Стив Джобс: на перекрёстке технологий и искусства


Персональный компьютер, мышь, графический интерфейс, MP3-плеер, планшетный компьютер, смартфон, MultiTouch — это далеко не полный список того, чего не изобрёл Стив Джобс. Его авторство зафиксировано в нескольких сотнях патентов на изобретения, однако его, в отличие от Эдисона, с которым его часто сравнивают, прославили не изобретения. Успех Джобса лежит не в области технологий. За полгода до своего ухода, представляя iPad 2, Стив Джобс сам очень точно сформулировал то, что было главным делом его жизни: «В ДНК Apple заложено, что одних технологий недостаточно. Технологии должны быть совмещены с искусством и гуманитарными науками, чтобы заставить наши сердца петь».

Джобс родился в Сан-Франциско 24 февраля 1955 года. Его родители — на тот момент ещё не состоявшие в браке студенты Джоан Кароль Шибл и Абдулфатта Джандали, иммигрант из Сирии, — решили, что они пока не готовы растить ребёнка самостоятельно, и его следует отдать на усыновление. (Спустя год после этого Шибл и Джандали всё же вступили в брак, и у них родилась дочь — Мона Симпсон, ставшая известным писателем. Прожив в браке всего несколько лет, биологические родители Стива Джобса и Моны Симпсон развелись. Абдулфатта Джандали успел попробовать себя в различных областях деятельности, однако наибольшего успеха он добился как управляющий казино, которым он заведует и в эти дни. Его близкие свидетельствуют о том, что Джандали в течение долгого времени желал установить связь со своим биологическим сыном, однако его восточная гордость не позволяла ему быть настойчивым. Известно также, что, узнав о болезни Джобса в 2004 году, Джандали выслал ему полную собственную медицинскую историю в надежде, что это может как-то помочь его излечению. По некоторым данным, Джобс встречался с Джандали несколько раз, однако близки они так и не стали. В то же время Джобс, узнав в 27-летнем возрасте о существовании родной сестры, разыскал её и сумел выстроить с ней прекрасные отношения. «Мы — семья, — говорил сам Джобс. — Она является одним из лучших моих друзей. Я звоню ей каждые пару дней»).

Приёмными родителями стали Клэр и Пол Джобсы. Позже сам Стив Джобс настойчиво требовал называть их просто «родителями», подчёркивая, что они являются его настоящими родителями. Они переехали в Кремниевую Долину, когда Стиву было пять лет. Стив был довольно непослушным ребёнком, и заколки в электрических розетках, дегустация муравьиной отравы, а в школьные годы — маленькие взрывы и выпущенные в классе змеи — это далеко не полный перечень его шалостей. По его собственному признанию, ему было скучно в школе. Учителя отмечали внимательность мальчика, называя его при этом неприятным и неконструктивным ребёнком, а одноклассники считали Стива довольно странным.

Несмотря на не самое лучшее отношение к школе, Стив стремился к новым знаниям, концентрируясь при этом лишь на тех их областях, которые ему были интересны. Одной из них являлась электроника. Отец Стива, Пол Джобс, работал техником в компании, производившей лазерное оборудование, и начальные знания и навыки в области электроники его сын получил именно от него. В те времена Кремниевая Долина уже жила предвкушением наступающей электронной эры, аккумулируя инженеров из разных концов страны. Пол Джобс, подобно многим своим соседям, создал в своём гараже мастерскую, предусмотрев рабочее место для Стива, проявлявшего большой интерес к паяльнику. Сам Стив Джобс с большой благодарностью вспоминал это шаг своего отца, называя его гараж самым чудесным местом для роста своих знаний в то время.

Когда Джобсу было двенадцать лет, один из соседей, увлекающийся любительским радио и работавший в Hewlett-Packard, продемонстрировал ему несколько электронных «фокусов», вроде микрофона, который работает без усилителя. Hewlett-Packard в то время была настоящим раем для увлечённых электроникой, и неудивительно, что юный Джобс увидел в ней и её основателях своих кумиров. Однажды он даже сумел дозвониться самому Уильяму Хьюлетту, намереваясь поговорить с ним о некоторых компонентах для одного из своих устройств. По-видимому, юноша сумел произвести на основателя компании большое впечатление, так как разговор длился целых двадцать минут. В итоге Джобс получил нужные ему детали, а спустя несколько лет он даже сумел устроиться в Hewlett-Packard на летнюю работу.

Джобс увлекался не только электроникой: он читал Шекспира, слушал музыку Боба Дилана. Стремление познавать окружающий мир и себя самого порой подталкивало юношу к различным экспериментам вроде лишения себя сна на несколько суток или курения «травки».

По окончании школы Джобс собрался поступать в колледж Рид в Орегоне, который был известен своей академической строгостью и в то же время толерантным отношением к контркультуре. По признанию Пола Джобса, он и его жена были против этого выбора, так как обучение в Риде было чрезмерно дорогим, однако им не удалось переубедить Стива.

Впрочем, сильно колледж их не разорил, так как Стива хватило лишь на шесть месяцев полноценного обучения. Позже он объяснил, что этих нескольких месяцев ему было достаточно, чтобы решить, что получаемые знания не стоят тех сумм, которые требуется платить за обучение. Отказавшись от идеи окончить Рид, Стив Джобс, тем не менее, оставался там ещё в течение полутора лет, ночуя у друзей и живя случайными заработками. Прогулки босиком вокруг общежития, часы, проведенные в библиотеке за изучением буддизма, эксперименты над своим телом — всё это было тогда частью его жизни. Его увлекло учение немецкого профессора Арнольда Эрета, жившего на рубеже XIX—XX вв., который полагал, что человеческое тело может стать здоровым, если придерживаться «бесслизистой» диеты, питаясь фруктами, мёдом, орехами.

