Разговор с Сергеем Зориным о судьбах российской электроники в 2015 году


О российском и мировом рынке электроники, тенденциях развития, ситуации с государственной поддержкой в России и других вопросах я поговорил с Сергеем Зориным, директором по развитию в России компании Jabil. До недавнего времени Сергей руководил собственным электронным производством, поэтому может оценить отрасль с разных сторон.

Современные тенденции

Основным локомотивом развития в мире на сегодня является потребительская электроника. Именно на этом направлении сосредоточены разработка и производство, здесь появляются и обкатываются новые технологии и решения, которые затем распространяются по рынку и проникают в другие отрасли промышленности. Именно в этой отрасли достигнута фантастическая скорость разработки и внедрения инноваций.

Внутри этого рынка два самых перспективных направления — это носимые устройства и технологии умного дома (Home automation). Забавно, что сами по себе темы не новые — например, в 2005-2007 годах мы уже переживали всплеск интереса к автоматизации дома, но тогда эта тема, что называется, «не взлетела». Во многом из-за того, что на тот момент рынок не был готов к этому — ни технологически, ни технически, ни организационно, ни с точки зрения увлечения потребителей идеями «умного дома». В те времена технологии и стандарты находились в зачаточном состоянии, не было массовых и дешевых комплектующих и устройств (как контроллеров, так и исполнительных), а массовый пользователь не готов был выкладывать внушительные суммы (а тогда они реально были внушительные) за сомнительные выгоды.

Сейчас ситуация очень сильно поменялась по всем направлениям: выработаны нужные стандарты, протоколы взаимодействия устройств между собой, есть массовые и дешевые электронные компоненты для систем «умного дома», разработка и внедрение конкретных устройств и решений стали проще и эффективнее, а цены — ниже. Да и массовый потребитель, успевший оценить удобство мобильных устройств и управления бытовой техникой, все больше проникается идеями электронного управления всеми компонентами дома.

Сложные особенности российского рынка

Российский рынок электроники имеет несколько особенностей, которые делают его устойчивое развитие, мягко говоря, сложным процессом.

Во-первых, он достаточно маленький (об этом мы говорили в обзорном материале по конференции). Во-вторых, у нас он распадается на две практически независимые отрасли промышленности: то, что «внутри», т. е. связано с гос- и оборонзаказом, причем предприятия этого сектора практически не выходят за рамки госзаказа на открытый рынок электроники; и то, что «снаружи»: это предприятия, работающие на открытом рынке промышленной и потребительской электроники с сильнейшей конкуренцией, вне сферы госзакупок.

Проблема в том, что оборонный и госзаказ, которые в других странах зачастую выступают локомотивом развития отрасли, у нас работают вхолостую: предприятия не выходят на открытый рынок, не создают новые предложения, не работают с заказчиками, т. е. не увеличивают оборот рынка в целом и не способствуют его развитию. Без их участия рынок вряд ли сможет выйти на нормальные темпы развития, да и сами предприятия, работающие в тепличных условиях, постепенно будут терять темп инноваций и все больше и больше отставать от мирового рынка — с понятными последствиями.

Рынок электроники на сегодняшний день практически глобален, т. е. успешные предприятия могут работать по всему миру, и очень высококонкурентен. Это предъявляет очень серьезные требования к эффективности производства. Обычный уровень рентабельности для предприятий, работающих в сфере электроники, на сегодня составляет где-то 5%, и в этой ситуации завоевать рынок, к тому же находясь в позиции догоняющего, практически невозможно. Впрочем, Сергей считает, что на рынке всегда можно найти специфические ниши с незакрытым спросом и начать экспансию с них. Ниже мы приведем несколько примеров, когда российские предприятия смогли успешно освоить перспективные прибыльные ниши.

«Помощь» государства. Чего там больше — вреда или пользы?

Тем не менее, на сегодня производство электроники вряд ли может оставаться конкурентоспособным без помощи и поддержки государства, хотя бы потому, что практически все страны с развитой электронной отраслью имеют развитые программы помощи. Между тем, в России такого взаимодействия на сегодня, по большому счету, нет.

История о пошлинах

Давным-давно© государством были установлены относительно высокие пошлины на импорт электроники и электронных компонентов с целью «защитить отечественного производителя» (типа «Микрон», «Ангстрем» и пр., которые на открытом рынке особо и не работали). Заявленной цели высокие пошлины не достигли (за счет серого импорта и многих других факторов), но зато сумели подорвать конкурентоспособность российских производителей, потому что себестоимость компонентов и конечных устройств за счет пошлин оказывалась гораздо выше, чем у конкурентов. Кстати говоря, в теории экспорт за рубеж должен стимулировать НДС (потому что при экспорте товара НДС возвращается), но на практике он не улучшает ситуацию для внешнего рынка (т. к. у всех стран примерно одинаковые правила игры), а вот на внутреннем — существенно ухудшает.

