История одной экстремальной фотосъемки в горах



О преимуществах цифровой фотокамеры при съемке быстропротекающих сюжетов в особо экстремальных условиях бесконечных горных масштабов

В силу своей профессиональной деятельности мне приходится много времени проводить высоко в горах Центрального Кавказа, в основном – в районе Эльбруса. Порой, наблюдая за потрясающими  и динамичными кадрами вокруг меня, про которые в силу своей скоротечности и требуемой  для их регистрации широты охвата с одной стороны и большого, но все же конечного запаса фотопленки с другой, я с грустью думал, что они буквально «ускользают» от моей классической пленочной фотокамеры (Canon EOS 50) и тем более от  особо почитаемой мною  «Тяжелой Артиллерии» — среднеформатной пленочной профессиональной камеры с размером кадра 6×9 см — Fuji GW69 Pro.

В марте этого года у меня был первый личный опыт экстремальной фотосъемки в горах  цифровой зеркальной фотокамерой Canon D60 с базовым широкоугольным объективом Мир 47.

Об особенностях  фотосъемки в горах вообще я уже рассказывал ранее.

Первым и весьма важным правилом, сформулированным тогда, было «Думай и снимай Горизонтально!» —  как люди видят горы. «Думай вертикально!» —  покажи всю гору от ее подножия до вершины.  Если снимаешь что-то, сделай хотя бы пару кадров слева и пару справа (пару вниз и пару вверх) с теми же установками экспозиции — в идеале получишь панораму, но если и нет, не будешь жалеть о том, что снимку, на который потрачено столько сил, не хватает пространства по горизонтали или глубины по вертикали.

Итак, март месяц 14-е число, центральный Кавказ, район Приэльбрусья.

Вот уже 4-й день  я катаю с клиентами одну из самых излюбленных своих экстремальных программ — хели-ски — заброска в девственно-дикие горы Кавказа группы горнолыжников и сноубордистов на вертолете с последующим спуском вниз по целинному пушистому снегу с повторным вертолетным забором группы и новой высадкой, но уже в другом месте…И так многократно… изо дня в день…

Параллельно с этим, вот уже 4-й день в 60-ти км от нас по Главному Кавказскому хребту, в центре Безенгийской стены на высоте 5000 метров терпит бедствие группа туристов из Москвы. Их два человека…живых — парень и девушка… Третий член их группы, он же Руководитель — погиб при срыве, и тело его лежит в полукилометре ниже по склону ледовой стены на юг от Безенгийской стены — на территории Грузии.

О том, что произошло за все это время с этой группой, можно почитать вот здесь — Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.

Вот уже 4-й день все центральные телеканалы России сбились с ног, выискивая новые факты и подробности разворачивающейся почти что в прямом эфире трагедии… Но фактов и подробностей, как таковых — очень мало… Все происходит очень медленно — горы не терпят суеты…

Вот уже 4-й день МЧС России проводит уникальную спасательную операцию в высочайших горах Кавказа, пробиваясь к пострадавшим вверх 2 км по скальной почти отвесной стене… И лезть им до них еще неделю… не меньше…

Тем временем, жизнь течет своим чередом и мы продолжаем вертолетное катание. При очередной высадке из вертолета, я вспоминаю свои же правила фотосъемки в Горах.  «Думай горизонтально», — шепчу я себе, как бы вдалбливая в себя эту мысль, пытаясь запрограммировать свое сознание на это простое, но очень важное для получения хорошего фото действие… Запрограммировать себя сейчас — в более спокойной обстановке, иначе потом будет поздно…