Молодой босой буддист, придерживающийся фруктовой диеты, продолжал посещать лекции в качестве вольного слушателя и по-прежнему занимался самостоятельным постижением различных областей знаний, способных его заинтересовать. Одним из таких интересов молодого Джобса стала каллиграфия. Выступая перед выпускниками Стенфордского университета в 2005 году, он сказал, что каллиграфия, заинтересовавшая его тогда своей исторической глубиной и артистической нежностью, недоступной наукам, позже сыграла большую роль при создании графического интерфейса компьютеров Apple.

Можно предположить, что если бы тогда Джобс располагал достаточной суммой, он бы отправился в Азию для того, чтобы найти себя в буддизме, однако вместо этого ему пришлось вернуться в Калифорнию, где он устроился работать в Atari. Джобс не имел ни соответствующего образования, ни подходящего опыта работы, однако Алан Олкорн, создатель знаменитой игры Pong, увидел в молодом человеке достаточно знаний для принятия его на работу в качестве разработчика игр. «Он выглядел довольно неряшливо, — рассказывал Олкорн. — Он очень много говорил, рассказывал, что может превратить калькулятор HP45 в секундомер и утверждал, что работал в Hewlett-Packard. Он произвёл на меня впечатление, я дал «добро» и не стал утруждаться проверкой». Джобс — высокомерный чудак со странным запахом (по его убеждению, фруктовая диета очищала тело от нечистот, и необходимость в водных процедурах отпадала) — не смог сработаться с сотрудниками Atari, однако Олкорн решил его не увольнять, а вместо этого перевести на работу в вечернюю смену, когда другие сотрудники отправлялись по домам.

Джобс сумел извлечь из такого графика работы пользу: его старый знакомый Стив Возняк, окончивший школу на несколько лет раньше, был помешан на видеоиграх, и Джобс предоставлял ему возможность играть в офисе Atari до поздней ночи, получая взамен помощь в работе над проектами. Помощь эта была достаточно весома, ведь несмотря на свои странности Возняк был талантливым инженером и к тому времени уже работал в Hewlett-Packard. Однажды Джобс получил задание поработать над созданием аркадной игры Breakout. Джобс без ведома начальства обратился за помощью к Возняку, предложив ему половину вознаграждения. Когда Возняк закончил работу, то получил свою «половину вознаграждения» — 350 (по другим данным — 300) долларов, хотя на самом деле выплаченный Atari гонорар был значительно выше (по разным данным его сумма составляла 1000—5000 долларов). Возняк узнал об этом спустя много месяцев, и был очень огорчён таким поступком своего товарища. Гениальный инженер Возняк и дерзкий экспериментатор Джобс были очень разными, но, связанные любовью к электронике, они весьма удачно дополняли друг друга, что в конечном счёте и стало залогом их успеха. Первым совместным продуктом стал blue box — хакерское устройство, способное «обманывать» оборудование телефонных компаний для совершения бесплатных телефонных звонков, в том числе и международных. Маленькая коробочка, собранная руками Возняка, могла вводить в заблуждение оборудование многомиллиардных компаний. И, самое главное, его можно было продавать! «Это был бесценный опыт, — рассказывал сам Джобс спустя двадцать лет. — Я думаю, если бы не эти blue box, компания Apple не состоялась бы».

Успех мотивировал Джобса и Возняка к созданию ещё более интересного устройства — компьютера Apple 1, на деле представлявшего собой системную плату, для которой покупатели самостоятельно должны были соорудить корпус, раздобыть клавиатуру и монитор. Apple 1 был продан в количестве нескольких десятков устройств, однако он выполнил свою миссию, продемонстрировав своим создателям перспективу персональных компьютеров. Джобс понимал, что можно создать более совершенный компьютер, и тогда люди станут его покупать намного охотнее.

Перспектива занятия бизнесом привлекала Джобса, однако одновременно он опасался того, что сытая жизнь может убить в нём все его нынешние интересы увлечённого электроникой хиппи на фруктовой диете. Для того, чтобы определиться со своим предназначением, Джобс, ещё работая в Atari, совершил путешествие в Индию. Он искал встречи с гуру, побрил голову, столкнулся с чесоткой, дизентерией, бесконечной бедностью тамошнего быта. Вполне возможно, одним из главных открытий, сделанных по итогам путешествия, стало то, что правду нужно искать в себе, а не в далёких, пусть и священных местах.

Возняк лез из кожи вон, стремясь собрать как можно больше компьютеров, а Джобса вновь манила Азия. Он стоял на перепутье, выбирая между бизнесом и монашеской жизнью, и решил просить совета у дзэн-наставника Кобуна Чино Отогавы, с которым познакомился по возвращении из Индии. Отогаве, который едва говорил по-английски, сомнения своего молодого ученика показались забавными, а решение очевидным: он посоветовал Джобсу заниматься компьютерами.

Apple, со временем ставшая самой дорогой компанией в мире, была основана Джобсом и Возняком 1 апреля 1976 года. (У Apple был ещё один сооснователь, Рональд Уэйн, однако он не верил в успех предприятия и решил продать свою долю спустя всего несколько дней.)

