ультрабуков, кроме Intel. В существующих условиях, даже если продажи будут большими, это не значит, что большими будут прибыли. Выше в статье есть ссылка на жалобы контрактных производителей ультрабуков, что прибыль с каждого экземпляра составляет очень небольшие деньги, порядка 5-10 долларов. Есть мнение, что прибыль самих брендов, которые будут их продавать, тоже будет невысокой. Почему?

С текущим уровнем регламентации платформы ультрабуки очень близки друг к другу технически и по многим внешним характеристикам. Тем более, что разница в технических характеристиках для многих пользователей будет несущественна, а некоторые различия будут чисто маркетинговыми. Например, можно написать, что ультрабук Х — лидер по весу. Но в реальности выигрыш в весе будет 10 граммов, ну, может, 20 — это существенно?

Так вот, в условиях по большей части фиксированных характеристик у производителей останется очень немного возможностей конкурировать, так что основным способом продать побольше станет цена. А про прибыли в условиях ценовых войн мы только что говорили. Причем вряд ли получится так, что товар станет массовым при стартовой цене, стоимость комплектующих упадет, а стоимость в рознице — нет, и можно будет сохранить приемлемую маржу. Скорее всего, розничные цены будут точно следовать тенденции падения цен на комплектующие, и производители будут думать, как бы увеличить объемы, оставляя себе лишь минимально необходимый уровень дохода.

И вот тут мы выходим на еще одну интересную особенность: в случае успеха ультрабуки способны подрубить рынок. Причем, как мне кажется, на рынок планшетов они вряд ли повлияют вообще, т. к. это разные устройства, используемые в разных условиях и для разных целей. Также я считаю, что влияние на продажи Macbook Air будет не очень большим. Таким образом, наибольшее негативное влияние ультрабуки окажут на рынок конкурирующих ноутбуков. То, что называется «каннибализмом устройств». Потребители, покупающие ультрабук, купят его вместо какого-то другого ноутбука на той же платформе Intel и Windows.

Еще хуже получится, если ультрабуки, не дай бог, зададут общую планку цена/качество для рынка в целом. Ведь если они станут действительно массовыми, и цена на них опустится до нормального уровня, то они могут стать точкой отсчета в своем сегменте. Т. е. пользователи будут сравнивать функциональность, размеры и вес других моделей относительно ультрабуков и решать — стоит ли выбрать, например, более мощную конфигурацию или лучше иметь тонкий и легкий ультрабук.

При этом стоит помнить, что Intel будет очень активно бороться за снижение цен на комплектующие для платформы ультрабуков: за счет участия в переговорах, за счет субсидий из своего фонда, за счет увеличения объемов, общих на всех производителей, за счет специальных условий и т. д. Но ведь в отношении всех остальных сегментов такой поддержки не будет. Так что при прочих равных цена на ультрабуки даже с учетом специфических требований по комплектующим может оказаться заметно ниже, чем цены на аналогичные ноутбуки.

В такой ситуации проиграют производители, но не Intel, ибо у той-то поставки будут расти. В результате, в самом пиковом случае (до него дело вряд ли дойдет, но он хорошо подходит для иллюстрации) мы получим ситуацию, примерно похожую на рынок Mac: пара унифицированных линеек с очень небольшим количеством моделей, которые примерно покрывают потребности интересных компании групп пользователей. Но при этом на рынке ультрабуков компаний будет несколько!

В общем, производители ультрабуков могут попасть в ту же неприятную ситуацию, что и производители планшетов. У них, при их стоимости компонентов и объемах производства, получалась определенная цена, с которой они хотели бы выйти на рынок. Но эта цена получалась выше цены iPad при том, что iPad по качеству корпуса и удобству работы (включая свою ОС) оказывался еще и лучше. В результате производители «андроидных» планшетов вынуждены всячески ужиматься, да еще и жестко конкурировать между собой там, где Apple экономит на масштабах, получает неплохую прибыль и вообще хорошо себя чувствует.

