Обзор сверхширокоугольного светосильного зум-объектива Nikon AF-S Nikkor 14–24mm F2.8G ED

1008

Этим материалом мы открываем ретроспективное тестирование оптики Nikon, предназначенной для полнокадровых камер (FX) и аппаратов с сенсорами APS-C (DX). Начать мы решили с одного из самых интересных и полезных оптических инструментов в арсенале известного японского производителя — Nikon AF-S Nikkor 14-24mm F2.8G ED.

Nikon AF-S Nikkor 14-24mm F2.8G ED
Дата анонса 21 августа 2007 г.
Тип Сверхширокоугольный светосильный зум-объектив с постоянной диафрагмой
Информация на сайте производителя nikon.ru
Рекомендованная цена 144 990 рублей в фирменном магазине

Нашего сегодняшнего героя трудно отнести не только к новинкам, но и вообще к области неизведанного и неиспробованного: по его поводу отписались, кажется, все крупные бумажные и интернет-издания и все известные обозреватели. А уж специалисты-«никонисты» прошлись по этой теме многократно. Впрочем, наш негласный девиз — «попробуй и убедись» — остается главным во всех начинаниях, поэтому мы, пусть и с солидным запозданием, все же предлагаем читателям ознакомится с тем, что выявили и в чем убедились сами, не заимствуя из других источников ни методов тестирования, ни их результатов, ни выводов. Начнем, как всегда, со спецификаций.

Технические характеристики

Мы приводим основные характеристики объектива по данным производителя.

Полное наименование Nikon AF-S Nikkor 14-24mm f/2.8G ED
Дата анонса 21 августа 2007 г.
Байонет Nikon F
Фокусное расстояние 14—24 мм
Эквивалент фокусного расстояния для камер формата DX 21—36 мм
Кратность диапазона зуммирования 1,7×
Максимальное значение диафрагмы F2,8
Минимальное значение диафрагмы F22
Число лепестков диафрагмы 9 (скругленные)
Оптическая схема 14 элементов в 11 группах
Минимальная дистанция фокусировки 0,28 м
Угол обзора 114°—84°
Максимальное увеличение 0,15×
Автофокусировка внутренняя
Привод автофокусировки бесшумный ультразвуковой мотор (Silent Wave Motor)
Стабилизация нет
Защита от пыли и влаги есть
Размеры (диаметр и длина) ∅98/131,5 мм
Вес 1000 г

Из характеристик нас привлекают светосила и диапазон фокусных расстояний, позволяющий получить замечательно большой охват сцены при максимальном угле обзора 114°. Отрадно видеть в конструкции диафрагмы девять лепестков (а не 6, как у дешевых «стекол») — это дает возможность оптике рисовать многочисленные (не менее 18) лучики от источников света. Кроме того, скругленные ламели диафрагмы должны способствовать приятной структуре размытия заднего плана (бокэ). Важно и то, что наш подопечный защищен от проникновения внутрь пыли и влаги — это позволяет использовать его при неблагоприятной погоде.

Не очень радует минимальная дистанция фокусировки (28 см), так как для макрорежима и получения достаточно выраженного бокэ (особенно при максимальном угле обзора) этого недостаточно. Вес и размеры тоже не являются сильными качествами Nikon AF-S Nikkor 14-24mm F2.8G ED — все-таки лишний килограмм и 13 см длины ощутимы. Но это, скорее, пустые сетования, а не дельная критика: за все нужно платить, и вес с длиной — еще не самое худшее. А вот цена объектива представляется оправданной, особенно при учете его возможностей. На фоне ценовой вакханалии некоторых производителей она и вовсе выглядит почти «антикризисной».

Конструкция

Оптическая схема довольно сложная; по-видимому, она проектировалась долго и кропотливо. Схема представлена 14 линзами, объединенными в 11 групп. Два элемента изготавливаются из стекла с особо низкой дисперсией, что теоретически позволяет свести к минимуму одно из неизбежных зол — хроматические аберрации. Три линзы асферические (одна «прямая» и две «обратные»), устраняющие последствия сферических аберраций и повышающие резкость изображения. Введение таких элементов в состав объективов, особенно сверхширокоугольных, давно стало «хорошим тоном» в фотоиндустрии. Наконец, передняя линза обладает «фирменным» нанокристаллическим покрытием (Nano Crystal Coat), состоящим из частиц, размеры которых меньше длины полуволны света видимого спектра. Они препятствуют образованию вторичных (паразитных) отражений с поверхностей линз и устраняют блики.
Передняя линза обладает выраженной кривизной и значительно выступает во внешний мир. Несъемная металлическая бленда не столько служит для защиты от боковой засветки, сколько предохраняет передний оптический элемент от нежелательных контактов с посторонними объектами и возможных механических повреждений.

