Разгон центральных процессоров

Два десятилетия взлетов и падений


Хоть мы и писали неоднократно, что ничего существенно нового на рынке процессоров позднее первого квартала 2010 и ранее начала 2011 года не появится, реальность оказалась несколько более интересной. В целях привлечения внимания к платформе LGA1156, сильно потерявшей в популярности среди энтузиастов как только стало известно о том, что больше года на рынке ей не прожить (почему этот конструктив оказался столь многострадальным — тема отдельной статьи), компания Intel выпустила для нее два процессора с разблокированными коэффициентами умножения (по крайней мере, частью их). Главным тут оказался даже не сам факт возможности легкого разгона, а то, что она была предложена для устройств, не относящихся к экстремальному семейству. И, соответственно, продающихся по вполне доступной для многих цене.

Особенно это касалось Core i7-875K: его предшественник с заблокированными множителями (i7-870) ни разу с момента появления осенью прошлого года и до последнего времени «не уценялся», так что продолжал официально стоить 562 доллара в оптовых партиях (на том же уровне, что и более производительный Core i7-960, а ранее — 950 для платформы LGA1366), в то время как на новинку сразу же была установлена цена в 342 доллара, т. е. более чем в полтора раза дешевле. Впрочем, нужно отметить, что пару месяцев спустя справедливость таки восторжествовала, и цену на 870 снизили до 294 долларов, что ниже цены 875К.

В общем, информационный повод получился знатным. Тем более что компания подгадала выход новых процессоров аккурат к Computex, на котором производителям материнских плат не осталось других новинок для демонстрации :) В самом деле — шестиядерные модели процессоров Intel и AMD прошли по всем новостям еще весной, LGA1155 рекламировать было рано (хотя платы под новый разъем на Computex демонстрировались многими вполне в открытую), а упирать только на периферийную функциональность можно, но не очень интересно. Также у всех появился повод рассказать о том, что их продукты являются наилучшим выбором для эксплуатации новых процессоров. Причем полноценной — в штатном-то режиме отличий особых между разными платами нет (и пусть на нас за эти слова обидятся маркетинговые отделы всех производителей, но правда дороже ;)), а вот при разгоне они вполне возможны, так что есть возможность побороться за первое место в топе любителей «разблокированной производительности».

За всем этим как-то в стороне остался вопрос — есть ли в этих процессорах хоть что-то новое? И очень хорошо, что остался. Ведь, по сути, о каких-то «новых веяниях» можно было говорить лишь применительно к современной продукции Intel. Для тех же, кто начал работать с компьютерами давно, это не более чем «возвращение к истокам», причем лишь частичное. Кроме того, с технической точки зрения, блокировать коэффициенты умножения как раз сложнее, чем не блокировать. Так что появление К-серии — это, по сути, эффектный маркетинг, и не более. Впрочем, заодно это и хороший повод вспомнить историю вопроса. Причем для многих даже не вспомнить, а впервые с ней ознакомиться. Ну а для нас — повод опубликовать ту статью, которую вы сейчас и читаете :)

Множители — первые шаги

Некоторым будет трудно поверить в это, но само по себе внутреннее увеличение тактовой частоты появилось на рынке х86-процессоров не сразу, а спустя более 10 лет их развития. Первое время вопрос разных частот вообще не стоял — была одна на всех: внутренняя, она же и внешняя. Более того — частота была единой вообще для всех основных систем компьютера: в частности, шина ISA первое время функционировала на той же внешней частоте процессора, а «отделяться» от нее начала только во времена поздних 80286. И то — только потому, что данная шина являлась очень простой и дешевой, так что работать  на частотах более 8 МГц не желала, а тактовые частоты процессоров уже шагнули за десяток.

Доисторический мастодонт: 386DX с частотой 12 МГц (!), неработоспособным 32-разрядным режимом (!!), да еще и выпущенный в США :)

В i386 они достигли уже 33 МГц (в продукции конкурентов — и 40 МГц), так что шина расширения окончательно стала отдельной системой, но внутри и снаружи 386-х процессоров частоты были одинаковыми. Вычислительное ядро работало на той же частоте, с которой процессор обменивался данными с чипсетом, а чипсет — с памятью. В те годы, кстати, и разгон системы особой популярностью не пользовался, поскольку разгонять нужно было все, причем достигалось такое, обычно, заменой тактового генератора, на что решались не все пользователи. Да и апгрейд процессоров как явление был не развит: даже если существовала физическая возможность поменять процессор с частотой 20 МГц на более новый на 33 МГц, вовсе не факт, что это выдержала бы старая системная плата.

Экстремал допотопных времен: от современных даже ценой не особо отличался

Все это касалось и первых систем на i486, а вот потом уже появились отличия — что в плане апгрейда, что с точки зрения разгона. Дело в том, что изначально покупатели отнеслись к новым процессорам достаточно прохладно — многих вполне устраивали недорогие и производительные системы на базе 386-х процессоров. Intel попробовала изменить положение выпуском относительно дешевых 486SX, лишенных сопроцессора (точнее, он там был заблокирован), однако это не сильно помогло из-за действий конкурентов: компьютер на 486SX/20 стоил примерно столько же, сколько на 386DX/40, а работал даже немного медленнее. Ну а те, кому арифметический сопроцессор был нужен, вообще оказались в проигрыше — установка 487SX делала систему более дорогой, чем если  сразу приобрести компьютер на «полноценном» 486DX. И неудивительно — ведь 487SX технически представлял собой именно 486DX, но с дополнительным контактом, позволяющим полностью отключить «базовый» 486SX. Положение надо было спасать.

И это было сделано, причем интересным способом — именно тогда Intel выпустила из бутылки того джинна, которого не может загнать обратно уже несколько лет. Да-да — именно тогда явление апгрейда стало массовым и активно рекламируемым: основной производитель процессоров утверждал, что «четверки» лучше уже тем, что их можно недорого модернизировать. С технической точки зрения все было очень прозаично: просто был освоен выпуск процессоров Overdrive, рассчитанных на разъем 487SX (и точно так же, как 487SX, при установке отключающих первичный процессор), в отличие от всех предыдущих моделей работающих не на частоте системной шине, а удваивающих ее для внутренних блоков. Разумеется, оставлять всю эту красоту только для любителей модернизации было не совсем правильно, да и партнеры обижались, так что вскоре появились и процессоры 486DX2, единственным отличием которых была заточенность под «основной», а не «дополнительный» процессорный сокет.

Идея была чрезвычайно здравой: все-таки в те времена именно центральный процессор являлся компонентом, определяющим производительность всей системы (это сегодня он лишь один из многих, причем чаще всего вовсе не главный), его быстродействие очевидным образом росло с ростом тактовой частоты, а увеличивать последнюю для внешних компонентов было делом крайне дорогим, да и вообще не всегда возможным. В общем, компьютеры на базе 486DX2/66 в большинстве случаев работали быстрее, чем основанные на 486DX/50, но обходились куда более дешевыми системными платами, памятью и прочей периферией.