Во второй половине 70-х огромный потенциал персональных компьютеров становился очевидным, и всё новые и новые компании выпускали продукты, которые, как они полагали, подпадали под это определение. Тем не менее, эти устройства были ориентированы на любителей, а не на широкую аудиторию. Так, например компьютер Altair 8800, претендующий на звание первого персонального компьютера, использовал в качестве устройства ввода набор переключателей, а выводил информацию в двоичных кодах — лампочками на передней панели. Компьютер Apple 1, выпущенный несколькими месяцами позднее Altair 8800, был первым персональным компьютером в том виде, в каком привыкли видеть его мы — с монитором и клавиатурой, однако продавался он в виде «радиоконструктора», непригодного для использования «обычными людьми». Джобс хотел устранить этот недостаток, сделав следующий компьютер настолько лёгким в освоении, чтобы его мог использовать кто угодно в качестве инструмента для решения повседневных задач. Один из первых сотрудников Apple, Тим Хоукинз, вспоминает, как Джобс, после прочтения в одном из научных журналов статьи об эффективности передвижения различных животных, сравнивал компьютер с велосипедом: «Наиболее эффективно передвигаются кондоры, расходуя на перелёты на несколько миль всего несколько калорий. Люди находятся намного ниже в этом рейтинге. Однако если человек будет использовать велосипед, эффективность его передвижения моментально станет вдвое выше, чем у кондора». Джобс полагал, что компьютер должен стать таким велосипедом для человеческого интеллекта. По словам Хоукинза, это сравнение Джобса была настолько удачным, что быстро стало одной из основополагающих идей в процессе разработки, а позже стало и основой для рекламы компьютера.

Кроме того, Джобс считал, что инструменты должны быть прекрасны. Компьютер Apple II, появившийся спустя год после Apple 1, был заключён в элегантный компактный корпус и мог быть размещён на рабочем столе вместе с клавиатурой. Джобс настолько тщательно контролировал облик нового устройства, что однажды даже принял решение заново произвести разводку печатных плат, чтобы сделать дорожки более прямыми.

Apple II стал первым в истории массовым устройством, в котором любой современный ребёнок смог бы узнать персональный компьютер. Это был несомненный успех: в течение семи лет, до самого появления Macintosh, Apple II являлся главным источником дохода компании.

В 1980 году Apple разместила свои акции на бирже, и это было крупнейшее IPO в истории: Джобс, как и ещё около трёхсот акционеров компании, стал миллионером. Кроме того, Джобс к тому времени уже был звездой: его по-прежнему длинные волосы теперь были уложены, его пассиями были знаменитости — например, известная певица Джоан Баэз, которая была значительно старше Стива, однако ранее имела отношения с его кумиром Бобом Диланом. Джобс считал, что его компания призвана бросить вызов устоявшимся правилам. Apple тогда была символом молодости, бунтарского духа.

Хоукинз рассказывает, что Джобс совершенствовал свои ораторские навыки вместе с ростом Apple: «Он знал, как правильно подбирать интонацию. Он всегда знал, как заполучить внимание аудитории в считанные секунды, заинтересовав её соответствующей историей. Затем он начинал говорить тише, заставляя присутствующих прислушиваться к каждому его слову».

В 1978 году девушка по имени Крисанн Бреннан, время от времени являвшаяся подружкой Джобса, родила дочь, которая получила имя Лиза. Он категорически отрицал своё отцовство, убеждая себя и всех окружающих в собственной бесплодности, и не признал дочь даже после того, как был проведён тест сравнения ДНК, давший положительный результат. Джобс признал Лизу спустя несколько лет; ещё позже, будучи подростком, Лиза жила в доме отца, а позже он оплатил её обучение в Гарвардском университете.

Несмотря на умение Джобса очаровывать публику, сотрудники Apple не могли чувствовать себя спокойно рядом со своим руководителем. «Он мог остановиться и сказать «Это — куча дерьма» или «Это — самое лучшее из всего, что я видел ранее», и самое страшное, что он мог сказать это об одном и том же», — говорит Энди Херцфельд, принимавший участие в создании Macintosh. Для такого поведения Джобса его сотрудники даже придумали специальное название, которое можно перевести как «качели, несущие тебя или в грязь, или к признанию» (the shithead-hero rollercoaster). Гай Кавасаки, один из создателей Macintosh, рассказал, как Джобс однажды зашёл в его кабинет с незнакомым человеком и спросил его, Кавасаки, мнение об одной из программ, выпущенной сторонней компанией. Кавасаки ответил, что эта программа ему не очень по душе. «Видите, что мы думаем о вашей программе», — сказал Джобс незнакомцу, который оказался главой этой самой сторонней компании. «Я думаю, этот человек не заслуживал такого унижения», — говорит Кавасаки.

Джобс фактически с самого начала понимал, что самостоятельно управлять компанией он не сможет. C самого момента основания Apple её финансами занимался Майк Маркулла, сумевший сделать состояние на акциях Intel и Fairchild Semiconductor, а уже в 1977 году исполнительным директором Apple был Майк Скотт (Mike Scott), ранее занимавший руководящую должность в National Semiconductor. Стоит ли удивляться тому, что Джобс не жил в гармонии с другими руководителями компании? Однако доходы, исчислявшиеся сотнями миллионов долларов (ещё «тех» долларов) заставляли Apple содержать бюрократический штат, аналогичный штату любой другой компании из рейтингов Fortune.