Бленда, а также специфика оправы передней линзы исключают возможность использования традиционных вворачиваемых светофильтров. Это, впрочем, не означает, что нельзя использовать специальные рамки для крупных прямоугольных фильтров (типа Cokin и др.).
Байонетное крепление тщательно обработано. Для обеспечения герметизации его стыка с фланцем стыковочного узла камеры служит уплотняющая контакт резиновая прокладка.
Кольцо управления фокусировкой располагается на расширении объектива ближе к его несъемной бленде, а кольцо зуммирования со шкалой фокусных расстояний — ближе к байонету. При трансфокации передняя линза перемещается вперед и назад. А вот при фокусировке изменения наружных размеров не происходит, фокусировка внутренняя (IF, Internal Focusing).

Шкала дистанций двойная: градуировка в футах выполнена желтым, в метрах — белым.

Переключатель режима фокусировки (ручная/автомат) в рабочем положении располагается слева. Автофокус позволяет в любой момент довести резкость вручную.
При установке на камеру профессионального класса (Nikon D810) объектив оказывается неплохо сбалансированным и вовсе не выглядит монстром, как некоторые «дальнобойные» телезумы.

Производитель публикует графики MTF (частотно-контрастной характеристики) для Nikon AF-S Nikkor 14-24mm F2.8G ED. Красным представлены кривые с разрешением 10 линий/мм, синим — 30 линий/мм. Сплошные линии — для сагиттальных структур (S), пунктирные — для меридиональных (M). Напомним, что в идеале кривые должны стремиться наверх, быть максимально горизонтальными и содержать минимум искривлений.

В целом, MTF выглядит многообещающе, особенно на минимальном фокусном расстоянии.

Перейдем к исследованию Nikon AF-S Nikkor 14-24mm F2.8G ED в нашей лаборатории.

Лабораторные испытания

14 мм

Разрешение, центр кадра Разрешение, край кадра
Дисторсия и хроматические аберрации, центр кадра Дисторсия и хроматические аберрации, край кадра

14 мм демонстрируют хорошую стабильность разрешающей способности как в центре кадра, так и по краям. Однако разброс значений разрешения от центра к периферии весьма приличный: центральная часть объектива отрабатывает сенсор почти на 80%, а периферийная — лишь на 50%. Для такого широкого угла подобные значения вполне допустимы, пока объектив считается бюджетным. Однако и в нижнем ценовом сегменте существуют примеры хороших «шириков».

Хроматические аберрации здесь отсутствуют — видимо, хорошо работает профиль объектива при «проявке». Дисторсия минимальная; легкую «бочку» можно заметить по угловым фрагментам кадра. В углах кадра, особенно в левом нижнем, можно заметить рассеяние на открытых диафрагмах.

18 мм

Разрешение, центр кадра Разрешение, край кадра
Дисторсия и хроматические аберрации, центр кадра Дисторсия и хроматические аберрации, край кадра

На 18 мм кривые центра и края немного сближаются, а максимальное значение разрешения возрастает. Теперь при диафрагмах f/8—f/10 объектив отрабатывает 85% сенсора в центре кадра и 65% на краю. Профили обеих кривых очень похожи, что говорит о хорошей работе диафрагмы.

Хроматические аберрации на краю кадра здесь можно разглядеть, только если очень постараться. Также можно найти слабую «бочкообразную» дисторсию, еще менее выраженную, чем на широком угле. Эффект рассеяния на краю кадра заметно снизился.