Когда-то революции обходились без вентиляторов :) Несмотря на маркировку, этот процессор отличается от соседа только одной лишней ногой

Сейчас уже трудно поверить, но для того времени идея оказалась по-настоящему революционной. А поверить трудно именно потому, что вот уже многие годы такой подход применяется повсеместно, причем частоты вычислительных ядер от частот внешних шин уже могут отличаться не только в разы, но и в десятки раз. Но произошло это далеко не сразу. Выпустив вскоре и 486SX2 (не для всех задач требовались вычисления с плавающей запятой, а «обычной» производительности много никогда не бывает), компания Intel сумела увеличить для нового семейства процессоров Pentium и частоты системной шины до 60—66 МГц (у «четверок», напомним, максимумом было 50 МГц, причем крайне высокой ценой), так что первые его представители оказались своеобразным шагом назад — в них внутренние и внешние частоты были одинаковыми.

Pentium 60 — последний из могикан

Но остановить прогресс было уже невозможно — через некоторое время появились процессоры линейки iDX4 с утроением тактовой частоты. Конкуренты тоже быстро освоили удвоение, утроение и даже учетверение внутренней частоты, да и Pentium не стояли на месте: в обновленной линейке этого семейства появились и дробные множители, причем ни в одной из моделей они уже никогда не были равны единице. В общем, «процесс пошел», что через некоторое время вызвало и серьезные проблемы.

Зачем нужно было блокировать коэффициенты?

Те, кто начал работать с компьютерами менее 10 лет назад, иногда на полном серьезе способны обсуждать вынесенный в заголовок вопрос. Более того — очень часто они видят в нем некий заговор, направленный на ущемление интересов любителей разгона. С точки зрения житейской мудрости, логика в этом действительно есть. Ведь «обычным пользователям» (коих более 90%) вообще все равно — можно ли менять множитель или нет, поскольку они этим все равно заниматься не станут. А вот оверклокерам возможность установить более высокий коэффициент умножения, нежели предполагалось производителем — весьма полезна: можно разогнать процессор, не затрагивая другие компоненты системной платы. Если же множитель ограничен сверху или вообще зафиксирован, то все куда сложнее — доступен только разгон при помощи увеличения частоты системной шины. Следовательно, требуется, во-первых, возможность ее гибкого увеличения, а во-вторых, плата, которая «выдержит» без проблем более высокую частоту. Фиксированный множитель вообще плох с точки зрения любителей тонкого тюнинга: разгон по шине, конечно, чуть более сложен, но он позволяет получить и более высокую производительность, так что в ряде случаев имеет смысл множитель снижать относительно штатного значения, увеличивая именно опорную частоту. Однако не все так просто, как предполагает бытовая (она же житейская) мудрость.

Первый из утроителей

Пока вариантов выбора было мало, проблем не было. 486DX2 умел только удваивать частоту, а DX4 — утраивать, и изменить это было невозможно. Да и особо незачем, поскольку гибкого регулирования частоты системной шины тоже не было. Впрочем, конкуренты некоторую свободу давать начали, так что «псевдоразгон» AMD 486DX4/100 установкой ему режима работы 50×2 вместо 33×3 был достаточно популярен (справедливости ради, большинство пользователей предпочитало не снижая множитель устанавливать шину на 40 МГц, что оказывалось более эффективным делом и вызывало куда меньше проблем), но только в очень узких кругах (на тот момент компания Intel контролировала 95% рынка, а на конкурентов, число которых в годы расцвета этого бизнеса достигало чуть ли не десятка, суммарно приходились жалкие 5%). А вот с Pentium система быстро дала сбой…

Моделей для Socket5 было сразу выпущено три — с частотами 75, 90 и 100 МГц. Все они имели множитель 1,5 и разные частоты системной шины. Номинально. Физически же все сходили с одного и того же конвеера и нареза́лись с одних пластин. Формально еще и отбраковка была более или менее жесткой, но не всегда: при наличии большого количества заказов на Pentium 75 именно такую маркировку получало большинство процессоров, пусть даже среди них немалая часть была способна работать и на частоте 100 МГц. Позднее в ассортименте появились и процессоры с частотой 120 и 133 МГц (множитель 2), затем, с неизбежностью кризисов при капитализме, 150 и 166 МГц (множитель 2,5), а закончилась линейка процессором с тактовой частотой 200 МГц (пару на 180 МГц к ней компания выпускать не стала — из-за более низкой частоты системной шины такой процессор оказался бы не быстрее Pentium 166). Увеличение тактовой частоты вдвое удалось благодаря переходу на более тонкий технический процесс, а также прочим оптимизациям, однако ввиду достаточно высокого спроса на младшие модели никто их с производства не снимал по мере выпуска новых. Т. е. формально 75/90/100 — это P54C (600 нм), а последующие — P54CS (350 нм), но поскольку спрос на первые сохранялся, их, начиная с 1995 года, выпускали на новом ядре (это обходилось дешевле, нежели продолжать «тянуть» старые способы производства). В результате вся столь длинная линейка начала отличаться, фактически, маркировкой — как множитель, так и частота системной шины выставлялись внешними схемами.

Разумеется, то время было настоящим раздольем для любителей разгона. Покупаем недорогую модель, выставляем нужные частоты, и всё — никаких ограничений. Дополнительную свободу дали производители системных плат, обеспечившие в своей продукции также и поддержку частот 75 и 83 МГц, что процессорам Intel не требовалось, однако было нужно для совместимой с ними по выводам продукции конкурентов. Саму компанию Intel это не слишком-то напрягало, пока разгоном занимались только частники: ну и что, что некий школьник Толя Батарейкин в купленном за успешное окончание учебного года компьютере разогнал Pentium 90 до состояния Pentium 166? Все равно бы родители не купили Толе Pentium 166, а так хоть Pentium 90 продать удалось (иначе, чего доброго, покупатель вообще мог бы уйти к конкурентам). Деньги за него получены, а что там с купленным устройством будет делать человек — его личное дело.

Проблема была несколько в другом — при такой простоте разгона заниматься им тянуло не только пользователей, но и продавцов компьютеров. Иначе говоря, зачем продавать человеку компьютер на базе «настоящего» Pentium 166, если можно разогнать Pentium 90, а разницу между закупочной ценой процессоров положить в свой карман. Вот это уже начало бить Intel по ее карману: ведь невольный обладатель разогнанного процессора готов был купить Pentium 166, более того — он и заплатил за него, но производителю достались совсем другие деньги. Впрочем, забеспокоились в компании не сразу. Первое время такими махинациями занимались небольшие фирмы-однодневки, которые оказывают на рынок не слишком большое влияние. Более крупные компании на подобный подлог идти не желали, поскольку обман мог в любой момент раскрыться. Ну а рынка розничных продаж процессоров, естественно, все это вообще не касалось — там покупатель сразу видел, что брал. Однако желание подзаработать, не прилагая серьезных усилий, было неистребимо.