Через 10-15 минут полета, после очередного виража, вжавшего всех нас в сиденья вертолета, сквозь безумное белое месиво в иллюминаторах появляется снежная площадка — точка высадки. Борттехник открывает дверь вертолета. До земли метр, максимум — полтора… Поверх музыки, звучащей внутри из стареньких динамиков, салон наполняется ревом турбин, ветром, снегом и холодом. Далее жизнь мчится бешенным ритмом цикла из десяти-пятнадцати секунд… Схватив одной рукой свой сноуборд и зажимая в другой фотокамеру, я выпрыгиваю первым, делая шаг в никуда. Через мгновение полета врубаюсь по пояс в пушистый мягкий снег. Отползаю в нем на несколько метров от вертолета, оставляя за собой глубокую траншею. Срываю шапку и очки, на мгновение опережая в этом очередной порыв ураганного ветра. Сажусь верхом на сноуборд, чтобы его тоже не унесло. Направляю объектив камеры в сторону зависшего над снежным склоном вертолета. Смутно ловя его очертания в видоискателе и, закрывая глаза от сильной боли (снег буквально вырывает зрачки из орбит, не говоря уже про контактные линзы моих клиентов), под звуки все еще доносящегося музыкального сопровождения, утопающего в реве мотора и ветра, закоченелыми руками — как гашетку пулемета при лобовой атаке, нажимаю кнопку спуска фотокамеры для серийной съемки — 3 кадра в секунду.  Через мгновение винтокрылая машина, как огромная стрекоза или более романтично — бабочка — взмывает вверх к синему небу и, делая вираж, теряется в бескрайних белых просторах окружающих гор. «Думай вертикально!» — кричу я сам себе, продолжая серийную съемку, делая проводку по вертикали непрерывно снимающей фотокамерой — снизу вверх, от приютившихся в снежном месиве людей до голубого неба и взмывающего в него красного вертолета, успевая заметить при этом, что пилот показывает кулак с поднятым большим пальцем в знак того, что все О.К!!!

Высадка с вертолета
Катание с хели-ски. Высадка с вертолета. Слева Грузия, справа — Карачай — Уллукам, верховья Кубани. Эльбрус правее — вне кадра…

Барабанные перепонки, привыкшие к грохоту, наслаждаются тишиной окружающего мира. Снег из острых штыков, впивающихся в лицо, превращается в легкий пух, нежно ласкающий губы красивой девушки-клиентки, которая здесь же рядом со мной вместе с остальной группой начинает оживать, поднимая голову, как-то по-особому улыбаясь белоснежной улыбкой беспричинного счастья…

«Думай горизонтально!» — шепчу я себе, что есть силы продолжая давить на спуск камеры, при этом плавно поворачивая туловище вокруг своей оси, запечатлевая в итоге панораму происходящего вокруг меня — люди, горы, улетающий вертолет. Надо успеть — через мгновения из фотографа я превращусь в горного гида и тогда уже будет не до фотосессий…

Высадка с вертолета
Катание с хели-ски. Высадка с вертолета в ущелье Азау. Слева вдалеке — Баксанское ущелье. Эльбрус левее — вне кадра…

Где-то там, далеко в синем небе, улетающей точкой, как «Мадам Баттерфляй», краснеет наш вертолет, уходя на посадку вниз ущелья для новой встречи с нами. Воздух прозрачен и чист, безумно яркое солнце согревает наши лица теплом. Мы начинаем спуск…

Техническое отступление

Вот именно так, заранее запрограммировав себя на серийную съемку «с прокруткой» по вертикали и по горизонтали в момент экстремального действия, я и получил ряд своих «хели-скишных» панорам, которые привожу в данной статье. В результате последующей ручной сшивки в лабиринтах слоев Фотошопа, простой цифровой кадр — вернее их серия, снятая широкоугольным объективом 6-ти мегапиксельной камерой превратилась в замечательное много-мегапиксельное полотно, имеющее, так сказать, «штатный», а не «широкоугольный» формат восприятия. А вертикальная «прокрутка» вообще привела на первый взгляд к вполне «штатному» кадру.

Высадка с вертолета
Хели-ски на Кавказе. Взлет вертолета. Снимок сделан с вертикальной прокруткой камеры.

Откатав с клиентами запланированные 5 спусков, мы стоим на вертолетной площадке посреди гор в ожидании того, что наш борт дозаправится, подлетит и заберет нашу группу отсюда… На этом  мой «рабочий» день будет закончен… Ура!

Но не тут-то было… Из переговоров по рации я узнаю, что впервые за последние 4 дня погодные условия позволяют сделать вылет в сторону Безенги, чтобы попытаться снять пострадавших с вершины стены. В одно мгновение коммерческий вертолет превращается в спасательное воздушное судно… Борт забирает клиентов, возвращает их на базовую вертолетную площадку в Азау, высаживает группу, не гася винтов, забирает двоих спасателей и взмывает с нами вверх в Безенги…

 Курс — вдоль по хребту — 60 км к пострадавшим, для которых это был 33-й (да — да, тридцать третий) день автономного восхождения по маршруту траверса Безенгийской стены. Четыре дня подхода под маршрут и 29–й день на этой бесконечной Горе. Девятнадцать из которых они прожили в снежных пещерах, так как  на 10-й день восхождения ураганным ветром у них унесло палатку. Последние 4 дня они ждали помощи в центре той самой стены, укрываясь от ветра и холода в расщелине под огромным ледовым сбросом… И вот — помощь пришла…

Панорамы Кавказа при перелете из Приэльбрусья в Безенги

Панорамы Кавказа
Слева в облаках и тумане — ущелье Адылсу. В центре — двурогая Ушба и Шхельда. Справа — склоны ущелья Юсенги.