Конечно, в реальной жизни все отнюдь не так мрачно. Во-первых, описанная ситуация — это, скажем так, поэтическое преувеличение, очень маловероятно, что она сложится на рынке в чистом виде. Однако вполне возможно, что именно такой станет основная тенденция на рынке в случае успеха ультрабуков.

Во-вторых, если вспомнить то же продвижение на рынок Intel Centrino, то там рынок освободился на следующей ступени развития и продолжает развиваться.

Наконец, в-третьих, для того, чтобы описанная ситуация стала хоть сколько-нибудь близка к реальности, ультрабуки должны стать не просто успешными, они должны стать одним из самых массовых и самых интересных сегментов рынка ноутбуков. Да, у Intel и у производителей есть такие планы. Но в их успешности есть некоторые сомнения. Все-таки даже Macbook Air не стал слишком уж массовым и все-таки цена будет играть в продвижении очень важную роль. А на данный момент мы видим, что с ценами у новой категории ноутбуков не очень складывается: ультрабуки получились дорогие, и единственное, чем они могут оправдать эту дороговизну — размеры, вес и «секси»-внешний вид. Достаточно ли этого? Для меня нет, а в остальном — решать вам, дорогие читатели.

Рыночные перспективы ультрабуков

Итак, собрав и обобщив доступную информацию, стоит остановиться и задуматься: и что из этого следует?

Инициатива Intel является во многом уникальной для современного рынка. Наверное, впервые компания собирает под свои знамена производителей, чтобы продвинуть на рынок не платформу, а новый подкласс ноутбуков, причем с жестко зафиксированными спецификациями. Мне кажется, что в результате именно Intel придется брать на себя бремя принятия стратегических решений, т. к. при попытке их обсуждения можно просто утонуть в дискуссиях. Однако недостаточно взять на себя только принятие решений: Intel придется взять на себя и ответственность за рыночную судьбу ультрабуков. В этой связи мне не верится, что нет никаких материальных договоренностей с производителями, ведь иначе им придется отвечать своими деньгами за решения, принятые Intel.

Уже сейчас видно, что на пути к созданию массового сегмента ноутбуков компанию ждет много сложностей. Значительную их часть мы показали выше, но и это еще не все. Инициатива по выведению на рынок ультрабуков может серьезно изменить и отношения между производителями, и рынок в целом.

Во-первых, для ультрабуков заданы довольно жесткие требования к характеристикам платформы и введен не менее жесткий контроль, сковывающие свободу маневра производителей ноутбуков. Но при этом никуда не девается конкуренция между ними, а большинство компонентов поставляется из одних и тех же источников. В таких условиях всё, что остается — либо конкурировать по функциональности (что в случае ультрабуков не очень актуально) и внешнему виду, либо предлагать цену интереснее, чем у конкурентов…

Для примера можно обратиться к относительно недавней истории развития нетбуков. Когда все производители вышли на рынок с технически одинаковыми устройствами «а-ля ЕЕЕ РС», то у них (ну, кроме Sony) остался практически единственный путь повышения привлекательности — это ценовая конкуренция. Но ценовые войны очень быстро съели всю прибыль, сделав выпуск нетбуков во многом бессмысленным: зачем столько работать, если ничего не зарабатываешь? Эту тенденцию первой уловила именно компания ASUS, которая отказалась от ценовой конкуренции и начала наращивать функциональность под девизом «Да, у нас нетбуки дороже, но вы и получаете больше». Остальные производители ухватились за эту возможность. В результате нетбуки стремительно «нарастили мускулы», обзавелись более удобным в работе 12-дюймовым экраном и, незначительно подорожав, сходу врезались в нишу 12-дюймовых ноутбуков и разрушили ее подчистую. Однако тут «встала на дыбы» Intel и резко ограничила допустимую функциональность нетбуков так, чтобы они не мешали продажам более прибыльных устройств. В результате чего нетбуки покатились вниз и практически без боя сдали рынок появившемуся iPad (в третьем квартале 2011 года планшеты уже обошли нетбуки по объему продаж). Что с ними будет происходить в ближайшей перспективе — не совсем понятно. Ибо ультрабуки, особенно с 11-дюймовыми экранами, вполне могли бы полностью заменить их, но не за нынешние деньги.