А как сделать так, чтобы покупатель никогда не узнал, что его обманули? Да очень просто — надо всего лишь «перебить» маркировку: ведь других отличий нет. На тот момент делалось это достаточно просто: сначала тонкий слой корпуса срезаем, потом рисуем новые буквы и цифры. Естественно, в компьютерах, выпускаемых крупными производителями, «перепиленные» процессоры не встречались (репутация дороже, чем подобные гешефты), но вот на открытом рынке комплектующих или среди блоков, собираемых мелкими локальными фирмами, они попадались очень часто. Особенно если говорить о, скажем так, не очень цивилизованных рынках, в том числе на тот момент и российском.

Были даже слухи, что иногда процессоры «пилились» по два раза. Сначала «где-то там за бугром» Pentium 90 превращался в Pentium 120. Потом кто-нибудь из российских поставщиков закупался дешевыми «Pentium 120» на черном рынке и тоже немножко зарабатывал — сделав из него Pentium 166. Очевидно, что ни к чему хорошему эта операция зачастую не приводила: на каждом шаге частоту поднимали чуть-чуть (во вполне разумных пределах), но конечный разгон оказывался достаточно большим. Причем, что самое неприятное, возникающие проблемы относились чаще всего к разряду «плавающих», т. е. то работает, то не работает. А крайним оказывался производитель — ведь пользователь зачастую даже не подозревал, что купленный им процессор работает не в штатном режиме. Позднее, конечно, появились рекомендации, как отличить «пиленый» процессор от настоящего, вот только помогали они далеко не всем: для начала надо было знать о проблеме и вообще иметь возможность отбора комплектующих.

Снаружи разные, а внутри — неизвестно

В общем, подводя итог, такая малость, как свободные коэффициенты во всем семействе процессоров, била почти по всем. Не в накладе оставались только гешефтмахеры-перемаркировщики, кладущие себе в карман разницу между ценой исходного устройства и полученного в итоге, за вычетом копеечной стоимости операции. (Ну еще некоторые затраты на тестирование, конечно, присутствовали, однако небольшие — полномасштабной проверкой каждого экземпляра никто себя особо не утруждал.) Пользователи же покупали вовсе не то, за что платили. Одно дело самостоятельный разгон младшей модели, когда человек отдает себе полный отчет в плюсах и минусах этого варианта, и другое — такой вот «скрытый».

Ну а больше всего шишек, конечно же, доставалось Intel. Во-первых, совершенно конкретная упущенная выгода: человек готов был купить старшую модель и даже «купил» именно ее, но деньги достались вовсе не производителю. С учетом особенностей ценообразования (когда младшие модели процессоров продаются недорого для обеспечения массового спроса, зато на старшие устанавливается вполне понятная наценка «за крутизну») это не так уж и мало. Во-вторых, подрывалось само по себе доверие к старшим моделям со стороны покупателей — зачем платить за абсолютно то же самое больше? В-третьих, весь негатив по поводу нестабильной работы и прочих глюков переразогнанных процессоров валился, естественно, тоже на Intel — ну откуда простому пользователю знать, что это переразгон, если лично он вообще ничего не разгонял?

От ограничения сверху к фиксации и обратно

Нет ничего удивительного, что такое положение вещей компанию Intel в корне не устраивало. Впрочем, что-либо менять в уже выпускаемых процессорах было поздно, да и в появившихся сразу вслед за ними Pentium MMX и Pentium Pro положение дел осталось прежним, зато при разработке Pentium II предыдущий опыт учли, ограничив множитель сверху. Т. е. максимальное значение для процессора с тактовой частотой 233 МГц составляло 3,5, а для 266 МГц — 4, и так далее. Уменьшать же коэффициент умножения пользователю по-прежнему было разрешено.

Такой подход проблему «пиленых» процессоров решил, но ненадолго. Если для Pentium рост тактовых частот был связан практически целиком и полностью с увеличением коэффициента умножения, то в семействе Pentium II в один прекрасный момент повысили тактовую частоту шины аж в полтора раза. В общем-то, ничего удивительного — 66 МГц были верхней границей стандартных значений чересчур уж долго, так что рано или поздно положение дел должно было измениться. Но в результате данного мероприятия необходимость в поддержке высоких множителей резко отпала — Pentium II 350 прекрасно обходился тем же коэффициентом, что и Pentium II 233. Снимать же с производства младшие модели процессоров смысла не имело — виду сохранявшегося на них высокого спроса. Таким образом, начиная с моделей на ядре Dechutes, коэффициент умножения стал не просто ограниченным, но и вообще фиксированным. Причем, стоит отметить, впервые такое было опробовано даже не на Pentium II, а на самых первых Celeron. Вообще даже немного странно, почему фиксированный множитель стал применяться позже, чем заблокированный — технически это проще реализовать.

Celeron 266 в исполнении Slot1 — мечта экономного оверклокера и первый процессор с фиксированным коэффициентом

Кстати, с ограничением сверху была связана и такая любопытная особенность первых процессоров с частотой шины 100 МГц, как сигнал Sel66/100#. По замыслу Intel, применять его следовало для возможности работы (пусть и на пониженных тактовых частотах) на старых платах — с поддержкой только FSB 66 МГц. При высоком уровне сигнала тот же Pentium II 350 ограничивал коэффициент умножения значением 3,5, а вот при низком (что соответствует «медленной» системной шине) были доступны и более высокие значения — вплоть до 5,5. Цель вполне благая — обладатель системной платы на базе чипсета i440LX мог купить вместо старого Pentium II 233 модель с тактовой частотой 350 или 400 МГц «на вырост» и до смены системной платы использовать его на частоте 366 МГц. Однако ушлые производители системных плат начали использовать данную возможность не по назначению, позволяя (на некоторых моделях) принудительно устанавливать значение этого сигнала в Low и при использовании частоты 100 МГц, облегчая разгон процессора. Через некоторое время данная возможность исчезла, что можно считать диверсией против оверклокеров.

А можно и не считать — в конечном итоге, разгон старших моделей процессоров существует, в основном, в качестве затратного хобби и способа получения рекордных результатов в бенчмарках, в то время как большинство бытовых любителей разгона предпочитает приобретать недорогие модели процессоров, одной из особенностей которых являются заниженные частоты системной шины. Разгон 66→100, конечно, выдерживали далеко не все процессоры, поскольку при том же множителе он увеличивает частоту в полтора раза, однако все последующие шаги были куда более мелкими — не более чем на треть, а то и на четверть. За примерами далеко ходить не надо — наиболее популярными для разгона во времена тотального господства Core 2 были процессоры с частотой шины 800 МГц (тем более что такие модели еще и продавались в большинстве своем по цене менее 100 долларов — иногда существенно менее), прекрасно разгоняющиеся как минимум до следующей стандартной ступеньки: 1066 МГц (благо прирост в данном случае щадящий: 33%). Ну а для того, чтобы поднять процессор на ступеньку выше, туда, где такая частота шины является штатной, тоже многого не требовалось — каких-то 25% прибавки.