Панорамы Кавказа
Слева — горы ущелья Адылсу. В центре — Шхельдинское ущелье  и двурогая Ушба.

Панорамы Кавказа
Слева  — верховье ущелья Адылсу. В центре — ущелье Кашкаташ. Справа — Шхельдинское ущелье.

Панорамы Кавказа
В центре — верховье ущелья Адырсу. Слева на горизонте — Безенгийская стена.

Панорамы Кавказа
Слева скальная вершина — пик Дых-тау (вторая по высоте вершина Кавказа), в центре на горизонте — Безенгийская стена, справа от стены снежная остроконечная вершина — Тетнульд.

Панорамы Кавказа
В центре  — верховье ущелья Адырсу. Слева на горизонте — район Безенгийской стены.

На момент вылета из Азау спасатели в Терсколе располагали скудной информацией о том, что группа находится в районе вершины Джанги Восточная — в центре Безенгийской стены. Я ходил на нее в 1986 году и оказался единственным, кто мог сообщить хоть какие-то детали, при этом не побоялся полететь, прекрасно осознавая риск.  Для экономии летного времени — читай живых денег за вертолет — первоначальная идея была подлететь к Джанги Восточной,  и по возможности эвакуировать пострадавших, не залетая в лагерь основных спасательных работ под стеной на Джанги-Коше.

Не найдя пострадавших в районе Восточной Джанги, вертолет   совершил посадку на Джанги-Кош и забрал   3-х спасателей, обладающих информацией о реальном местоположении пострадавших — снежный карниз между Джанги Восточная и Центральная.

Далее все происходило, как в Голливуде. Вертолет прилетел к небольшому снежно-ледовому пятачку на вершине стены, высадил спасателей, сделал пару выжидательных кругов, вернулся на прежнюю точку и забрал всех к себе на борт… Через 2 часа после вылета с вертолетной площадки в Азау, вертолет со спасателями и пострадавшими благополучно возвратился обратно к подножию Эльбруса…

Фото панорамы района Безенги

Вообще район Безенги — это один из уникальнейших горных узлов Кавказа. Сама Безенгийская стена — это 12-километровый снежно-ледовый  массив с вершинами (справа налево, если смотреть на северные, то есть российские склоны) Ляльвер (4З50 м), Гестола (4860 м), Катын-тау (4970 м), Джанги-тау (5049 м), пик Шота Руставели (4960 м) и Шхара (5068 м). Не менее величественные вершины поднимаются над северным отрогом Главного хребта:  вторая вершина Кавказа — Дых-тау (520З м), пик Пушкина (5100 м), Мижирги (5025 м), Коштан-тау (5145 м).

панорамы района Безенги
Панорама района Безенги. Слева в облаках и тумане — ущелье Безенги и ледник Безенги. В центре в облаках — скальные бастионы пиков Дых-тау — Мижирги — Коштан. От центра кадра вправо уходит ледовый массив Безенгийской стены — Шхара, Джанги и Катын (огромный ледовый сброс в правой части).

панорамы района Безенги
Панорама Безенгийской стены. Слева — массив Шхары. В центре (в точке перегиба панорамы) — пик Шота Руставели, далее правее снежный взлет вершины Джанги Восточная.

панорамы района Безенги
Панорама Безенгийской стены. Слева — массив Шхары. Далее пик Шота Руставели, вершины Джанги Восточная, Центральная, Западная, Катын. Правее (выглядывает из-за стены) Тетнульд. 

панорамы района Безенги
Панорама Безенгийской стены при взлете из Джанги-Коша. Слева направо: Шхара,  Джанги, Катын, Гестола.

панорамы района Безенги
Панорама района Безенги. Слева скальный массив Дых-Тау, далее Шхара, Джанги, Катын (над ним расположена лопасть от вертолета), Гестола (отрезанная вершина в правой части).

панорамы района Безенги
Панорама района Безенги. Слева скальные массивы Дых-Тау — Мижирги — Коштан. Справа — массив Шхары… Внизу — Безенгийский ледник и лагерь Джанги-кош.