Во-вторых, ультрабуки выходят не на пустой рынок со сформированным спросом, как было с теми же нетбуками (да и то, в начале их спозиционировали неправильно и с технической, и с маркетинговой точки зрения). Поэтому успешность ультрабуков может быть достигнута только при условии «падения» других категорий ноутбуков. И в этой связи возникает вопрос: а какие именно ниши будут затронуты этим процессом? Ведь при текущем сочетании функциональности и цены есть немаленькая вероятность, что конкурировать ультрабуки будут вовсе не с MacBook Air. Жесткая конкуренция пойдет с тонкими и легкими ноутбуками, имеющимися в арсенале каждого производителя — ибо теперь будет выбор между оригинальной моделью и «общим» ультрабуком. Кроме того, скорее всего, ультрабуки будут перехватывать продажи у всех моделей, сто́ящих примерно столько же, особенно среди пользователей, которые при покупке ориентируются прежде всего на внешний вид ноутбука.

Мнение: ультрабук как законченная концепция еще не готов

В текущем виде концепция ультрабука во многом напоминает предварительный вариант, собранный по промежуточным технологиям. И главной из таковых представляется использование нынешней платформы Sandy Bridge. Это понимает и сама Intel, акцентирующая внимание на будущих платформах, которые позволят раскрыться концепции во всей красе: и на Ivy Bridge, которая «либо вдвое быстрее в том же термопакете, либо вдвое экономичнее при той же производительности», и на Haswell, которая будет еще не скоро, но которая будет ого-го. Поэтому получается глупая ситуация: оценить ультрабук надо сейчас — при том, что всё хорошее в нем появится когда-нибудь потом. И если для операционных систем этот аргумент еще проходит, т. к. можно обновить свои устройства, то с ультрабуком — нет. Выбирая его сейчас, вы покупаете «предварительную тестовую модель» за совсем не предварительные деньги. В связи с этим возникает резонное сомнение, дотянет ли концепция ультрабуков до выхода Ivy Bridge, и если дотянет, то в каком виде. Ведь впечатление об ультрабуках будет формироваться уже сейчас и на основе Sandy Bridge.

Наконец, остается вопрос: а будут ли вообще ультрабуки успешны? Хотя бы на российском рынке. Вопрос на данный момент очень сложный, в первую очередь — из-за цен. Стартовые цены, будем откровенны, очень высокие для российского рынка. Вообще, многие отмечают, что в России хорошо продаются либо очень дешевые ноутбуки, либо очень дорогие, а проваливается как раз средний сегмент. Ситуация начала меняться перед кризисом, но сейчас, думаю, немного откатилась назад. При этом ультрабуки попадают именно в средний сегмент, причем они должны брать не функциональностью, не производительностью, а чисто имиджем и внешним видом — категориями, на которые клюют пользователи, не жалеющие денег. Всё это заставляет немного усомниться в успешном продвижении ультрабуки. Впрочем, рад буду ошибиться.

Воздержимся пока от окончательных выводов. В ближайшие дни выйдет обзор Acer Aspire S3, в котором мы очно познакомимся с первой появившейся на российском рынке моделью ультрабука, а также сравним его с некоторыми конкурентами на рынке: Macbook Air и ASUS U36Sd. И после этого вернемся к вопросу о рыночных перспективах такого несомненно интересного продукта, как ультрабук.




Дополнительно

iXBT BRAND 2016

«iXBT Brand 2016» — Выбор читателей в номинации «Процессоры (CPU)»:
Подробнее с условиями участия в розыгрыше можно ознакомиться здесь. Текущие результаты опроса доступны тут.

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.