К тому же компания Intel вскоре сделала сознательный (или несознательный — но это вряд ли) подарок любителям разгона. Дело в том, что в Pentium 4, разумеется, от фиксированных множителей никто не отказался, и первое время разгон этих процессоров был полностью аналогичен процедуре для предыдущих семейств. Даже был чуть более сложен — некоторое время не было выбора среди «стандартных» частот. Однако после появления чипсета i845 и «нестандартные»-то стали не сильно хуже, поскольку было введено независимое тактование большинства внешних шин, типа PCI или AGP. Таким образом, разгонялось уже не всё установленное на плату, а лишь процессор, память, северный мост чипсета и то, что их соединяет. В общем, для разгона даже старших моделей требовалась уже только соответствующая плата (ну и процессор, разумеется) и память, а недостатка в подобных комплектующих на рынке не было. Позднее к этому добавился и описанный выше широкий выбор между «стандартными» частотами, что процедуру разгона сделало вообще простой и доступной каждому, кто хотел ею заняться. В конечном итоге даже более простой, чем во времена Pentium, несмотря на свободный множитель последних. После этого шага утверждения о том, что Intel ставит какие-то препоны оверклокингу, стали граничить с особым цинизмом :)

P4 2400B — первый с FSB 533

Кстати, и с множителями определенные поблажки пользователи получили еще во времена Pentium 4, если говорить о настольных системах. Произошло это тогда, когда в этот сегмент рынка из мобильных компьютеров пришла технология EIST, позволяющая процессору снижать тактовую частоту при невысокой нагрузке — для уменьшения энергопотребления и тепловыделения. Проще всего это делать, меняя множитель, поэтому он снова перестал быть фиксированным, а стал всего лишь заблокированным на повышение. Косвенным образом это еще более упростило процедуру разгона младших моделей семейства: частоту шины можно было теперь повышать не на одну стандартную ступеньку, а сразу на пару. Ну а если процессору такое оказывалось не совсем под силу, то для приведения его в работоспособное состояние достаточно было снизить множитель на соответствующее число шагов. Итоговая производительность оказывается выше, чем при более низкой частоте шины и более высоком множителе, поскольку быстрее начинает работать подсистема памяти. Это, кстати, временами полезно и при разгоне старших моделей процессоров для «выжимания» из них последних соков при бенчмаркинге.

Бескомпромиссный Extreme Edition

Следующий шаг «назад в будущее» был сделан в 2003 году, когда компания AMD выпустила на рынок процессоры семейства Athlon 64. При всех их достоинствах, у первых моделей был один недостаток: серийный Athlon 64 3200+ в оригинальном исполнении (т. е. с частотой 2 ГГц и мегабайтом кэш-памяти второго уровня) немножко, но отставал от давно уже продающегося Pentium 4 с частотой 3,2 ГГц. Совсем чуть-чуть, однако и такого отставания допускать не хотелось. В компании нашли выход: взяли Opteron, поддерживающий два канала памяти (в отличие от первых Athlon 64), установили ему тактовую частоту в 2,2 ГГц, разрешили использовать до конца еще не стандартизованную регистровую DDR400 и назвали получившийся продукт «экстремальным процессором» Athlon 64 FX (дополнительные обозначения появились уже с новыми более быстрыми моделями FX, поскольку надо же было их как-то отличать). И вот тут уже все было нормально — данный монстр, естественно, сумел обогнать Р4 3200. Кроме того, особый статус позволил компании и дополнительных денег заработать — на уникальный процессор была установлена цена в 999 долларов.

Однако оказалось, что такая идея понравилась не только AMD. Судя по всему, успешно разделив несколькими годами ранее бюджетное (Celeron) и массовое (Pentium III/4) направления, маркетологи Intel тоже мечтали что-нибудь еще сегментировать. Поэтому выпуск основным (и к тому моменту уже практически единственным) конкурентом экстремального процессора не остался безнаказанным — Intel с пылу с жару выкатила свой аналог, причем настолько поспешно, что официально Pentium 4 Extreme Edition был анонсирован даже немного раньше, чем Athlon 64 FX. Имел он перед последним немалое преимущество, кстати — не требовал специальной инфраструктуры: использовал все тот же Socket 478, что и все остальные процессоры Intel на тот момент, и работал в самых обычных системных платах. Но по сути своей представлял аналогичный перенос серверного процессора (на ядре Gallatin, снабженном двумя мегабайтами кэш-памяти третьего уровня) на настольную почву. И цену выставили такую же — 999 долларов.

А как привлечь внимание пользователей к приборам с таким негуманным ценником? Одной лишь производительности мало — очевидно, что она постоянно растет и у старших моделей массовых процессоров, так что любой экстремал является в лучшем случае «калифом на год» (а иногда и менее). Поэтому в обеих компаниях решили — пусть их покупатели заодно получат возможность настраивать всё: что угодно и как угодно. Т. е. увеличивать коэффициент умножения в первую очередь. Стоит отметить, что ни Intel, ни AMD ничем не рисковали — «перетирать» экстремальные процессоры не имело смысла. Во-первых, это совершенно не массовый рынок, так что никакого ажиотажного спроса быть не может. Во-вторых, планировалось, что в каждый момент времени экстремальная модель будет единственной представленной на рынке. Соответственно, и перемаркировывать нечего и не во что.

Конечно, после выпуска Athlon 64 FX-53 можно было попробовать «превратить» в него товарные остатки FX-51, например, но в чем смысл, если эти процессоры все равно стоят одинаково? Одно дело — купить за 100 и продать за 300, и совсем другое — купить за «штуку баксов» и продать за нее же. Позднее, впрочем, случались моменты, когда официально отгружалась сразу пара экстремальных моделей, однако чаще всего они достаточно отличались друг от друга (например, базировались на разных кристаллах, да и вообще, бывало, использовали разное количество ядер). А даже если и отличались только частотой, то все равно никто не бросался на создание «поддельных» процессоров, поскольку при отсутствии массового спроса много заработать на этом было невозможно. Тем более что и средства программной идентификации процессоров дошли до уровня, когда их действительно можно было идентифицировать точным образом, а не просто как абстрактный «Pentium» — соответственно, и обмануть мало-мальски подкованного пользователя стало делом практически невозможным.