Еще хуже ситуация стала после того, как импортеры электроники и розничные сети сумели пролоббировать в правительстве снижение пошлин на электронику. Получилась парадоксальная ситуация: импортировать уже собранные готовые устройства оказалось заметно выгоднее, чем ввозить компоненты и собирать их здесь — даже при одинаковых затратах на сборку.

Можно упомянуть еще и достаточно сложные отношения с таможней: непрогнозируемые задержки и зачастую излишний контроль; например, требования точно указать, в каких устройствах будет использоваться чип общего назначения (и разная сумма пошлин в зависимости от этого), что заметно повышает издержки и снижает стабильность бизнеса.

Эта проблема, к счастью, в ближайшее время должна разрешиться, причем помощь электронной отрасли пришла с неожиданного направления: из ВТО. В рамках снижения таможенных барьеров в 2015 году должны быть снижены (а для большинства наименований — обнулены) пошлины на электронные компоненты, что позволит российской электронике стать более конкурентоспособной, в том числе на мировом уровне.

Впрочем, таможенной политикой список проблем в российской электронике не исчерпывается. Вторая проблема — нет государственной политики, которая помогала бы электронной отрасли развиваться.

Вопреки государственной помощи, а не благодаря

Даже в текущей ситуации есть отдельные успешные предприятия, чья продукция завоевывает мировые рынки. В качестве одного из примеров Сергей Зорин привел компанию «Транзас» из Санкт-Петербурга. Эта компания смогла грамотно распорядиться советским наследством — отличной морской картографией. В настоящее время она контролирует около 40% рынка оборудования для морской навигации. Можно говорить о том, что у нее был задел, но ведь компания сумела им правильно распорядиться. А еще есть, например, 2ГИС, которая успешно развивается и без этой форы.

Сергей привел и несколько других примеров предприятий, которые смогли успешно развиться до нужного уровня и достичь успеха в том числе на мировом рынке. Например, компания-поставщик пожарных и охранных систем. Благодаря грамотной политике она сумела развиться до нужного масштаба за тот период, когда рынок еще был относительно закрытым, и сейчас успешно работает на мировых рынках с помощью сети партнеров. Или поставщики медицинского оборудования. Стоит отметить, что практически во всех случаях речь идет об относительно узких нишах, где нет такой безумной конкуренции и можно поддерживать нормальную рентабельность. По мнению Сергея, формула успеха во многом и заключается в том, чтобы найти нишу, где спрос еще не удовлетворен, и стать на ней первым и лучшим. Если брать «мейнстримовые» направления, то неплохо себя чувствует и активно развивается отрасль светотехники на основе диодов, включая и собственное производство на территории России.

Однако все эти удачные примеры — скорее исключения из правил. На сегодня предприятию в сфере электроники, которое не задействовано в какой-нибудь узкоспециализированной нише или не работает с государственными заказами, очень сложно развиваться без государственной поддержки. В том числе потому, что большинство стран, имеющих развитую электронную промышленность, имеют и развитые программы ее поддержки. В отсутствие поддержки российские предприятия оказываются в изначально невыгодной ситуации.

Формально наше государство это вроде бы понимает и даже пытается создать программы поддержки и развития отрасли. Есть нужные законодательные инициативы, есть нужные госпрограммы, есть специальные «аккумуляторы» для высокотехнологичного бизнеса типа «Роснано», «Сколково» и других центров. К сожалению, хотя на стратегическом уровне все выглядит неплохо, практические реализации этих схем в лучшем случае работают плохо, а в худшем — работают так, что лучше бы не работали вообще.

Например, многие государства имеют различные программы поддержки продвижения профильной продукции за рубежом. В том числе, напрямую или через бизнес-ассоциации, помогают компаниям представлять свою продукцию на зарубежных рынках, участвовать в выставках и т. д. Уверен, многие обращали внимание на многочисленные стенды китайских компаний на, казалось бы, не особо интересных и подходящих для них мероприятиях и выставках. Или другой пример: на крупных мероприятиях часто можно увидеть и «зонтичные» стенды государств или ассоциаций, на которых представлено сразу несколько небольших фирм.

Сергей рассказал такую историю. Однажды он встретил китайских коллег (конкурентов) на одной из второстепенных выставок, участие в которой вряд ли принесло бы хоть какие-то плоды, т. е. было заведомо убыточным для компании. Однако, по их словам, ассоциация электронного бизнеса Шеньженя (за точность названия не ручаюсь) компенсирует им 70% от стоимости поездки, а общекитайская — еще 50%, т. е. в принципе они могут даже в плюсе остаться. И это общепринятая практика: практически все государства компенсируют предприятиям значительную часть издержек на участие в зарубежных выставках.

