Чему не учат школьные сочинения

Пост опубликован в блогах iXBT.com, его автор не имеет отношения к редакции iXBT.com
| Рассуждения | Оффтопик

Школьные сочинения, вероятно, являются одним из самых страшных форматов работы. Ни диктанты, ни изложения не пугают бедных школьников так, как «сочинения-рассуждения» и разнообразные итоговые задания. Несмотря на то, что программа годами пытается научить детей писать, на выходе получается нечто, лишь отдаленно напоминающее эссеистику, публицистику и литературу в целом. И вот почему.

Сочинения не учат редактировать

Пожалуй, главная причина, почему формат нынешних сочинений такой неказистый. Основная задача школьника — написать черновик и потом перенести его без помарок и «красивым почерком».

Тем не менее процесс письма в большей мере и заключается в редактировании. При хорошей сноровке можно за несколько недель изготовить черновик в 50 тыс. слов (объем небольшого романа), но любой писатель подтвердит, что важно этот черновик потом обернуть в нечто осмысленное. По сути, готовое произведение неоднократно переписывается, прежде чем оказаться перед читателем. То же касается и эссеистики, и публицистики, и даже писем.

В частности, Марк Твен острил, что процесс письма заключается в правильном вычеркивании. Хемингуэй сперва делал черновики карандашом и только затем переписывал тексты романов на знаменитой печатной машинке.

«Работа над ошибками»

Вот учитель раздает листочки с оцененными сочинениями. Ученик глядит — тут «Р» (речевая), тут «Л» (логическая), здесь орфографическая. В лучшем случае ему дадут исправить места, отмеченные красной пастой, на практике же обычно всё ограничивается кивком головы — мол, понял, свои ошибки осознал и больше повторять не буду. Естественно, в следующей работе появятся те же самые недостатки.

В школе никогда не учат, как критически разбирать собственный текст. Пресловутые ошибки кочуют из одного сочинения в другое, потому что детей просто ставят перед оплошностями и редко обучают тому, как раз от раза писать лучше. С этой точки зрения было бы логичнее, если бы школьники занимались разбором одной своей работы раз за разом, а не были принуждены писать очередное «рассуждение», как происходит перед подготовкой к ЕГЭ.

Например, от речевых ошибок намного проще избавиться не с помощью красной пасты, а всего лишь применив хитрость — нужно прочитать сочинение вслух (хотя бы и полушепотом). В классах об этом обычно не упоминают.

«Работа над ошибками». Сгенерировано нейросетью Kandinsky 3.0.
Автор: Нейросеть Kandinsky 3.0

Временных ограничений нет

Классический урок в 45 минут или несколько экзаменационных часов заставляют школьников писать практически потоком сознания. Этого времени никогда не будет хватать для того, чтобы осмыслить прочитанное или написанное. Больше уйдет на выведение слов от руки, чем на реальное осознание текста. Вдобавок школьники оказываются под серьёзным давлением. И время ограничено, и каждая ошибка может дорого стоить — не поступишь в университет, получишь тройку в четверти…

Решение для этого только одно. Даже то, что пришлось писать «под прессом», лучше отложить и проанализировать через неделю-другую. Нужно попытаться отстраниться от текста и посмотреть на сочинение так, будто его писал другой человек, попробовать переформулировать предложения, где встретились ошибки, а также сделать мысли более понятными и доходчивыми.

Главный вопрос — сколько времени требует письмо? Лучший ответ — столько, сколько нужно.

Булгаков вносил правки в уже напечатанное издание «Белой гвардии» спустя годы. Пастернак редактировал юношеские стихи на заре своей жизни. Качественным текстам нужно отлежаться перед тем, как они будут исправлены и опубликованы. Это время может занять всего пару дней, а может растянуться на десятки лет, пока автор не найдет недостающую идею, а порой даже и слово.

«Тонким перышком в тетрадь». Сгенерировано нейросетью Kandinsky 3.0.
Автор: Нейросеть Kandinsky 3.0

Структура, а не клише

Легче всего определить текст вчерашнего школьника по вводным словам наподобие «во-первых», «таким образом», «в заключение». Этому же, как правило, учат на курсах по «академическому письму». В принципе, это совершенно правильный подход, который прививает ученику логичное построение мысли, но практически никогда преподаватели не рассказывают о том, что структуру можно и нужно нарушать, гнуть и всячески выворачивать. Не будь подобных приемов, не было бы классической литературы 19 и 20 века, не было бы даже и современных сериалов с сюжетными твистами.