Впрочем, что это мы переключились на AMD? Естественно, аналогично себя вели и в Intel. Причем некоторое время удавалось сохранять паритет топовых моделей по производительности и прочим потребительским характеристикам, да и с выходом новых моделей ни Intel, ни AMD проблем не испытывали, вот и продолжали обе компании симметрично «радовать» обеспеченных пользователей новыми и новыми процессорами за тысячу долларов оптом. Позднее (после перехода от одного к двумя ядрам) в Intel темп несколько подрастеряли, но все равно нельзя было сказать, что Pentium XE так уж радикально отставали от Athlon FX. Тем более что компания извлекла из рукава козырь в виде Hyper-Threading, который позволял этим процессорам выполнять по четыре потока команд одновременно. Первым и единственным на рынке! Это сейчас подобную схему (два ядра + НТ) используют бюджетные Core i3 и даже топовые Atom, а тогда такое было внове — до «полноценных» четырехъядерных х86-процессоров оставалось жить больше года.

Black Edition — асимметричный ответ на Extreme Edition

Неизвестно, сколько бы еще могла продолжаться эта совместная идиллия в благоприятных условиях, однако теперь-то мы знаем точно, что ее прекратило: выпуск процессоров на базе архитектуры Core 2. Последние оказались настолько удачными, что устроили варфоломеевскую ночь как предыдущим разработкам самой Intel, так Athlon 64 X2. Причем экстремал в новой линейке Intel появился буквально сразу, и сразу же обошел Athlon 64 FX-62 процентов на 25-30, что, естественно, никак не получилось бы исправить выпуском FX-64 или даже FX-66. Но это было еще не все: Core 2 Extreme X6800 просуществовал на рынке всего несколько месяцев, а потом Intel выпустила Core 2 Extreme QX6700, снабженный уже четырьмя вычислительными ядрами. Естественно, по традиционной для этого семейства цене — 999 долларов. Собственно, это и подписало приговор Athlon 64 FX: если на обычные процессоры компания была вынуждена просто снизить цены, то «бюджетный экстремал» — это что-то за гранью добра и зла.

Quad FX — бессмысленный и беспощадный

Сначала в AMD попробовали действовать уже проверенными методами — соорудить десктопную платформу из серверной. Нет возможности выпускать четырехъядерные процессоры? Вот вам пара двухъядерных Athlon FX (а в девичестве — снова, как и при появлении К8, Opteron) на соответствующей системной плате. Обозвано это было «Quad FX» или «4×4» (второе название было связано с тем, что производители видеокарт стряхнули пыль со старой доброй технологии SLI компании 3dfx, позволяющей в одной системе работать параллельно нескольким графическим чипам, вплоть до трех-четырех в планах), но следа на рынке не оставило.

Во-первых, это совершенно отдельная платформа, несовместимая с основными. Во-вторых… на тот момент практически не нужная никому, поскольку большинство производителей программного обеспечения пока и с возможностью запуска пары потоков вычислений не могли понять, что делать, а уж четырех это тем более касалось. Четырехъядерники Intel испытывали те же проблемы, но они хотя бы в обычных платах работали. Тем более, имея возможность упаковывать в один процессор больше ядер, Intel могла бы перекрыть кислород платформе Quad FX, даже если бы у последней начал намечаться хоть какой-то успех — подобное орудие устрашения (платформа Intel V8, снабженная, как несложно догадаться, двумя четырехъядерными процессорами) компанией было разработано, продемонстрировано и легко могло бы пойти в серию, будь на такое спрос.

В общем, очевидно, что без создания нормальных многоядерных процессоров вернуть «старые добрые времена» AMD не могла. К сожалению, как выяснилось чуть позднее, первые Phenom X4 конкурентоспособного уровня производительности продемонстрировать не сумели. То есть продавались-то они благодаря низким ценам неплохо, но и работали соответственно цене, уступая сегмент высокой производительности без боя. Ну а раз это было верно для четырехъядерных моделей, аналогичным оказалось состояние дел и среди двух- и трехъядерных процессоров (уникальность последних на рынке легко разбивалась о тот факт, что многие двухъядерные модели Intel были быстрее даже в многопоточных приложениях). Т. е. уделом компании оказалась конкуренция только по цене, а энтузиастам (мелкому, в общем-то, сегменту рынка, зато готовому доплачивать за интересные для себя технические решения сумму, не адекватную их полезности) предложить было совсем нечего. Однако компании удалось найти весьма оригинальный выход из положения…

Итак, конец лета 2007 года. Все ждут выпуска первых Phenom. Одни — потому, что верят в перспективы новых процессоров самих по себе, другие — надеются, что как минимум их появление снизит цены на Core 2 Quad. В этот самый момент на рынок выходит первый из процессоров семейства Black Edition — Athlon 64 X2 6400+. Первый блин оказался комом — ну да, относительно недорогой процессор, который куда быстрее былого флагмана Athlon 64 FX-62 (поскольку ядро то же, а частота на 15% выше), да и вообще самый производительный в семействе, но встретили его достаточно прохладно. В самом деле: уже год слова «самый быстрый Athlon 64 X2» не означали «один из самых быстрых процессоров на рынке», так что этим покупателей привлечь было сложно. Красивой коробкой черного цвета — тем более :)

Поэтому уже через месяц в AMD поняли, как исправить ситуацию: Athlon 64 X2 5000+ Black Edition рекордов в штатном режиме поставить не мог (и вообще за счет нового ядра был даже чуть-чуть медленнее, чем «оригинальный» 5000+, появившийся годом ранее, не говоря уж об остальных моделях, вплоть до упомянутого 6400+), зато, подобно Athlon FX, имел разблокированный множитель. Впервые после длительного перерыва «свобода разгона» вернулась в массовый сектор. И по цене, которую готовы платить покупатели массовых процессоров. В общем, несмотря на скромные уже к тому моменту характеристики, процессор пользовался немалой популярностью.

В AMD сделали правильные выводы, так что после выхода Phenom, которые оказались несколько не тем (мягко говоря), чего многие ждали, данный подход начали использовать на всю катушку. С небольшой модификацией — теперь к Black Edition могли относиться только старшие в соответствующей линейке процессоры. Т. е. продаются одновременно Phenom X4 9550, 9650, 9750 и 9850 Black Edition — у первых трех множитель блокирован, а у последнего — нет. Аналогично:  Phenom X3 8550, 8650 и 8750 Black Edition. И после выпуска Athlon X2 на том же кристалле (с урезанием части ядер) на рынке оказалось две модели — 7650 и 7750 Black Edition. Почему именно старшие модели? По двум причинам — во-первых, отрицательные воспоминания о временах «перетирания» (а старший в линейке процессор переделывать не во что), во-вторых, надо же было их покупателям какой-нибудь бонус выдать, взамен завышенной (сравнительно с младшими моделями) цены каждой единицы производительности.

Окончательно эта схема сформировалась после перехода с Phenom на Phenom II. В общих чертах она осталась той же с одним исключением — Phenom и Athlon окончательно разделились на независимые линейки со своими кристаллами для каждой. Athlon II, независимо от числа ядер — бюджетное семейство, так что покупателям таких процессоров дополнительные «плюшки» не положены. А вот Phenom II существовали в двух-, трех- и четырехъядерных модификациях (потом к списку добавились и шестиядерные модели), причем в каждой линейке старший процессор был именно специальной редакции — Black Edition. Выходит новая более высокочастотная модификация? Не беда — именно она получает особый статус, а предыдущего лидера «развенчивают» в обычный класс.