панорамы района Безенги
Панорама Безенгийской стены. Слева на гребне — место эвакуации пострадавших, далее Джанги Центральная, Западная, Катын, Тетнульд (во втором ряду), Гестола. Справа у горизонта район Приэльбрусья — Ушба, Донгуз-Орун, Эльбрус…

панорамы района Безенги
Панорама района Безенги. Слева — ущелье и ледник Безенги, скальные пики Дых-Тау — Мижирги — Коштан. Правее — снежно-ледовый массив Шхары и Джанги.

панорамы района Безенги
Панорама Безенгийской стены — слева — Шхара, справа — Джанги Восточная. В правой части кадра на гребне виден пылевидный шлейф — след от только что улетевшего вертолета с места посадки на стене.

панорамы района Безенги
Фрагмент Безенгийской стены. Вершинная башня Джанги Восточная и человек на стене (по белой стрелочке справа) под огромным ледовым серраком. 

панорамы района Безенги
Панорама Безенгийской стены — слева Шхара, справа — Джанги.

Вот тут-то — в течение этих самых 2-х часов — я в полной мере оценил преимущества Цифры!!! «Думай горизонтально!» — твердил я себе, всякий раз высовываясь в открытый узкий  иллюминатор на жуткий мороз и ветер, нажимая спусковую гашетку камеры и пытаясь по возможности плавно вести панораму — от одного края неба до другого… Потом, собрав ряд панорамных изображений, по углу наклона горизонта ряда получившихся снимков, как физик (хотя и в «прошлой жизни») я смог определить крутизну виражей, закладываемых вертолетом при экстремальном маневрировании в непосредственной близости от бескрайней снежно-ледовой громады с перепадом по вертикали в 2 км.

«Думай вертикально!!!» — продолжал я свой внутренний монолог, «привычно» высовываясь в иллюминатор и совершая вертикальный прогон камеры с непрерывной серийной съемкой в момент, когда спасатели сажали потерпевших в вертолет…  

Взлет, и я снова перехожу на «горизонт»…

Фото — Эвакуация со стены

Эвакуация со стены
Эвакуация со стены
Эвакуация со стены пострадавших. Фото снято с вертикальной панорамной прокруткой.
Эвакуация со стены пострадавших. Фото снято с вертикальной панорамной прокруткой.
Эвакуация со стены
Эвакуация со стены
Последние шаги к вертолету… Эвакуация со стены.
Первые минуты в вертолете — спасатели и спасенные.
Эвакуация со стены
Эвакуация со стены
Первые секунды в вертолете — спасатели и спасенные.
Первые минуты на «Большой» земле.

В результате   в течение только одного лишь этого дня (!) мною было снято около 2000 кадров из которых впоследствии было сшито более 50-ти уникальных панорам!!! Всего же за месяц работы на Кавказе количество отснятых цифровых кадров  перевалило за 10.000, но об этом я расскажу в своей следующей статье.

P.S.

В горах, где налицо значительный горизонтальный масштаб и большой вертикальный перепад, лучше стараться снимать горизонтально и вертикально, совершая в обоих плоскостях серийную съемку с последующей ее обработкой и сшивкой в графическом редакторе… При этом очень часто установка на данную серийную съемку должна быть дана заранее, до того, как пришло время и место снимать, так как в момент самой съемки экстремальность быстротекущих событий  и агрессивность окружающих гор не позволяют вам долго раздумывать над кадром и его композицией… Раздумывать лучше потом, когда кадры уже сняты (!) и, смотря на них, вы думаете как же их можно наилучшим способом представить на суд зрителя…

Именно поэтому большинство фото в тексте статьи представлены во   Flash исполнении с панорамной прокруткой, что лишний раз позволяет показать Читателю — как же мыслил Автор, снимая то или иное фото. Чтобы их увидеть щелкните по миниатюре мышью.

Все фото — Владимир Копылов. Сделаны на камеру Canon D60 с объективом Мир-47 с фокусным расстоянием 20 мм в формате JPEG максимального разрешения.

Автор выражает огромную благодарность Владимиру Родионову за предоставленную цифровую камеру, оптику к ней, а также за постоянные рекомендации и повсеместную помощь.





Дополнительно

iXBT BRAND 2016

«iXBT Brand 2016» — Выбор читателей в номинации «Процессоры (CPU)»:
Подробнее с условиями участия в розыгрыше можно ознакомиться здесь. Текущие результаты опроса доступны тут.

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.