24 мм

Разрешение, центр кадра Разрешение, край кадра
Дисторсия и хроматические аберрации, центр кадра Дисторсия и хроматические аберрации, край кадра

24 мм выдают рекордное для объектива значение разрешающей способности: почти 85% в центре кадра и около 65% на краю. При этом наблюдается хорошая стабильность разрешения в зависимости от величины относительного отверстия. В центре кадра разрешение не падает вплоть до f/8, оставаясь на уровне 83%, край чуть менее стабилен, но тоже весьма неплох.

Хроматические аберрации можно увидеть только на открытых диафрагмах из-за рассеяния, но они по-прежнему очень слабые. Дисторсия практически отсутствует.

В итоге по резкости объектив более чем хорош для широкоугольного зума. Немного огорчает эффект рассеяния на краях, но подобный оптический инструмент сложно выставить так, чтобы плоскость стенда была строго перпендикулярна оптической оси объектива, а при таком большом раскрытии и широком угле небольшое отклонение от перпендикуляра вполне может порождать подобные эффекты. К тому же, прикрывая диафрагму, мы нивелируем этот эффект.

Практическая фотосъемка

Нам удалось испытать объектив Nikon AF-S Nikkor 14-24mm F2.8G ED в связке с двумя камерами: хорошо зарекомендовавшей себя Nikon D810 и многообещающей новейшей Nikon D850. Предварительно мы устанавливали наиболее востребованные режимы и параметры:

  • приоритет диафрагмы,
  • центрально-взвешенный замер экспозиции,
  • однокадровую автоматическую фокусировку,
  • фокусировку по центральной точке,
  • автоматический баланс белого (АББ).

Кое-что из указанного выше нам случалось изменять потом, в реальных условиях фотосъемки. Оптимизаторами и «улучшателями» мы не пользовались (включая шумоподавление, повышение резкости, насыщенности и пр.).

Отснятые кадры сохранялись на носителе информации в виде RAW-файлов без сжатия, которые впоследствии подвергались «проявке» при помощи Adobe Camera RAW (ACR) с использованием соответствующего профиля объектива для коррекции виньетирования и дисторсии. Полученные изображения преобразовывали в 8-битные JPEG-файлы с минимальной компрессией. В ситуациях со сложным и смешанным характером освещения баланс белого корректировали вручную. В ряде случаев в интересах композиции прибегали к обрезке кадра.

Оптические свойства

Спешим сразу порадовать читателей. Кадр, приведенный ниже, сделан при помощи камеры Nikon D850 ночью, с рук, на минимальном фокусном расстоянии (14 мм), при максимально раскрытой диафрагме (F2,8), при выдержке 1/20 с и ISO 560. Левая картинка получена при «проявке» в ACR без приложения профиля объектива, правая — с профилем.

без профиля с профилем

Самый привередливый наблюдатель, не поленившийся рассматривать фото в масштабе 1:1, вероятно, заметит разницу в резкости между центром кадра и его краями (хотя для этого нужно приложить известные усилия), но практического значения этот подмеченный минус не имеет. Наш подопечный демонстрирует хорошую резкость по всему полю снимка, причем — заметим специально — на максимальном раскрытии.

Конечно, все сразу быть хорошо не может, и на снимке легко выявляются другие типичные проблемы: «бочкообразная» дисторсия, хроматические аберрации на периферии и выраженное виньетирование (около −2 EV). Однако при использовании соответствующего профиля первые два недостатка удаляются без следа, а третий в значительной мере компенсируется. Да и по степени значимости резкость мы всё-таки поставим на первое место, так как утраченные детали взять решительно неоткуда, а все остальное несложно исправить при постобработке.

Проверим свои выводы и посмотрим на другу сцену. Площадь Революции (бывшая Воскресенская), Москва. Та же камера, те же фокусное расстояние и диафрагма. Выдержка 1/15 с, ISO 180. Фокусировка по среднему плану (вторая линия ограждения). Съемка с рук.

без профиля с профилем

Результат аналогичный. Резкость стабильно высокая от центра к краям, наблюдается дисторсия, виньетирование и хроматические аберрации, которые удаляются приложением профиля при «проявке».

Теперь подойдем к делу более обстоятельно и приведем серию снимков, сделанных аппаратом Nikon D810 при минимальном фокусном расстоянии и разных значениях диафрагмы. Мы считаем, что наиболее важным в сверхширокоугольных зумах является именно максимальный угол обзора, так как в середине диапазона зуммирования (18 мм) и тем более в максимальном телеположении (24 мм) их несложно заменить аналогами. А вот минимум фокусного — это самое главное. Поэтому мы будем оценивать, как ведет себя наш подопечный в положении 14 мм.