Так, например, в 2010 году Phenom II X3 720 Black Edition и 965 Black Edition превратились в «просто» 720 и 965, поскольку на смену им пришли 740 Black Edition и 970 Black Edition. Правда, в случае с 965 это было лишь временное изменение: поскольку выход новых процессоров недавно в очередной раз отложился, компания AMD не придумала ничего лучшего, чем превратить в Black Edition все поставляемые «полноценные» Phenom II с двумя (модели 555, 560, 565) или четырьмя (линейка 955, 965, 970 и 975) ядрами. Да и среди шестиядерных моделей выпуск 1100Т не привел к «развенчанию» 1090Т: обе модели имеют разблокированный множитель. В общем, стройное построение разрушено, но тут уж ничего не поделаешь — не самые простые времена для производителя, так что приходится всеми силами повышать привлекательность своей продукции, пусть и на узких рынках. Тем более что компании это ничего не стоит.

Но это мы уже забежали чуть вперед, а так еще в 2009 году сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, у AMD не получалось конкурировать с Intel на поле высокой производительности, да компания и не пыталась этого делать, ввиду недостаточности ресурсов для борьбы за «майку лидера». С другой стороны, в ее ассортименте были и дешевые процессоры с достаточно высокой производительностью (Athlon II), и середнячки с отличным соотношением цена/производительность (Phenom II), и специальные, но при этом недорогие модели для энтузиастов, которых хлебом не корми — дай только чего-нибудь потюнинговать. А тут настоящее раздолье: и множители разблокированные, и поиграть с разблокировкой дополнительных ядер в младших линейках Phenom II можно.

При этом у Intel положение в этом сегменте рынка оказалось немного странным. Обеспеченным и очень обеспеченным энтузиастам компания могла предложить самые быстрые х86-процессоры, а вот всем остальным — ничего особенного. Ну да, конечно, «народные» модификации Core 2 Quad или Core i5 пользовались заслуженной популярностью, но ничего выходящего за рамки обыденности, кроме разгона по шине, с ними сделать было нельзя. А с Core 2 eXtreme и Core i7 Extreme Edition — можно, но стоили они чересчур уж дорого. Причем не только для индивидуальных покупателей. В частности, вашему покорному слуге довелось поучаствовать в позапрошлом году в двух специализированных мероприятиях для оверклокеров — MSI Master Overclocking Arena 2009 и Gigabyte TweaKING: Show your magic! Так вот: в первом случае соревновались на Core i7-950, а во втором — вообще использовались Core i5-750. Почему не Core i7-975? А сами посчитайте: порядка 20 команд, нужно два комплекта оборудования — итого на одни лишь экстремальные процессоры нужно потратить порядка 40 тысяч долларов! Если опуститься на ступеньку ниже, то требуется уже примерно 22,5 тысячи долларов, а выбор моделей «среднего класса» уменьшает бюджет до 8 тысяч. Понятно, что большинство процессоров можно будет использовать повторно, но… На соревнованиях по экстремальному разгону часть их обязательно выйдет из строя, да и вообще правилом хорошего тона на подобных мероприятиях является подарить тестовый комплект команде. Будь у Intel в ассортименте недорогие процессоры для энтузиастов, можно было бы использовать именно их, а применение дорогих слишком уж затратно.

Но это лишь одна из лежащих на поверхности причин. Вторая — по своей логике процессор Extreme Edition может быть ровно один во всем ассортименте компании. Иногда их может оказаться два (на переходных этапах, например), но не больше. А если платформ несколько, тогда как? Экспериментировать только с одной из них (причем по определению топовой)? Слишком уж скучно :) Уменьшает удовольствие от процесса, усугубляет социальное неравенство и т. п.

В общем, если без шуток, то назрела необходимость менять концепцию. Точнее, ее усовершенствовать. Причем с экономической точки зрения это действительно необходимость… но об этом чуть позже.

K-серия как способ решения нынешних проблем…

Первым делом в компании решили потренироваться на кошках. Точнее, на бюджетных моделях процессоров и только на рынках развивающихся стран. Около двух лет назад в Китае в продажу поступил Pentium E6500K: первый за долгие годы процессор с разблокированным множителем в ценовом диапазоне до 100 долларов. Почему именно бюджетная модель, да еще и для устаревшей платформы? Ну, мы же сразу сказали — потренироваться решено было на кошках :) Выпускать сразу модель среднего класса, по-видимому, сочли преждевременным — неизвестно, каков будет спрос и не помешает ли такой процессор продажам более дорогих моделей. Судя по всему, результаты были сочтены достойными вложений. Которые, на самом деле, были нулевыми — как уже было сказано в начале, блокировка множителей сама по себе несколько более сложная вещь, чем ее отсутствие :) Зато удалось создать немалый информационный шум. И оценить размеры потенциального рынка тоже — другие модели продолжили продаваться примерно в тех же объемах, т. е. выпуск аналога «Black Edition» им не помешал.

Именно поэтому спустя полгода в Intel торжественно анонсировали Core i7-875K и Core i5-655K. Оба стоили недорого — 342 и 216 долларов оптом соответственно. Наценка за разблокированный множитель составила, как несложно посчитать, чуть более 20%, что достаточно гуманно и сравнимо по абсолютным ценам с AMD Phenom II X6 1090T и Phenom II X4 965 (на тот момент топовыми представителями серии Black Edition). Дороже, но сравнимо, в отличие от цены Core i7 Extreme! Одна из причин, почему были выбраны именно такие модели: надо было немного отвлечь внимание энтузиастов от процессоров конкурента. И, заодно, привлечь внимание к LGA1156, которая к середине года стала «хромой уткой» (как называют политиков, которые гарантированно не могут быть избраны на следующий срок, в конце их правления). Для LGA1366 таким информационным поводом несколькими месяцами ранее был выпуск шестиядерных процессоров на ядре Gulftown, а здесь вот малой кровью обошлись.

Но есть и отличия от AMD Black Edition. Как мы уже писали выше, ВЕ-серия — топовые модели в линейках. Причем без официальной доплаты за множители. Соблюдаются ли эти правила здесь? Нет, не соблюдаются. О доплате уже сказано выше — она есть по сравнению с базовыми моделями. Кроме того, i7-870 примерно в то же время стал вторым в линейке, а i5-650 это вообще младшая модель среди всех Core i5. Таким образом, выпуск этих двух процессоров мы склонны считать продолжением экспериментов. Т. е. то, что бюджетная «разблокированная» модификация не может помешать продажам небюджетных заблокированных, в Intel уже установили, после чего решили поэксперементировать на других сегментах рынка. Но привязавшись к определенным ценовым сегментам — в районе 200 и в районе 350 долларов.

