Рыбный день #24

Пятиминутка трезвости №2, или
Рынок информации глазами
привередливого покупателя


Словосочетание «информационный рынок» уже настолько прочно вбито в подкорку даже самого замшелого современного обывателя, что у меня невольно возник вопрос: а что же там, в этой подкорке, и какое отношение оно имеет к реальности? Всякая ли информация имеет рыночную ценность? Какие товары на этом рынке предлагают нам, простым смертным? Скоро ли баба Дуня, знающая, когда идёт электричка на Фирсановку, сможет монетизировать это сокровенное знание? И вообще: стоит ли открывать платный сайт с таблицей умножения, или таблицы Брадиса являются более востребованным товаром?

Рынок

Для начала, как водится, о главном: принявшись, как заведенные, повторять новомодную мантру «информация тоже товар», мы немножко подзабыли одну специфическую особенность этого товара: доступность организации массового производства и незначительный уровень входных затрат в данном случае очень «удачно» дополняются чрезвычайно сложной процедурой оценки качества и полным бардаком в формальных критериях для этой оценки. Говоря совсем просто: чтобы произвести бракованную чугунную болванку — её нужно, всё-таки, произвести: доставить к заводу руду, выплавить, отлить, погрузить, доставить заказчику. А вот произвести условный «миллиард тонн» бракованной информации — проще пареной репы: достаточно нескольких недоучек на копеечной оплате с ноутбуками и доступом в интернет. При этом брак у чугунной болванки с достаточно высокой вероятностью определит на взгляд любой человек, который в теме — а вот экспертная оценка бесполезности информации стоит, как правило, на порядок больше, чем она сама.

Поэтому новоявленный «информационный рынок» с самого начала оказался в положении классического развала с китайским товаром: тысяча ларьков, в которых продаётся почти одно и то же (по крайней мере, внешне), и найти «правильный» ларёк можно только методом слепого тыка. При этом вроде бы известно (слухами земля полнится), что более-менее пристойная продукция где-то, конечно, есть. Но где она, как её найти, и каково соотношение качества и цены — этого вам даже продавцы не скажут. Причём не из вредности, а просто потому, что сами ничего не знают. Ну а в нашем случае всё ещё забавней: поскольку оценка степени адекватности мартышек с ноутбуками — штука довольно дорогостоящая (чаще всего дороже всех мартышек и ноутбуков вместе взятых), работодатель на ней, как правило, экономит — в результате чего о качестве товара не имеет никакого понятия и он сам.


Как-то вот так, примерно…

Впрочем, справедливости ради, нужно упомянуть ещё один «рынок информации», который никоим образом не пересекается с нашим китайским базарчиком, живёт по совсем иным законам, и чувствует себя вполне уверенно, причём уже не первую тысячу лет. Вообще-то, по-хорошему, именно его, а не описанное нами уродливое образование непонятного назначения и следует называть настоящим рынком информации. Вам, дорогие читатели, он знаком скорее всего по художественной литературе, потому что истинное своё лицо публично демонстрировать не очень любит, и поторговать там дано отнюдь не всем желающим. Называется он: «государственная и военная разведка и промышленный шпионаж». В отличие от вышеописанных ларёчков с дешёвой инфобижутерией подвального разлива, здесь действительно продаётся и покупается информация — причём информация качественная (иначе у источника могут возникнуть очень серьёзные проблемы), подробная и очень дорогая. Есть, правда, у этого рынка одна специфическая особенность, о которой не очень любят говорить прямо и вслух: де-факто, это рынок краденого.

С другой стороны, если мы рассмотрим самые значимые и общеизвестные проекты за всю историю информационных технологий и интернета — Википедию и Google, — то можно заметить, что при всей разности подходов их объединяет три глобальных признака:

  • вся предоставляемая этими проектами информация абсолютно бесплатна для конечного потребителя;
  • она представляет собой просто констатацию известных (так и хочется добавить: банальных) фактов — всё это можно, поднапрягшись, найти и в других, тоже открытых, источниках;
  • предоставление информации не служит какой-либо определенной цели — каждый пользователь (в меру своего разумения, конечно) узнаёт именно то, что он хотел узнать.

«Три Б»: бесплатно, банально, бесцельно — забавный подход, не правда ли? Впрочем, относительно бесцельности можно поспорить — если только на секунду отрешиться от «рынка» и стремления во что бы то ни стало превратить информацию в товар, за счёт которого можно набить собственную мошну, прикупить дачу на Мальдивах и поставить в гараж Гелендваген (Поршкайен, etc). Так вот: если мы на секундочку представим себе, что всё это делается для того, чтобы любой человек мог быстро, просто и абсолютно бесплатно получить интересующую его информацию — то всё сразу становится на свои места. Правда, это уже какой-то коммунизм получается, поэтому говорить об этом вслух лучше не стоит — тухлыми помидорами закидают.