Добившись идеального форм-фактора персонального компьютера, Джобс продолжал искать пути упрощения общения и работы пользователей. Однажды, в 1979 году, такие поиски привели его в исследовательский центр Xerox PARC, расположенный в Пало-Альто. Сотрудники Центра использовали экспериментальные компьютеры Alto, созданные ещё в начале 70-х. Здесь Джобс увидел будущее: компьютеры Alto имели графический интерфейс и вместо того, чтобы вызывать выполнение каждой операции набором команды с клавиатуры в текстовом виде, достаточно было навести указатель мыши на соответствующее изображение на экране и нажать на мыши кнопку. По словам Джобса, он был настолько поражён увиденным, что совершенно не обратил внимания на ещё две технологии будущего, продемонстрированные ему в Xerox PARC, — объектно-ориентированное программирование и компьютерную сеть, позволявшую обмениваться электронными сообщениями. Джобс решил, что эта технология обязательно должна быть использована в компьютерах Apple: «Ты всегда стараешься увидеть лучшие человеческие творения, а затем ты всегда стараешься использовать их в своей жизни. Пикассо как-то сказал «Хорошие художники копируют. Великие художники воруют». Джобс обратился к руководству Xerox с предложением использования их технологии и получил согласие в обмен на определённое количество акций Apple. В течение следующих нескольких лет работа над повторением и усовершенствованием увиденного в Xerox PARC графического интерфейса привела к появлению Macintosh, ставшего первым массовым компьютером с привычными нам теперь окнами, меню и мышью. В отличие от более ранних компьютеров с графическим интерфейсом (в том числе и Apple Lisa), Macintosh моментально стал суперзвездой и поначалу мог похвастать весьма успешными продажами.

Однако сам Джобс по-прежнему был невыносим. Он мог потребовать от своих помощников декабрьской ночью в гостиничном номере в Нью-Йорке цветок каллу или пианино. Нет, он не играл на пианино, но оно ему было очень нужно. Во время фотосессии для рекламы Macintosh в журнале Fortune Джобс категорически отказывался обращать внимание на указания фотографа, и чтобы разрядить ситуацию, одна из сотрудниц Apple включила любимую на тот момент музыку Джобса — альбом Майкла Джексона Thriller, однако Джобс по-прежнему отказывался позировать. Когда же зазвучала композиция Billie Jean, Джобс вдруг совершенно преобразился, однако его хватило лишь на эту песню. Тогда ленту вновь перемотали назад, и Billie Jean вновь сделала Джобса послушным. Джобс был явно не готов к управлению компанией. После увольнения Скотта и временного руководства Маркуллы Джобс нанял Джона Скалли, ранее руководившего Pepsi. «Вы будете продавать сладкую воду до конца своих дней, или будете вместе со мной изменять мир?», — слова Джобса, сказанные во время представления Скалли стали знаменитыми.

Последний решил, что Джобсу нужно просто предоставить возможность быть самим собой, оказывая помощь в рамках своих полномочий. Однако на деле всё оказалось гораздо сложнее: Скалли не мог полноценно управлять компанией, так как верховная власть всё равно оставалась у Джобса. «На совещаниях это было очевидно, — рассказал авторам книги iCon Джэй Эллиот, один из руководителей Apple 80-х. — Все, кто формально подчинялись Джону, фактически всё время говорили только со Стивом. Руководил именно он».

Представлению Macintosh предшествовал выпуск знаменитого рекламного ролика «1984», апеллирующего к одноименному роману Джорджа Оруэлла. В выпущенном в эфир во время футбольного суперфинала ролике (телетрансляция Super Bowl является одной из самых дорогих рекламных площадок на американском телевидении) IBM, к тому времени уже доминировавшая на рынке персональных компьютеров, была представлена как «большой брат», управляющий сознанием армии покорных пользователей, а сама Apple обещала разрушить этот порядок с помощью Macintosh.

Спустя два дня, выступая во время ежегодной встречи с акционерами, Джобс извлёк из сумки Macintosh. «Привет, я — Macintosh. Как же прекрасно выбраться из этой сумки», — сказал Macintosh почти человеческим голосом.

Аудитория была сражена, а сам Джобс, от хипповского прошлого которого, казалось, не осталось и следа, стоял на самой вершине компьютерного мира, купаясь в лучах славы.

Когда шумиха поутихла, оказалось, что продажи Macintosh не настолько хороши, как надеялись в Apple. Чтобы добиться доступной цены, разработчикам пришлось использовать недорогие и малопроизводительные компоненты, а новое ПО, которое должно было использовать графический интерфейс, появлялось очень медленно, в то время как у «большого брата» проблем с этим не было. Компании нужно было предпринимать решительные действия, однако прежде нужно было утихомирить Джобса. «Он был абсолютно неконтролируем, — говорит венчурный капиталист Артур Рок, являвшийся в то время членом правления компании. — У него рождалась идея, и ему было плевать, что хотят делать другие. Будучи основателем компании, он считал, что может продолжать эту идею реализовывать даже тогда, когда она шла во вред компании». Правление требовало от Скалли решительных действий. Весной 1985 года Скалли освободил Джобса от ежедневных обязанностей главы группы, ответственной за разработку Macintosh, оставив его председателем правления — фактически «свадебным генералом». Тридцатилетний Джобс потерял компанию, которая занимала всю его взрослую жизнь.

«Тогда я этого не понимал, — признался Джобс два десятилетия спустя, — однако увольнение из Apple стало одним из лучших событий в моей жизни. Тяжесть успеха вновь сменилась лёгкостью начинающего». Однако тогда Джобс так не считал. Он был чрезвычайно расстроен и одинок в своём огромном тридцатикомнатном особняке, практически лишённом мебели. В телефонном разговоре с Майком Мюррэйем, одним из бывших сотрудников Apple, отчаяние Джобса проявилось настолько сильно, что Мюррэй даже примчался в нему, полагая, что оставлять его одного в таком состоянии не стоит.

Впрочем, спустя три месяца, проведённых в путешествиях и обдумывании дальнейших действий, Джобс был готов начать всё заново. Уже в сентябре Джобс объявил о том, что он покидает правление Apple для того, чтобы открыть компанию NeXT Computer. Имея за спиной столь богатый опыт приближения компьютеров к людям, Джобс задумал создать машины, которые, используя UNIX «с человеческим лицом», смогли бы предоставить простой и удобный доступ студентам и сотрудникам образовательных учреждений к высокопроизводительным вычислениям.