А есть ли что-то реально новое, отличное от лозунгов «Теперь разблокированный множитель стал доступнее!» Последнее-то по цифрам очевидно — раз так в пять доступнее :) Вот с первым — никаких подвижек. Более того — пообщавшись с BIOS материнских плат самой Intel, мы склонны считать, что выход Core i7-875K был вполне возможен еще в 2009 году. Только назывался бы он Core i7-875 Extreme Edition и появиться мог только при отсутствии на рынке других Extreme Edition. Впрочем, эту тему мы уже разбирали. Но, кстати, это вполне объясняет, почему почти одновременно были выпущены 875K и 880, а не один 885К: на самом деле первый процессор был готов уже давно. Вполне возможно, что и выпустили его в достаточных количествах столь же давно — еще до того, как начал получаться Core i7-880. Хотя на этой точке зрения мы настаивать не будем, но… Очень уж хорошо в нее укладываются некоторые факты.

Но вернемся к теме. Итак, на деле i7-875K это тот же i7-870, только пользователь может менять стартовый коэффициент умножения и множители Turbo Boost. Последнее, впрочем, не на всех платах, как выяснилось, но разблокировали и их. А вот множитель UnCore, равно как и множители памяти остались заблокированными. Таким образом, в плане разгона системы памяти этот процессор обеспечивает даже меньшую свободу действий, нежели «обычные» представители линейки Core i7-900. Только ядра стало проще разгонять. Да и свобода выбора материнской платы расширилась — при разгоне по шине нужно заботиться и о цепях питания UnCore, а если разгонять множителем, то это не нужно. Но и итоговая производительность при одинаковой результирующей частоте при разгоне множителем, естественно, будет ниже. В общем, позиционирование «для энтузиастов» более чем оправдано: обычным пользователям процессор не нужен, поскольку в штатном режиме это тот же (более дешевый) i7-870, да и при разгоне его «разблокированность» реально необходима только в весьма специфических случаях.

Core i5-655K немного интереснее — множитель UnCore нельзя менять и здесь, зато для памяти появились коэффициенты 12, 14 и 16. Таким образом, безо всякого разгона каких-либо блоков этот процессор поддерживает память вплоть до DDR3-2133, что является максимальным среди всех процессоров Intel значением. Ну и, собственно, что? С учетом достаточно слабой зависимости производительности большинства программ от скорости памяти (усугубленной не слишком быстрым ИКП Clarkdale), опять же, получаем не слишком большую практическую отдачу от данного «рекорда». Зато с точки зрения разнообразных исследований эта возможность может быть достаточно интересной. Или для оттачивания мастерства тонкого тюнинга компонентов системы.

В общем и целом можно прийти к выводу, что предназначены эти процессоры для настоящих энтузиастов. Не для простых пользователей компьютеров, которые просто покупают последние и пользуются. И даже не для любителей разгона, которые могут получить не худшие результаты несколько меньшей ценой. А для наиболее пытливых любителей, для которых ковыряние во внутренностях «писюка» ценно само по себе.

…и создания будущих сюрпризов

Не лишним будет отметить, что некоторые из этих самых энтузиастов вообще переоценили появление К-серии, сочтя его еще большим поворотом Intel к любителям разгона. Тем неожиданнее для многих оказалась информация, что процессоры в конструктиве LGA1155 разгонять не получится. То есть, почти не получится, поскольку тактовый генератор начиная с этой платформы компания Intel стала встраивать непосредственно в процессор, разгон при помощи увеличения опорной частоты перестал быть легким делом. Ну а поскольку за последние годы все уже привыкли к тому, что множители в «обычных» моделях процессоров заблокированы, отсутствие разгона по шине начало казаться полным отсутствием разгона. Для всех процессоров… кроме К-серии. После чего летний подарок стал слишком уж похож на троянского коня: сначала губы оверклокерам медком помазали, а потом затылок обушком пригладили. Хочешь разгонять — плати ;)

Впрочем, если хорошо подумать, то в требовании доплатить за разгон ничего несправедливого нет. Ведь именно Intel делает сами процессоры. А зарабатывают на их разгоняемости производители материнских плат, кулеров, памяти и прочего. Ничего удивительного, что компания тоже решила потребовать свою долю пирога. Оплакивать тяжкую долю пользователей в такой ситуации было бы чем-то похожим на головотяпство со взломом — любители разгона и так тратят куда больше денег, чем нормальные покупатели, так что «лишнюю» двадцатку вряд ли бы заметили (в крайнем случае сэкономили бы ее на стоимости материнской платы, благо разгон множителем, естественно, предъявляет к последней заметно меньшие требования). Тем более, что речь шла именно о той самой двадцатке: оптовая цена i7-2600K выше, чем у «простого» 2600 на 23 доллара, а i5-2500K дороже своего собрата всего на 11 долларов. В общем, совсем незначительно. Но шум поднялся изрядный, поскольку по предварительной информации получалось, что наиболее привлекательные по цене 2300 и 2400 разгонять не получится, а за старшие хоть копейку, но придется честно доплатить :)

Однако на самом деле все получилось совсем не так, как изначально пугали всех отдельные горячие головы. В Intel действительно решили навести небольшой порядок среди любителей разгона, но небольшой. Главное —  компания решила его легализовать. Окончательно :) Причины просты — времена первых Pentium уже не повторятся. Во-первых, процессоры не являются уже «Иванами родства не помнящими» и зависящими только от внешних схем, а способны многое рассказать о себе и плате, и пользователю. Во-вторых же сегментация рынка, которую многие ругали долгие годы, дает о себе знать. Это 15-20 лет назад дорогие и дешевые процессоры отличались друг от друга только по тактовой частоте, которая и определяла производительность в линейке. Сейчас же у них разное количество ядер, разный объем кэш-памяти, разная дополнительная функциональность, наконец. В результате удается производить и очень дешевые процессоры (по 50-80 долларов), и массовые модели (97% продаж приходится на устройства до 200 долларов), и более дорогие приборы для наиболее требовательных пользователей. Однако оборотной стороной этого является то, что первые в принципе невозможно превратить в третьи. Да и во вторые, в общем-то, тоже. Например, попробуйте при помощи разгона любого Pentium (два ядра, два потока вычислений) догнать любой Core i7 (как минимум четыре ядра и восемь потоков вычислений). Для этого первый надо разогнать хотя бы раза в два, но экстремальный разгон в принципе несовместим с постоянным использованием. В общем, все, что получается без излишнего фанатизма — «дотянуться» до соседнего класса производительности. Так зачем покупателям мешать это делать, если можно возглавить процесс и попробовать получить дополнительные доходы?