Субъекты

К слову, о мартышках. Я как-то уже пытался объяснить племени любителей ша́ры, что обладание набором пусть даже суперэксклюзивных, но достаточно ограниченных по объёму и узкоспецифичных знаний не даёт пропуска в страну вечной охоты за кошельками доверчивых лохов — лишь непродолжительное сафари, as maximum. Причина банальна: всё тайное рано или поздно становится явным, а что может зазубрить один — сможет и другой, и сотня, и тысяча. Оглядываясь назад, мне остаётся лишь констатировать: объяснение не было понято, однако в полном соответствии с юридическими нормами, не спасло означенных персонажей от неумолимой расплаты за детскую наивность. В результате имеем то, что имеем: спрос на услуги рядовых тружеников информационных технологий достаточно стабилен — но, к сожалению, сафари окончилось, и бывшие охотники ныне вынуждены довольствоваться весьма скромным доходом (скажем прямо: намного более соответствующим их значимости в реальном мире, чем ранее проистекающая с небес манна). Что, впрочем, отнюдь не означает, что участь их всегда печальна: те, кто смирились с реальностью и уже не претендуют на роль гуру, вполне довольны текущим положением вещей. И действительно: создание чего-нибудь из почти ничего чисто арифметически представляет собой процесс, результат которого стремится к нулю — а вот зарплата, капающая от заказчика, от нуля всё-таки отличается.


Компьютерные игры, как всегда, чётко ловят основные тренды:
пожилая леди готова поделиться информацией за еду

Работодатель на этом весёлом рынке чаще всего представляет собой ещё более забавное зрелище, чем работники — те, в силу ранее полученного жизненного опыта, хотя бы понимают, что́ делают (то есть что не делают ничего), он же не в курсе ни о том, какие конкретные бессмысленные задачи следует ставить перед работниками, ни о том, какого эффекта от своей деятельности хочет достигнуть сам*. Нет, в идеале (то есть в его воображении), всё просто: создаётся «нечто информационное в интернете», в результате чего залежавшийся на складе товар начинают бешено покупать идиоты, которые приобщились к «рынку информации». На практике, чаще всего, должного количества покупателей найти не удаётся — потому что как ты ни называй рынок для идиотов, всё равно он именно им и является, а их, увы — не настолько много, как хотелось бы. Итог банален и предсказуем: проект закрывается, товар списывается в убыток, сотрудники «информационного портала» начинают искать нового работодателя. И, безусловно, рано или поздно найдут: ведь их с ним объединяет одно большое и светлое чувство — искренняя и беззаветная любовь к халяве.

* — когда работодатель знает толк в бессмысленных задачах и чётко понимает, какой именно бессмысленный эффект должен наступать от их выполнения, у него получается McKinsey или PricewaterhouseCoopers. ;)

Разумеется, при вышеописанных исходных условиях решающее значение на рынке приобретают факторы чисто внешние: оформление витрины и репутация продавца. Это естественно: мозг потребителя, полностью лишённый объективных критериев выбора, цепляется за первый же, который в состоянии оценить хотя бы субъективно. Именно поэтому пресловутое «брендирование»* стало главным фетишем на информационном рынке: когда проверка качества товара до его приобретения практически невозможна, единственное, что остаётся — просто верить, что «этот парень не обманет, потому что у него хорошая репутация и честное лицо». Наивные юноши наверняка усмотрят здесь начала честной конкуренции: дескать, кто меньше врёт, тот и будет в конце концов на коне. К сожалению, всё не так просто: даже за счёт безукоризненной репутации один джентльмен может честно выиграть лишь у конечного и не очень большого количества информационных напёрсточников. Когда же на одного честного производителя их приходятся сотни, то у него есть только два выхода: принять на вооружение тактику противника или благородно проиграть.

* — важно понимать, что рынок брендов и рынок подделок под них на самом деле едины, как сиамские близнецы, и не только второй без первого не может существовать, но и первый без второго был бы меньше на порядок. «Фальшивый» Gucci именно для того и существует, чтобы его покупатель, когда деньги появятся, перешёл на «настоящий».

Принципы

Кстати, возвращаясь к теме честной и нечестной игры на информационном поле: ресурсы поборников первого и второго принципа несравнимы, извините за тавтологию, в принципе — потому что количество общепринятых истин конечно, в отличие от лжи. В конце концов, если вы сочтёте необходимым всегда говорить правду, вам неизбежно придется часто повторяться (да-да, в этой статье тоже много повторений). Например, если вы захотите сделать своим товаром информацию о цвете неба, то вам не останется ничего иного, кроме как раз за разом повторять, что оно голубое. А вот не столь щепетильные конкуренты могут себе позволить какое угодно разнообразие — небо у них будет зелёным, коричневым, фиолетовым, жёлтым… причём, разумеется, с группировкой цветов по целевым группам и секторам рынка. А голубое небо, ну признайтесь — это ведь так скучно и предсказуемо. И что самое главное — никакого «рынка» на правдивой информации о цвете неба не сделаешь: она и так у всех есть, причём бесплатно, только глаза подними.