Это знаменитая Большая колоннада усадьбы Архангельское под Москвой. Фокусировка производилась по среднему плану, изобилующему мелкими деталями (ветви и листья деревьев, фактура поверхности камня) — это позволяет оценить резкость по всему полю. Нерезкость переднего и заднего планов дает возможность судить о структуре размытия, даже при максимально закрытой диафрагме (F22), при которой передний план все равно не удается поместить в зону резкости.

Результаты «проявки», как и ранее, показываем в парах картинок: левые — без приложения профиля в ACR, правые — с профилем.

  без профиля с профилем
F2,8
F4
F5,6
F8
F11
F16
F22

Диафрагмирование объектива уже до F4 в значительной степени компенсирует виньетирование, замеченное ранее на снимках при полном раскрытии, но хроматические аберрации и дисторсия сохраняются. Они довольно стойкие, и даже самое сильное диафрагмирование (до F22) не дает возможности справиться с ними. Однако для эффективной борьбы с подобными недостатками оптики как нельзя лучше подходит специально созданный профиль объектива, который следует обязательно активировать при постобработке (во всяком случае, в пакетах Adobe).

Структура размытия переднего плана весьма удовлетворительная, а рисунок заднего бокэ оценить сложно, поскольку размытие не достигает значительных степеней даже на максимальном раскрытии. Впрочем, этого следовало ожидать при работе на минимальном фокусном расстоянии.

Цветопередача правильная, она довольно точно отображает желто-оранжевые оттенки осеннего света послеполуденного солнца, и это придает сцене особый колорит.

Лучистость и паразитные отражения

Выше мы упомянули, что 9-лепестковая диафрагма со скругленными ламелями должна рисовать красивые лучики от источников света. Давайте проверим, так ли оно на самом деле. Сначала два снимка при F4.

14 мм; F4; 1/5000 c; ISO 100 14 мм; F4 1/640 c; ISO 100

Если солнце стоит близко к центру кадра по длинной стороне (слева), то рисунок лучей неплох даже на таком заметном раскрытии. Впрочем, вертикальный «сноп» света, направленный вниз, приобретает ненужное удлинение. Если же расположить солнце в углу кадра, то картинка становится более приятной, но, словно на беду, в противоположном углу появляются разноцветные «зайцы» — паразитные отражения с поверхностей линз, которые «оживают» вопреки всяким высокотехнологичным ухищрениям оптикостроения. Что ж, этого следовало ожидать при столь сложной оптической схеме и столь неблагоприятном расположении солнца в кадре.

Диафрагмируем объектив сразу на две ступени. Смотрим результаты при F8.

17мм; F8; 1/2500 c; ISO 100 15 мм; F8; 1/1250 c; ISO 100

Результат, в общем, аналогичен тому, что мы видели при F4: картина вполне приличная, но с заметным удлинением лучей по вертикали при расположении солнца ближе к центру кадра (слева) и еще более привлекательный рисунок лучей при угловом расположении солнца (справа), но в последнем случае намного сильнее выражена россыпь «зайцев».

При F11 специфические акценты, обнаруженные нами ранее, становятся еще более выраженными.

14 мм; F11; 1/250 c; ISO 100 14 мм; F11; 1/160 c; ISO 100

При центральном положении солнца в сцене (слева) картинка практически идеальная: отличные лучики приятной формы в богатом наборе. При позиционировании солнца в углу помимо возрастающего акцента на паразитных отражениях видим целую белую полосу, протянувшуюся от светила из верхнего левого угла кадра в нижний правый. Это уже совсем малоприятное явление, тем более что в зоне полосы контраст картинки сильно падает. Однако ничто не заставляет нас в реальных условиях диафрагмировать сверхширокоугольный зум до столь сильной степени.

Рисунок размытия

В принципе, бокэ при доступном в объективе диапазоне фокусных расстояний — это скорее роскошь, которой нелегко найти применение на практике. Однако, имея в распоряжении максимальное раскрытие F2,8, мы все же рискнем посмотреть, на какой результат можно рассчитывать. Правда, для этого нам придется перейти к работе почти в режиме макро и поместить объект в зоне резкости на минимальной дистанции фокусировки.