Несмотря на обещания не конкурировать с Apple, Джобс надеялся переманить в свою новую компанию некоторых её сотрудников, занимавшихся ключевыми направлениями — курировавших разработку операционной системы для Macintosh, продажи в образовательные учреждения, создание элементов графического интерфейса. Джобс звонил им, приглашал на пешие прогулки, и в конце концов ему удалось нанять шестерых сотрудников. Все вместе они проводили эти сентябрьские дни в доме Джобса в поисках плана действий, хотя результаты этого мозгового штурма так и не были зафиксированы документально. Джобс понимал, что Apple может подать на него в суд, и в итоге так и случилось спустя всего несколько недель после начала работы NeXT. Apple обвинила своего создателя в «подлом» переманивании сотрудников, владеющих её торговыми секретами, однако спустя всего несколько дней она отозвала иск, опасаясь раскрытия этих самых секретов во время слушаний.

Джобс продал часть своих акций Apple на сумму 14 млн долларов, желая сразу же сделать NeXT важным игроком рынка, минуя состояние стартапа. Миллионы долларов ушли на строительство суперсовременного завода во Фремонте, офис в Пало-Альто с диванами и стульями стоимостью по несколько тысяч долларов за единицу, а знаменитый логотип NeXT был создан известным дизайнером Полом Рэндом, получившим за эту работу гонорар в размере 100 тыс. долларов. Благодаря достаточному финансированию — как со стороны самого Джобса, так и сторонних инвесторов — NeXT не испытывала недостатка ни в чём, однако самоуверенность Джобса не позволила новой компании повторить успех Apple.

По замыслу Джобса, в отличие от Macintosh, новый компьютер должен был использовать все самые современные технологии, и это привело к тому, что его себестоимость приблизилась к отметке в 10 тыс. долларов. Высокая цена не позволяла рассчитывать на высокий уровень продаж, однако Джобс упрямо верил в успех несмотря на обилие скептических отзывов. Он требовал от сторонних разработчиков выпуска бизнес-приложений стоимостью в 100 долларов — как для PC, однако немногие из них готовы были пойти на такой шаг. «Когда вы станете продавать свои компьютеры по тем же ценам, что продаются PC, я буду продавать свои программы по таким же ценам, как и программы для PC», — сказал тогда Джобсу Джонатан Шварц, впоследствии глава Sun, а в те времена — глава компании Lighthouse, ставшей в итоге одним из немногих коммерчески успешных производителей ПО для NeXT.

Дела шли, мягко говоря, не очень гладко, однако Джобс, кажется, этого не замечал. Он по-прежнему вёл себя так, словно всё так же находился на вершине успеха — мягко говоря, требовательно, а не мягко — высокомерно и капризно. Так, готовясь выступать с докладом на одном из электронных шоу в Нью-Йорке, он потребовал доставить из Калифорнии — через всю территорию США — его личный стол с вазой и красной розой и установить его под углом 28 градусов — таким же, как у логотипа NeXT. Однако за несколько минут до открытия занавеса Джобс, поспорив с одним из сотрудников о содержании доклада, сказал, что вовсе не будет его делать, и появился на сцене уже когда занавес открылся. По признанию Криса Макэскилла, отвечавшего в NeXT за связи с разработчиками, сотрудники компании терпели выходки Джобса лишь по одной причине: они верили, что смогут изменить мир.

Тем временем Джобс нашёл ещё одно увлечение. Ещё во времена Apple он посетил небольшую компанию, принадлежащую знаменитому кинопродюсеру Джорджу Лукасу, режиссеру и создателю «Звездных Войн», специализирующуюся на спецэффектах. Эта компания уже тогда ставила цель создать полнометражный мультфильм, полностью изготовленный на компьютерах, хотя возможности вычислительной техники тех времён мало подходили для решения подобных задач. Тем не менее Джобс твёрдо решил приобрести эту компанию, веря, что сможет добиться с ней многого. После ухода из Apple Джобс сделал предложение о покупке Pixar за 5 млн долларов, но сооснователям компании Эду Кэтмаллу и Олви Смиту такая сумма показалась недостаточной. Кроме того, они побаивались, что Джобс не разделяет их цели, и, как со временем выяснилось, они были правы. Кэтмалл и Смит пытались договориться о сотрудничестве с другими компаниями, в число которых входили SGI и Microsoft, однако успехом эта затея не увенчалась, и им не оставалось ничего другого, как продать компанию Джобсу, пусть и за более высокую цену. 10 млн долларов, затраченные Стивом Джобсом на приобретение Pixar, спустя два десятилетия, когда Pixar будет поглощена Disney, превратятся в 7,4 млрд. долларов и сделают Джобса крупнейшим частным акционером последней.

Как и предвидели Кэтмалл и Смит, Джобса поначалу мало интересовало создание фильмов — он видел будущее компании в продажах оборудования для производства визуальных спецэффектов. Для демонстрации технологий компании Джобс пригласил мультипликатора Джона Лэссетера. Ролики, в которых Лэссетер оживил настольные лампы, детские игрушки и велосипеды, несколько лет подряд имели огромный успех на крупнейших форумах, посвящённых графическим технологиям, однако Джобс, по-видимому, видел в них лишь инструмент для обеспечения продаж, а не ступеньку на пути к мечте основателей компании.