Небо. Голубое. Бесплатно.

Вот мы и подошли плавно к основному принципу современного рынка (реального, а не «информационного»): для успешной продаваемости товар обязательно должен создавать впечатление интриги и новизны — но столь же обязательно должен ни того ни другого не содержать. Проще всего объяснить первую часть: разумеется, ощущение интриги и новизны — это то, без чего невозможно продать новый топор тому, у кого не сломался старый. Но мы же понимаем, что старый не износился, дрова по-прежнему исправно колет, и хват у пользователя более-менее отработан? И что будет, если мы ему предложим новую версию, которую будет нужно держать другим хватом? Велика вероятность, что несмотря на всю мощь маркетинговой машины переучиваться он не захочет — люди ленивы. Поэтому идеальный вариант выглядит следующим образом: новое необходимо наделить некой чертой, которой у старого не было совсем, но которая, желательно, не влияла бы вообще ни на что. Например — новый топор снабжается ручкой, в процессе производства которой не разрушается озоновый слой. Человек разумный (чёртов зануда!) конечно же заметит, что топор с ручкой, в процессе производства которой озоновый слой разрушался, у него уже есть — и, как ни прискорбно, покупка нового топора этот факт отменить не может. Но это же такая сложная логическая цепочка…


Новый продукт должен содержать максимум новых идей

При чём здесь информационный рынок? Надеюсь, вы уже поняли: при том, что этого фантома просто не существует — по крайней мере, в том виде, в котором нам его рисуют. Есть реальный рынок информации, где она покупается и продаётся за очень большие деньги. Как уже было сказано выше, информация эта, как правило, ворованная, происходят данные процессы очень далеко от публичных площадок, и никакого отношения к нарисованному фантому не имеют. Это своя кухня — древняя, весьма специфическая, со своими, веками формировавшимися правилами, и нас туда даже на экскурсию для расширения кругозора в обозримом будущем никто не пригласит. Есть открытые площадки для распространения информации — но там ею не торгуют; наоборот — там её раздают, делая деньги на смежных с распространением информации сервисах (или просто время от времени просят весь мир скинуться по копейке, как в случае с Википедией). И есть наш любимый китайский базарчик — но там информацией тоже не торгуют (кто это дерьмо покупать станет!..), там она лишь мягко впихивает в мозг посетителя образы вполне реальных предметов, которые он, вполне возможно, купит в совсем другом месте — но не без впечатлений от посещения «инновационного информационного рынка».

Так что никакой революции не произошло: сколько бы нас ни кормили «информацией, которая тоже товар», всё равно из-за спины улыбчивого представителя новой эпохи информационных технологий выглядывает хитрая рыжая морда классического коммивояжера с пылесосом за пазухой. То есть информация — она, конечно, тоже товар, но понимаешь, мужик, тут у нас есть такой классный пылесос… можешь заплатить 200 рублей за информацию и 800 за пылесос, а можешь просто 1000 за пылесос — но 1000 всё равно вынь да положь. К сожалению, производители контрабандных средств для окраски волос в радикально чёрный цвет приспособились к «новым веяниям» намного быстрее, чем даже сами их провозвестники: мудрые взрослые в очередной раз нагнули молодых бунтарей на их собственном поле, пользуясь старыми, проверенными веками приёмами. Ужас-ужас? Да нет же, не стоит переоценивать знатоков старых приёмов: употреблённый по прямому назначению головной мозг способен опрокинуть любые искусственные конструкции. Вот это и есть «ужас-ужас» для их апологетов, и именно поэтому старая добрая формальная логика нынче не в фаворе: она не приемлет эвфемизмов, и король внезапно оказывается не «одетым согласно общепринятым правилам», а просто голым.


Купи пылесос, мужик!
Инфа 100% — пылесос классный!

Credo

Общеизвестно, что главной и неотъемлемой частью нынешнего информационного рынка являются «эти ваши интернеты» (С), развивавшиеся в пору своей младости (что тоже общеизвестно) в основном благодаря стабильному спросу на старую добрую порнуху. Поэтому глядя на происходящее вокруг в ретроспективе, я даже не знаю, чего мне бояться больше: то ли того, что сбывшаяся мечта онаниста провозглашается главной парадигмой современности; то ли того, что современность, кажется, не прочь согласиться с этим тезисом. Однако в одном я уверен точно: потомки тех гуннов, которые рано или поздно прискачут к нам на огонёк поинтересоваться, что тут у нас происходит и как вообще жизнь, глядя на толстые пучки оптоволоконных кабелей в своих будущих музеях, вряд ли смогут даже приблизиться к разгадке их назначения — настолько она будет далека от их простых и здоровых представлений о том, чем следует заниматься нормальному человеку, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.




Дополнительно

iXBT BRAND 2016

«iXBT Brand 2016» — Выбор читателей в номинации «Процессоры (CPU)»:
Подробнее с условиями участия в розыгрыше можно ознакомиться здесь. Текущие результаты опроса доступны тут.

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.