22 мм; F2,8; 1/640 c; ISO 100 24 мм; F2,8; 1/1250 c; ISO 100

На левом снимке из-за малого масштаба объектов ничего толкового о бокэ сказать нельзя: размытие по структуре, размерам и форме пятен «спорит» со значащими (резкими) объектами, и мы видим обыкновенную «кашу». Справа ситуация несколько лучше, но слишком малая глубина резкости не дает возможности охватить целиком камешки и кленовый лист. Впрочем, можно оценить размытие на заднем плане: оно имеет достаточно приятный рисунок.

Сформулируем краткое резюме. Поскольку при съемке сверхширокоугольным объективом вывести солнце за пределы кадра часто невозможно, следует правильно строить композицию, сознательно допуская светило в кадр, но при этом помещать его ближе к центру, так как при краевом расположении оно порождает многочисленные рефлексы с поверхностей линз, которые могут запросто испортить снимок. Что касается формы и рисунка лучиков, то они достаточно интересны даже при F4, а при F11 достигают максимума. При максимальном раскрытии удается получить мало-мальски приемлемое размытие заднего плана, но это возможно лишь при работе на макродистанциях и вряд ли будет широко использоваться в типичных случаях на практике.

Эти и другие снимки можно посмотреть в галерее, где они собраны без подписей и комментариев. Данные Exif доступны при загрузке изображений.

Галерея

Итог

Легендарный сверхширокоугольный зум Nikon предстал перед нами как оптический инструмент с хорошей резкостью, которая стабильна и весьма высока уже на максимальном раскрытии. Этим качеством наш испытуемый выгодно отличается от многих конкурентов. Правильно построенная диафрагма позволяет рисовать красивую лучистость от источников света.

Хроматические аберрации, заметная «бочкообразная» дисторсия и выраженное виньетирование можно снизить при диафрагмировании и вовсе удалить приложением специфического профиля при постобработке.

Вместе с тем, Nikon AF-S Nikkor 14-24mm F2.8G ED демонстрирует признаки неустранимых недостатков в виде обильных паразитных отражений с поверхностей линз, и единственным способом избавиться от них является перекомпоновка кадра.

Nikon AF-S Nikkor 14-24mm F2.8G ED не имеет альтернатив в арсенале оптики производителя и остается инструментом выбора профессионала и энтузиаста фотографии не только при съемке пейзажей и интерьеров, но и при репортажной работе.

Авторский альбом фотографий Михаила Рыбакова, полученных с применением рассмотренного объектива, можно полистать здесь: Nikon AF-S Nikkor 14-24mm F2.8G ED

Купить или посмотреть актуальную цену объектива можно в фирменном магазине Nikon.

Благодарим компанию Nikon за предоставленные для тестирования объектив и фотокамеры

6120

13 ноября 2017 Г.

1009

iXBT TV

  • Заводские экзоскелеты, обновление Firefox, слишком умные наушники

  • Репортаж с конференции Supercomputing 2017 (SC17), день 3: стенд группы компаний РСК

  • Репортаж с конференции Supercomputing 2017 (SC17), день 2: стенд Intel

  • Репортаж с конференции Supercomputing 2017 (SC17), день 1: рейтинг Top500

  • Обзор кинотеатрального DLP-проектора LG PF1000U со встроенным ТВ-тюнером

  • Камера Panasonic G9, унитазный робот, игровой смартфон, кепка для водителей

  • Обзор портативной беспроводной колонки Sven PS-460

  • Обзор напольного пылесоса Tefal Silence Force 4A TW6477 с одноразовыми мешками для сбора мусора

  • Обзор сверхширокоугольного зум-объектива Canon EF 16-35mm f/2.8L III USM

  • Обзор изогнутого 34-дюймового IPS-монитора LG 34UC99 с соотношением сторон 21:9 и белым корпусом

  • Обзор робота-пылесоса Philips SmartPro Active (FC8822/01) с широкой насадкой TriActive XL

  • Обзор видеокамеры Canon XF405: съемка 4K-видео с высокой частотой кадров

1256