Разногласия между ними и Джобсом достигли апогея к 1990 году, когда на одном из совещаний дело чуть не дошло до рукоприкладства. В конце концов спустя несколько месяцев Смит решил покинуть Pixar для основания собственной компании, которая, по договорённости с Джобсом, должна была использовать технологии Pixar. По словам Смита, Джобс старательно вычеркнул его из официальной истории Pixar, однако, несмотря на взаимную антипатию, он признаёт, что финансирование, осуществлённое бывшим главой Apple, стало единственно возможным способом спасения компании.

В NeXT к тому времени дела шли также неважно. Первые прототипы готовы были к демонстрации лишь в конце 1988-го — спустя три года после начала работы. А ведь, в отличие от времён работы с Возняком в гараже, теперь над новым компьютером Джобса в течение нескольких лет в шикарных офисах работали несколько сотен высокооплачиваемых профессионалов, использующих самые современные средства и инструменты. Отсутствие доходов оставляло всё бремя расходов на инвесторах, и состояние Джобса постепенно таяло. Презентация первого компьютера была проведена в концертном зале Davies Symphony Hall в Сан-Франциско, где NeXT сыграл дуэтом с одним из скрипачей оркестра. Продажи компьютеров NeXT в образовательные учреждения начались спустя ещё год, однако цена в шесть с половиной тысяч долларов способна была отпугнуть даже тех, кто тратит на компьютеры не собственные деньги. Чтобы поднять уровень продаж, Джобс заключил дистрибуторские договоры с несколькими компаниями, в том числе и с IBM, а в 1990 году была выпущена модель NeXTstation стоимостью 4995 долл., однако это улучшило ситуацию лишь немного: продав за всё время в общей сложности всего около 50 тыс. компьютеров, в 1993 году NeXT приняла решения уйти из бизнеса аппаратных средств, сконцентрировавшись на операционной системе NeXTStep для различных аппаратных платформ, в том числе и для Intel.

Первый настоящий успех после Apple пришёл к Джобсу в 1991 году, когда Disney поверила в потенциал Pixar и заключила с ней контракт на производство трёх полнометражных мультфильмов. К 1994 году стало очевидно, что первый фильм компании, «История игрушек» (Toy Story), станет революцией в истории мультипликации и очередной революцией в биографии Джобса. Он всегда понимал, что успех любого дела зависит от того, насколько талантливыми будут его исполнители. Он ничего не смыслил в кинопроизводстве, однако ключевую роль на пути к успеху сыграли его опыт в подборе сотрудников и неожиданное (возможно, даже и для него самого) решение самоустраниться от творческого процесса, принятое после нескольких неудачных попыток вмешательства. Глава Disney Джо Рот вспоминал, что Джобс хотел продвигать «Историю игрушек» как первый фильм, полностью созданный с помощью компьютеров, однако сам Рот полагал, что самое главное для зрителей — захватывающая история, а технологии их поразят уже во время просмотра. «Представляете? Он согласился!», — вспоминает Рот.

К моменту премьеры «Истории игрушек» Pixar была небольшой компанией с годовым доходом в 10 млн долларов. Стив Джобс принял решение разместить акции компании на бирже, хотя остальные руководители Pixar считали эту идею несвоевременной. Спустя десять дней после премьеры, ознаменовавшейся длинными очередями и восторженными рецензиями, Pixar вышла на биржу. Акции с начальной ценой 22 доллара в середине первого дня продавались уже по 33 доллара, и Джобс, владеющий 80% Pixar, впервые стал миллиардером — благодаря не Apple, не компьютерам, а Голливуду.

В 1991 году Джобс женился на Лорин Пауэлл, с которой он познакомился, когда был приглашён для чтения лекции в Стэнфордской школе бизнеса. Скромная свадебная церемония, состоявшаяся в небольшом отеле в Национальном парке Йосемити, была проведена буддистским монахом Кобун Чино Отогавой — тем самым дзэн-наставником, который ещё в конце 70-х посоветовал Джобсу посвятить себя компьютерам. Первый ребёнок пары получил имя Рид — в честь колледжа, который Джобс так и не закончил, а вскоре к новой семье присоединилась и четырнадцатилетняя дочь Джобса Лиза, которая до этого времени жила со своей матерью, хотя с 1986 года иногда и проводила выходные с отцом.

Деньги, успех, семья — теперь у него было всё, и казалось, от Apple в жизни Джобса остался лишь совсем слегка щемящий душу мираж воспоминаний. В 1996 году, отвечая на вопрос, сможет ли Apple, у которой дела тогда шли из рук вон плохо, вновь вернуться на путь успеха, Джобс, расставшийся со своим пакетом акций компании уже много лет назад, заявил, что он теперь — лишь равнодушный зритель. Конечно, он лукавил. «Я не собираюсь больше заниматься компьютерами, я предпочитаю заниматься делом, которое начал, до тех пор, пока меня оттуда не выгоняют», — его эмоции красноречиво свидетельствовали, что он не смог смириться с потерей Apple и спустя более десятилетия.

После успеха Pixar единственным неудачным проектом Джобса оставалась NeXT. После принятия компанией решения об отказе от разработки и продажи компьютеров и переориентации на лицензирование своей операционной системы Джобс потерял к проекту живой интерес — ему нужно было что-то, с чего бы он смог сдёрнуть покрывало на сцене. В компании уже предчувствовали, что дело идёт к закрытию, ведь рынок для операционной системы по-прежнему найден не был. В 1996 году один из менеджеров NeXT взял на себя смелость позвонить в Apple и осведомиться у её руководства о его мнении об операционной системе NeXTStep. Apple тогда катилась вниз с крутой горки, и одним из самых важных шагов по выводу компании из пике, по мнению её руководства, должна была стать новая операционная система для компьютеров Mac. Времени на разработку собственной ОС у компании не было, и Apple рассматривала варианты лицензирования сторонних систем. К примеру, исполнительный директор Apple Джил Амелио полагал, что оптимальным выбором станет операционная система на основе Windows NT, а главным фаворитом являлась BeOS — операционная система, созданная компанией Be, основателем и руководителем которой, по иронии судьбы, был Жан-Луи Гассье, заменивший в Apple в 1985 году Стива Джобса на должности руководителя группы Macintosh. Примечательно, что сам Стив Джобс ничего не знал о первых переговорах между сотрудниками NeXT и Apple, и, вероятно, очень удивился, когда случайно узнал о том, что группа из Apple в этот самый момент уже прибыла для первой демонстрации NeXTStep.