То, чему обучают в школе и на курсах — классические клише, которые засоряют текст. Существует миф, что это упрощает чтение, но на самом деле это лишь дает проверяющему возможность «сканировать» текст глазами. Например, если есть выделенные аргументы и заключение, почти никогда не нужно вчитываться — достаточно просмотреть несколько слов здесь и там, суть будет предельно понятна.

Мы не найдем подобной «структуры» ни у литературных критиков, ни у писателей. Тем не менее любой прочитавший, например, статьи Белинского или рассказы Чехова не усомнится, что в их повествовании всегда присутствует логика. Люди по своей природе уже привязаны к «логосу» — порядку, логика всегда будет присутствовать в тексте, если человек над ним хотя бы на мгновение задумался.

У Чехова есть замечательный рассказ «Душечка», в котором девушка неоднократно находит «любовь». Структура повествования взята в кольцо, однако читатель это практически не замечает — в этом и кроется прелесть произведения. «Скелет» текста бережно спрятан, что позволяет наслаждаться прочитанным без лишних раздумий.

Было бы полезно, если бы по программе учили не только расставлять цифры у аргументов, но и объясняли на примерах, как подавать их красиво. Разумеется, к клише можно и нужно прибегать, но в школах никогда следующий за этим этап не проговаривают. Детям попросту не объясняют, почему одна работа построена так, а другая иначе. Вместо этого пытаются привить универсальное правило, которое работает лишь раз от раза.

Творческая ли это работа?

Наконец, небольшое замечание о самой сути сочинений. В программу они добавлены, чтобы дети развивали воображение и творческий потенциал, тем не менее требования к ним предъявляют те же, что и к другим вариантам контрольных работ — диктантам и изложениям.

Эта вечная игра в пунктуационные и орфографические ошибки будет продолжаться долго — с этим ничего не поделать, еще понадобится лет -цать, чтобы что-то переменилось. Можно только посочувствовать детям и их родителям. Естественно, на классический набор ошибок следует обращать внимание, но не стоит на нем зацикливаться.

Остается только совет: вставляйте требуемый минимум клише и аргументов, но никогда не бойтесь идти «до самой сути», регулярно возвращайтесь к своим текстам, давайте свободу мысли, пытайтесь шагнуть за пределы традиционной структуры и, самое главное, не переносите плохие привычки в дальнейшую жизнь. Уверен, вы никогда не пожалеете, если будете осознанно относиться к собственным сочинениям.

Изображение в превью:
Автор: Нейросеть Kandinsky 3.0
Источник: Нейросеть Kandinsky 3.0
Автор не входит в состав редакции iXBT.com (подробнее »)
Об авторе
Пишу о полезных программах, иностранных языках и шахматах.

10 комментариев

Fracta1L
Автор в курсе, что сочинения существуют не для того, чтобы научить школьников писательству?
Mindkiller
Именно. Сочинения учат школьников читать Белинских с Герценами и не высказывать собственное мнение. Но хрен редьки не слаще.
Fracta1L
Сочинения учат структурировать и высказывать свои мысли в сжатые сроки. Это очень полезный навык в жизни.
не высказывать собственное мнение

Зависит от учителя.
g
Так в том и дело, что не свои мысли, а чужие перевирать. А если тебе в 15 Онегины с Островскими скучны, значит тебе должно быть стыдно, и неважно как подробно ты это обоснуешь. Да и не «учат» как правило, а тыкают тебе носом в ошибки (или, ещё лучше, перед классом зачитывают под общий хохот) и ставят в пример отличника. Эксплуатация чувства стыда — это вообще основная метода бесплатных школ.
Fracta1L
Какой драматичный опыт.
Mindkiller
Могу ещё более драматичным обогатить :).
Вот уже который год 1 сентября я пытаюсь добраться туда, где меня, наверное, уже никто не ждет. Туда, где я был непослушным учеником. В лицей. Да, я был ужасно непослушным, но особенно далеко мое непослушание заходило на уроках литературы. Чуть ли не на каждом занятии наш классный руководитель Ирина Ивановна, выслушав мое очередное эссе о классических произведениях русской литературы, проходила несколько раз вдоль доски, поднимала руки к небу и с надеждой в голосе восклицала: «О дайте, дайте же мне кто-нибудь пулемёт!». Я не читал критиков. Совсем. И потому мои высказывания в устных обсуждениях (не говоря уже о сочинениях) были мягко говоря необычными. «А? Что? Некто Герцен считал толстовский дуб символом новой жизни для Андрея? А хотите знать, что думаю об этом дубе я?». После чего следовали высказывания, содержание которых никак не вписывалось в восприятие Герцена и, соответственно, всех тех, кто имел несчастье прочитать его труды. Свое ярое непослушание я мотивировал тем, что у меня должно быть свое собственное, не затуманенное никакими Герценами и Белинскими мнение о литературных произведениях. Согласитесь, это похвальное желание. Но ведь школа же! А в школе есть программа, которой следует строго придерживаться. И есть итоговое сочинение, которое, помимо учителей лицея, просматривают и преподаватели кафедры филологии/журналистики КемГУ. И потому, невзирая на отсутствие спасительного пулемета у Ирины Ивановны, 309 кабинет лицея был ареной боевых действий. Многочисленные жертвы были с обеих сторон. Но если я приносил в жертву циферки, которые были на единицу-две ниже, чем могли бы быть при моем прилежном поведении, то с другой стороны жертвы были куда серьёзней. Можно было настоять на своем, оказать давление, обезопасить себя от лишних вопросов о том, откуда в моих произведениях взялись такие странные идеи. Или все же не насаживать стереотипы.