Формально такие программы есть и у Минпромторга России. Но в реальности они работают только для предприятий, которые либо входят в структуру «Ростеха», либо относятся к сфере госзаказа и оборонной промышленности. Поэтому практически на любой выставке можно встретить стенды с продукцией этих и только этих предприятий. Это катастрофически снижает эффективность таких программ, ведь развивать нужно рынок в целом. Они могли бы принести существенно большую пользу, если бы были направлены на продвижение молодых фирм, имеющих большой потенциал развития.

То же можно сказать и об опыте государственных проектов «Роснано» или «Сколково». Несмотря на огромный изначальный потенциал, успешные проекты «Роснано» можно пересчитать по пальцам, а на фоне общей катастрофической ситуации с деятельностью компании о них даже как-то неудобно вспоминать. Даже проект завода по столь актуальному направлению, как диодное освещение (Сергей охарактеризовал этот проект как «изначально странный») — и тот провалился.

«Сколково» действительно пытается найти и взять под крыло интересные проекты для дальнейшего развития. Однако и там большого количества успешных проектов не видно — скорее, можно охарактеризовать деятельность как «что-то делается — и ладно». По словам Сергея, большая проблема для любой компании, связанной со «Сколково» — бюрократия, которая губит многие начинания. В качестве примера он рассказал, что одной компании пришлось нанимать отдельного человека, который занимался исключительно отчетностью для «Сколково». Такой объем отчетности, может, и оправдан — борьба с коррупцией, то-се… Но в результате получается немаленькая дополнительная нагрузка на бизнес, которая для мелких компаний может оказаться неподъемной.

Автомобилестроение как пример успешной стратегии

В качестве хорошего примера адекватной политики государства Сергей привел производство легковых автомобилей. В свое время государство закрыло этот рынок, установив довольно высокие ввозные пошлины. Однако сделано это было не с целью «защитить отечественного производителя», что могло бы привести просто к деградации отрасли в отсутствие конкуренции. У правительства была готова грамотная стратегия по стимулированию мировых производителей на локализацию производства, т. е. на размещение производственных мощностей в России. А поскольку Россия всегда считалась привлекательным рынком (в том числе из-за очень низкой автомобилизации), многие производители согласились на предложенные условия.

При этом правительство предложило грамотную стратегию поэтапной локализации. И если изначально она представляла собой «легкую сборку» и «коврики в салоне от российского производителя» (распространенная шутка тех лет про Ford Focus), то сейчас речь идет о полноценных сборочных предприятиях, включая сварку и окраску кузовов. Грубо говоря, в отрасли производства автомобилей мы проходим примерно тот же путь, что и азиатские страны в производстве электроники: сначала отверточная сборка, потом собственные производства, потом — собственная разработка. Тем интереснее спросить: а что с электроникой?

В качестве примера страны, где развитие электроники выбрано приоритетным направлением, Сергей привел Бразилию. В этой стране внутренний рынок электроники закрыт с помощью запретительных пошлин, поэтому импортировать электронные устройства очень накладно: разница в цене между импортированным и произведенным на месте устройством будет составлять порядка 30% за счет высоких пошлин. Да, покупатели в какой-то степени страдают. Однако это позволяет местной электронной промышленности хорошо себя чувствовать и активно развиваться.

Аналогичной единой стратегии в области электроники в России нет. Плюс, этой отрасли, видимо, не уделялось приоритетного внимания, поэтому даже те меры, которые были разработаны и запущены, работают отвратительно. Другой причиной провала Сергей считает изначально неадекватную структуру российского рынка с его замкнутым на себя производством для государства и оборонки, практически не выходящим на открытый рынок. Для примера Сергей Зорин рассказал о том, что у нас есть вполне неплохие электронные чипы российского производства, аналогичные STI, Atmel и пр. Только вот цена на них — ровно вдвое выше зарубежных аналогов.

Для того, чтобы российская электроника стала конкурентоспособной на мировом рынке, а цены на нее снизились до общего уровня, необходимо радикально улучшить эффективность производства и столь же радикально поднять объем выпуска, чтобы снизить долю издержек в единице продукции до приемлемого уровня. А сделать это можно, лишь активно работая на открытом конкурентном рынке. Плюс, очевидно, что российский рынок слишком мал, чтобы обеспечить продажи при необходимом объеме выпуска. Так что без ориентации на экспорт достичь нужного масштаба и, как следствие, нужного уровня цен не удастся.