Джобс быстро сообразил, что к чему, и в начале декабря 1996 года он уже демонстрировал NeXTStep Джилу Амелио и другим руководителям созданной им самим компании. «Стив направил на Амелио и правление Apple свои гомоэротические чары», — сказал потом побеждённый Жан-Луи Гассье, который, впрочем, позже признал, что Apple сделала правильный выбор. Apple в итоге поглотила NeXT вместе с Джобсом за 430 млн долларов, хотя чуть ранее сумма в 185 млн долларов, запрошенная Гассье за BeOS, называлась руководством Apple завышенной.

«Я отсутствовал одиннадцать лет. Apple теперь совсем иная, и я — совсем другой человек», — сказал Джобс после подписания сделки. Вероятно, он чувствовал себя в Apple совершенно чужим, и поначалу не видел для себя в компании какой-то роли, которая могла бы удовлетворить его амбиции и при этом быть доступной. Он нечасто посещал свой офис, предпочитая общаться с другими сотрудниками Apple во время пеших прогулок. Однако с течением времени Джобс постепенно всё больше вникал во все нюансы жизни Apple, и всё чаще выражал несогласие с действиями руководства компании — очевидцы свидетельствуют и о его демонстративных уходах с заседаний и о том, как он однажды назвал Амелио «болваном». (Спустя годы Джобс с юмором вспоминал «перловую» цитату из интервью Амелио, опубликованного в 1997 году: «Apple похожа на корабль, корабль, загруженный сокровищами. Но в нём — пробоина. И моя задача — сделать так, чтобы каждый следовал в этом направлении»). Спустя всего полгода после приобретения NeXT многие, по-видимому, испытали дежавю: глава Apple Амелио был уволен со своей должности, а его место занял приглашённый им же самим Джобс. О том, что Джобс сам не был уверен в успехе и в собственных возможностях, косвенно может свидетельствовать его нежелание становиться полноценным исполнительным директором — вместо этого он называл себя iCEO (это первое i в новой истории Apple произошло от английского слова interim — «временный»). Джобс стал полноценным исполнительным директором лишь в 2000 году, когда он смог доказать всем (и себе в том числе), что он действительно в состоянии полноценно руководить одновременно и Apple, и Pixar.

А пока всё было более чем плохо, и с этим нужно было срочно что-то делать. Едва Амелио успел попрощаться с правлением, Стив Джобс вошёл в зал и сел во главе. Как в старые времена, Джобс, одетый в шорты и пляжную рубаху, вращался вокруг своей оси в самом главном кресле Apple, заставляя руководство компании прислушиваться к его словам и пытаться угадать, чего он хочет. «Наши продукты отвратительны! В них больше нет секса!», — говорил Джобс о причинах столь плачевного состояния компании. Джобс моментально принял решение о сокращении ассортимента продукции компании, сконцентрировав ресурсы на iMac — первом продукте новой Apple, который спас её от исчезновения и стал вестником новой эры.

Первые месяцы руководства Джобса продемонстрировали, что все его личные качества, определившие первый успех Apple — дар предвидения, требовательность, решительность, вкус — остались при нём, однако теперь они дополнились мудростью, внимательностью к коллегам и партнёрам. Джобс предпринял ряд важных шагов, определивших стратегию новой компании. Он прекратил выпуск карманных компьютеров Newton, отменил практику лицензирования Mac OS сторонним производителям (в середине 90-х годов несколько компаний выпускали официальные клоны Macintosh), провёл ротации в руководстве, усилив его своими коллегами по NeXT. Джобс также разглядел талант Джонатана Айва, одного из дизайнеров Apple, который в конечном итоге стал автором облика всех знаменитых продуктов компании последнего десятилетия, а со временем занял второе место сверху после самого Джобса в иерархии сотрудников, отвечающих за разработку новых аппаратных продуктов.

Однако в августе 1997 года Джобс сделал то, рядом с чем закрытие направления Newton позже показалось сущим пустяком. Стоя на сцене бостонской выставки Macworld, Стив Джобс объявил о том, что наступило время прекратить войну с Microsoft. Под недовольное ворчание зала он сообщил «страшные новости»: Microsoft и Apple — теперь друзья и партнёры, а уступки, на которые пришлось за это пойти Apple, и вовсе казались капитуляцией! По условиям соглашения, Microsoft инвестировала в Apple 150 млн долларов и обязалась не продавать эти акции в течение нескольких лет, а также обязалась выпускать новые версии MS Office для Mac в течение следующих пяти лет. Взамен Apple согласилась на кросс-лицензирование технологий, прекратив «священный» спор за право собственности на оконный интерфейс (получив, разумеется, определённую компенсацию от Microsoft), а также, что казалось абсолютно неприемлемым, согласилась сделать веб-браузер Internet Explorer, широко тогда критикуемый за игнорирование стандартов Веб, основным в Mac OS X вместо «правильного» Netscape Navigator.