Тогда, в середине 90-х годов, Ирина Ивановна выбрала на первый взгляд правильный вариант. Конечно, высказывания о волшебном пулёмете я слышал и в 11 классе. Да и за литературную часть сочинений я практически никогда не получал циферок больше, чем 4, сколь бы шедеврально они ни были написаны. Но критиков я так и не читал. В итоге мое непослушание вылезло боком. Я часто не понимаю людей. Еще чаще люди не понимают меня. Уже который год непонимание останавливает меня от похода в лицей. Я единственный выпускник этого учебного заведения, так и не получивший диплома о высшем образовании. И, закончив гуманитарный класс, я сейчас занимаюсь настолько оторванными от людей субстанциями, что на понимание со стороны Ирины Ивановны надеяться точно не стоит.
A
Я бы сказал немного по-другому. Не читать белинских, а читать об их «творениях» и вбивать в головы школьников, что те несли единственно верное учение. И шаг вправо-влево карается двойкой за сочинение.
И еще меня всегда бесило требование «написать три страницы по этой теме, а по этой — десять страниц». Если мне хватает две страницы для выражения мыслей — зачем туда лить еще море воды?
А экзаменационное сочинение — школьная тетрадь. Это на четыре часа! Какой тут стиль или вычитка глупостей.
A
Никогда не понимал этой страсти школьных литераторов к «неистовому Виссариону». И тем более не понимаю ее сейчас. Особенно, когда прочитал у Достоевского определение его как «букашки навозной»:
"… хоть и оставался еще тогда всё еще с сильной закваской шелудивого русского либерализма, проповедованного говнюками вроде букашки навозной Белинского и проч." Пора бы выкинуть этих всех белинских и добролюбовых из школьной программы. Вместо рассказа о языке Островского и о том, почему его не понимают за границей, пичкают школьников «лучом света в темном царстве». И попробуй о Катерине сказать или написать что-то отрицательное.
117490739597814456346@google
Красиво, впечатляет, но так можно одеяло на любой школьный предмет натянуть
A
Тут есть еще некая натяжка при сравнении литературных талантов и обычных школьников, для которых надо «войну и мир в двух словах».

Добавить комментарий

Сейчас на главной

Новости

Публикации

7 месяцев под землей: что стало с «биоразлагаемым» чайным пакетиком?

В эпоху борьбы с пластиковым загрязнением производители продуктов питания активно ищут экологичные альтернативы привычным материалам. Чайные пакетики, не так давно попавшие в список экологически...

Тайны чайного листа: как рождается аромат черного чая

Черный чай — напиток, покоривший мир. Его терпкий вкус и многогранный аромат — результат сложнейшего каскада биохимических превращений, происходящих в чайном листе. Ученые уже...

Дикобразы-первопроходцы: как они попали в Северную Америку задолго до Панамского перешейка?

Они неуклюжи, медлительны и ощетиниваются тысячами острых игл. Знакомьтесь, североамериканские дикобразы — существа, полные загадок, окутанные завесой эволюционной тайны. Долгое время...

Обзор iGPSport TL30: умный задний свет для вашего велосипеда

Задний свет iGPSport TL30 представляет собой умное и функциональное решение для повышения безопасности велосипедиста в тёмное время суток. Эта яркая красная фара выдаёт свет интенсивностью до 50...

Как защититься от вируса-шифровальщика (винлока)

Большинство из вас, читающих эти строки, либо уже сталкивались с этой гадостью под названием «вирус-шифровальщик», также известной как «винлок», либо столкнутся в будущем. И если это не случалось...

Зачем в Китае запретили строительство небоскребов?

Китай — одна из стран, известная своими современными высотками. Например, здесь находится третий по высоте небоскреб в мире — Шанхайская башня (632 м). Такой план застройки...