Недавно в правительстве была предложена мера, которую Сергей Зорин считает очень важной и нужной: обязать поставщиков по госконтрактам иметь определенную степень локализации и наращивать ее. Важно, что предлагается та же ступенчатая система: на сегодняшний день предприятия могут иметь относительно небольшую и реально достижимую степень локализации производства и производственных процессов. Однако в будущем требования будут расти и ужесточаться, поэтому необходимо будет постоянно предпринимать серьезные шаги по увеличению локальной доли бизнеса. При этом постоянный стабильный спрос государства на продукцию позволяет предприятиям быть уверенными в завтрашнем дне и свободнее инвестировать в модернизацию и локализацию производства.

Постепенный процесс локализации позволяет производителю адаптироваться к рынку, а местным подразделениям — постепенно, без спешки осваивать производственные процессы. Сначала идет локализация производств, производственных процессов (что само по себе передача технологий). Пусть разработка пока будет зарубежной, особенно в тех отраслях, где нет собственной наработанной базы. Но если не начать со сборки, то у нас вообще не будет возможностей хоть когда-то начать. Не будет технологов, не будет инженеров, не будет понимания производственных процессов на рынке и т. д. В этом плане ситуация в электронике не сильно отличается от того же автомобилестроения: не начав производить, невозможно начать разрабатывать на современном уровне. Обязательно нужна полная линейка, включающая в себя не только разработку, но и производство. В автопроме была правильная стратегия — сначала немного, но потом увеличивайте степень локализации, делайте все больше и больше тут. Это понятная стратегия развития. А если объявить: «Давайте сразу 100% здесь», то производители скорее всего просто откажутся от работы на таком рынке, и все. Кстати говоря, именно так пытались сделать на рынке электроники. Например, вышел приказ Минпромторга о придании статуса отечественной продукции телекома. Этот приказ не работает, потому что в нем сразу установили настолько высокую планку требований, что большинство компаний, даже российских, не смогли пройти сертификацию.

Санкции и кризис

С одной стороны, санкции и кризис ощутимо ударили по отрасли. Компании иногда сталкиваются с запретом на поставку оборудования. Были даже случаи, когда иностранные контрагенты пытались остановить поставки уже оплаченного оборудования. Есть запреты на передачу технологий и определенных товаров, например, процессоров с программируемой логикой. Есть запрет на работу с Крымом. Пока сложно сказать, насколько сильным будет влияние санкций на отрасль в долгосрочном плане. И будет ли вообще: ведь в перспективе это может привести либо к формированию собственной промышленности, либо переориентации на другие источники. Рынок изменится, но в какую сторону — пока рано судить.

С другой стороны, хотя традиционные заказчики в кризис заметно сокращают объемы, предприятия отрасли сейчас получают очень много запросов на локализацию, т. е. на развертывание производства в России устройств и компонентов, которые раньше импортировались. В силу разных причин, как экономического, так и стратегического характера, производить в России становится выгодно. Не последнюю роль сыграло падение рубля, которое сделало производство в России зачастую более выгодным, чем даже в Китае. Особенно для мелкосерийных партий, где выигрыш может и вовсе достигать существенных величин. Одновременно начал формироваться запрос на «отечественный продукт»: многие предприятия, в первую очередь государственные, хотели бы закупать товары и устройства российского производства, а не американские или китайские.

И немного о выводах

Судя по всему, пока развитие электронной промышленности не попало в список приоритетных задач государства, а управление отраслью во многом осуществляется по устаревшим, неправильным схемам. Государство зачастую предпочитает действовать «методом исключений», отбирать какие-то «особенные» предприятия в «особенные» зоны, где работа организована так же, как в госструктурах, т. е. с упором на отчетность, а не на эффективность. Молодые инновационные проекты быстро тонут в тоннах отчетов и других бумаг.

Неплохо чувствуют себя специфические направления, важность и нужность которых государство ясно осознает и на которые оно готово тратить большие средства. Это оборонная промышленность, электроника для «чувствительных» сфер государственного управления и пр. Проблема здесь в том, что работающие в этих сферах предприятия имеют хорошую рентабельность, стабильность, и нужный уровень загрузки производства. Так что им совершенно не хочется вылезать на открытый рынок, с его непредсказуемостью и изменчивостью. Там нужно учиться эффективной работе и управлению рисками. А зачем? Тем не менее, это необходимый шаг и для развития отрасли в целом, и для повышения эффективности работы этих предприятий.

В общем, несмотря на довольно сложную ситуацию в настоящее время, у рынка есть хорошие перспективы. Особенно если государство сумеет сформулировать стратегию развития отрасли, сформировать правильные приоритеты и наладить эффективную реализацию уже существующих программ.




Дополнительно

ВИКТОРИНА TT

Материнские платы какого форм-фактора можно устанавливать в корпус Thermaltake Versa C22 RGB Snow Edition?

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.