Как это выглядит теперь? Во-первых, разгонять можно все-таки все процессоры, но не на всякой плате. По мнению Intel таковые должны основываться исключительно на топовом чипсете Р67. Т. е. хочешь немного больше производительности — доплати. Трудно сказать, будет ли это серьезным ограничением — все-таки «под разгон» бюджетные платы обычно не покупают. Впрочем, с учетом того, что производители с огромным интересом относятся не к этому чипсету, а к более дешевому Н67, делая на нем даже платы без видеовыходов, неизвестно — долго ли проживет это ограничение. Но пока оно есть: на Н67 ничего настраивать нельзя, а на Р67 можно все. Можно использовать память вплоть до DDR3-2133, хотя официально поддерживается только DDR3-1333. Можно «играться» с порогом тротлинга, повышая его при разгоне или, наоборот, снижая при использовании процессора в компактной системе. В общем, все, что ранее было доступно только покупателям Extreme Edition (причем только последнего поколения), теперь получили покупатели любых процессоров в исполнении LGA1155.

Сразу возникает резонный вопрос — а зачем теперь нужна К-серия? На самом деле, нужна. Причем покупателям как плат на Р67, так и тем, кто выберет Н67. Не необходима, но нужна. Особенно в последнем случае, поскольку графическое ядро 2500К и 2600К имеет вдвое больше исполнительных модулей, чем во всех остальных процессорах, что весьма заметно сказывается на его производительности. В этом плане данные процессоры являются, скорее, наследниками Core i5-661, имевшего повышенную частоту графического ядра по сравнению с остальной серией. Впрочем, в его случае это улучшение компенсировалось более высоким уровнем TDP, а ныне К-серия просто лучше обычной почти по всем параметрам. Но не полностью по всем — отсутствует как раз поддержка vPro, TXT, VT-d и прочих необходимых только в корпоративном окружении функций, которых, как раз, не было и в Core i5-661. В общем, и последний процессор тоже имеет смысл считать своеобразным экспериментом на пути к К-серии в нынешнем виде.

А что же с множителями, вокруг которых было так много шума? Ничего особенного — они по-прежнему ограничены сверху. Причем в абсолютно всех процессорах. Только в разной степени. Для К-серии максимально-возможным множителем является 57, а для всех остальных множитель можно поднять «всего» на 4 шага. То есть получаем простой и легкий разгон любых процессоров на 10%, либо мечту экстремала — К-серию, которую можно гнать почти вдвое (если сам процессор такое издевательство выдержит, конечно). Добавим к этому также то, что разгон по шине все же возможен. Пусть и в пределах всего 7-10% (что, кстати, роднит новую платформу с Socket A в первый период ее жизни — ни AMD750, ни VIA KX/KT133 большего разгона по шине тоже не вытягивали), однако с учетом того, что сами по себе множители теперь находятся в районе 30-40, это дает еще порядка 300 МГц.

Какой вывод можно сделать? Немного парадоксальный — К-серия попросту не нужна для «бытового» разгона! Фактически даже обычный процессор позволяет без каких-либо чрезмерных усилий повысить свою частоту на пол-гигагерца. «Маловато будет» разве что покупателям самых дешевых модификаций (типа 2300), однако при покупке «под разгон» никто не мешает доплатить за более высокий множитель. Это и ранее делали, на самом деле, так что не грех и продолжить такую практику. Тем более, что ранее для увеличения множителя на 2-3 единицы по сравнению с младшей моделью в линейке приходилось иногда брать чуть ли не старшую, а ныне таков шаг между соседними моделями.

Зачем же нужны 2500К и 2600К? Как нам кажется, в первую очередь они будут интересны именно как процессоры с быстрым графическим ядром, т. е. основная сфера применения — НТРС или вообще полноценные персональные компьютеры в формате «коробки для пиццы». Действительно — в ультракомпактный корпус обычно не удается установить даже низкопрофильную видеокарту, так что вся графика ляжет именно на встроенное видеоядро. В принципе, для НТРС, пожалуй, более интересными будут двухъядерные Core i3 (и старые, и, тем более, новые), а вот для универсального мультимедийного (но не игрового компьютера) четырехъядерных процессоров с быстрой графикой покупатели ждали уже давно. Недаром не таким уж плохим спросом в прошлом году пользовались модели типа Core i5-680: неадекватно дорогой (с ценой на уровне i7-870) для использования совместно с дискретной видеокартой, зато максимально-быстрый в условиях, когда ей воспользоваться не удавалось. И платы mini-ITX с разъемом Socket AM3 люди искали по той же причине: высокая производительность и функциональность «чипсетного» видео плюс возможность установить многоядерный процессор. А теперь вот появилось решение еще лучше :) По крайней мере, в плане процессорной производительности. Но и доплата в 10-20 долларов за удвоенное число вычислительных блоков в видеоядре тоже выглядит вполне разумной — на фоне цены дискретной видеокарты, которую еще и установить мало куда удается ;)

А более широкий диапазон для выбора коэффициента умножения… Можно считать бесплатным приложением к видеоядру. Безусловно, интересным для истинных энтузиастов разгона и настоящим спасением для устроителей разных соревнований, но главное — не в нем.

Итого

Несложно заметить, что история разгона процессоров на платформах Intel (да и AMD, в общем-то, тоже), как и вообще вся человеческая история, соткана из регулярных взлетов и падений. Бывают периоды, когда что-либо разгонять сложно (если вообще возможно), причем требует это немалой квалификации. Но сменяются они моментами, когда разгон становится делом простым и элементарным. Правила игры, как водится, определяет производитель. Иногда, правда, некоторым пользователям кажется, что они самые умные, так что способны обмануть кого угодно, однако на поверку оказывается, что любой «аттракцион неслыханной щедрости» проводится в заранее определенных рамках. К примеру, не сделай Intel в свое время независимого тактования шин в чипсетах, начиная с i845, и где были бы все любители нестандартных частот? А встроить тактовый генератор в процессор можно было бы тоже уже давно, причем вовсе необязательно компенсировать это увеличением предельного значения множителей — и, опять же, что после этого делали бы любители разгона? Однако никаких санкций к последним производитель не предпринимает, играя с энтузиастами как сытый умудренный опыт кот с мышами. Зачем? Странный вопрос — несмотря на немногочисленность, эта категория пользователей издает немало информационного шума, позволяющего чуть-чуть сэкономить на PR-отделе. Причем от шума дистанцировавшись — всю работу делают энтузиасты, с них и весь спрос. Кроме того, что немаловажно, это хобби создает и определенный, причем высокомаржинальный сегмент рынка (конечно, ситуация не столь катастрофическая, как было описано в одной из наших старых статей, однако недалека от нее), позволяя заработать многим производителям. Так что единственное, чего хотят производители процессоров — чтобы и им доставалось от этого пирога, причем чем больше, тем лучше. Вот над этим-то они и работают. А вовсе не над созданием преград оверклокингу, как некоторые считают :)




Дополнительно

ВИКТОРИНА TT

Материнские платы какого форм-фактора можно устанавливать в корпус Thermaltake Versa C22 RGB Snow Edition?

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.