Это было какое-то сюрреалистичное зрелище: Джобс стоял на сцене Macworld, за ним на огромном экране транслировалась видеоконференция с Биллом Гейтсом, который с довольным и умиротворённым видом обращался к элите Mac-сообщества, сидящей в зале. Помните ролик «1984» и «большого брата»? Несмотря на более чем очевидное неодобрение зала, Джобс чувствовал себя вполне спокойно и уверенно. Он знал, что победитель — именно он, и наслаждался своим триумфом, пока ещё настолько неочевидным для окружающих. Ключевым моментом соглашения стал именно Microsoft Office — его наличие позволяло платформе Mac жить и развиваться; «лишние» 150 млн на самом деле для Apple практически никакой роли не играли — Джобс благодаря своей доле в Pixar в случае крайней необходимости мог сделать такую инвестицию в Apple самостоятельно (за эти деньги Microsoft достались 4% акций Apple, которые были ею проданы гораздо дороже несколько лет спустя). Как бы это ни выглядело со стороны, Джобс сумел сделать соучастником будущего грандиозного успеха Apple её главного конкурента, и вовсе неудивительно, что спустя годы различные руководители Microsoft неоднократно называли то решение корпорации ошибочным.

В тот момент поверить в возможность возрождения Apple было практически невозможно. Стремительно сокращающаяся доля Macintosh на рынке персональных компьютеров, сопровождающаяся приближением Mac и PC друг к другу, миллиардные убытки, всем известная неопределённость с будущей платформой. Ещё до возвращения Джобса правление даже приняло решение продать компанию, однако все претенденты, в числе которых назывались Oracle и IBM, в итоге посчитали Apple бесперспективной. Тогда было трудно поверить, что Стив Джобс, чей последний «компьютерный» успех состоялся во времена монохромных дисплеев, сможет что-то сделать с компанией, в которой теперь, казалось, никто не нуждался. Майкл Делл, глава и основатель компании Dell публично советовал Джобсу продать имущество Apple и раздать деньги акционерам. Но Джобс, оказалось, уже тогда понимал, что рынок персональных компьютеров, проигранный Apple ещё в 80-х, очень скоро перестанет быть передовой фронта ИТ, и компания, имеющая в своём распоряжении стойкую лояльность пользователей и некоторые другие неочевидные тогда козыри, может стать одним из главных претендентов на первенство в наступающей новой эре — эре мобильных цифровых устройств и цифровых медиа. Быстрое развитие информационных технологий всегда было способно отбросить вчерашних неоспоримых лидеров на задний план. Джобс понимал, что безоговорочное лидерство Wintel жёстко связано с традиционными персональными компьютерами, и очевидное наличие интереса пользователей к другим цифровым устройствам открывает для Apple возможности вновь выйти в лидеры индустрии. Компании Джобса, в отличие от устоявшихся лидеров индустрии того времени — Microsoft, Intel, Dell и др. — было нечего терять, поэтому Apple снова могла создавать свои продукты с так ценимой Джобсом лёгкостью новичка.

iMac, первый продукт после возвращения Джобса, стал наглядной иллюстрацией правил «новой Apple», которых она придерживается и до сих пор. Удивляющий «карамельный» полупрозрачный каплевидный корпус, созданный Айвом, показал, что теперь промышленный дизайн продуктов стал для компании одним из основных направлений работы. Первый iMac не имел дисковода гибких дисков, последовательного порта для модемов и принтеров, не был оснащён разъёмами шины ADB для подключения старой периферии и не имел интерфейса SCSI. Без этого всего многим пользователям новый iMac казался неполноценным, попросту игрушкой. Спустя несколько лет стало очевидно, первый iMac стал ещё и демонстрацией того, какими будут персональные компьютеры следующего десятилетия — с USB и оптическими приводами в качестве основного сменного накопителя, а его дизайн дал сигнал всей индустрии о том, что наступила новая эра в развитии потребительских цифровых устройств: они стали предметами повседневного быта, и отношение к их дизайну (не только внешнему виду, но и удобству для пользователей) должно быть таким же, как, например, к дизайну мебели или одежды.

Следующим «большим» продуктом новой Apple, подтвердившим правильность стратегии Джобса, стал iPod. В основе первой модели плеера была разработка компании PortalPlayer, однако решающий вклад в успех устройства, несомненно, был внесён самой Apple. Использование 1,8-дюймового жёсткого диска позволило сделать устройство самым компактным среди конкурентов. Буферная память, способная хранить 20 минут аудио, не только предохраняла от искажений при тряске, но и за счёт отключения жёсткого диска позволяла добиться выдающегося показателя автономности — 10 часов работы от встроенной литиево-ионной батареи. iPod стал первым плеером с интерфейсом FireWire, что позволяло его владельцам загружать в него композиции более чем на порядок (по словам самого Джобса — в 30 раз) быстрее, чем устройства других производителей. Наконец, iPod был воплощением нового подхода Apple к дизайну продуктов: тыльная сторона компактного корпуса, размеры которого немногим превосходили размеры сигаретной пачки, была изготовлена из прочной нержавеющей стали, молочно-белый цвет и необычные органы управления демонстрировали перспективу лаконизма стиля продуктов Apple, ставших бестселлерами в течение следующего десятилетия. По словам очевидцев, Джобс в течение нескольких месяцев всё свое время уделял исключительно тестированию прототипов плеера, контролируя каждый аспект внешности и работы будущего устройства — требуя, например, чтобы к любой композиции в меню можно было добраться не более чем за три нажатия кнопок или чтобы плеер звучал громче (что, как впоследствии оказалось, было вызвано недостаточно хорошим слухом самого Джобса).

Дебют iPod стал чрезвычайно важной вехой в истории Apple. В то время на рынке MP3-плееров были свои лидеры, имеющие громкие имена — например, Sony и Creative, а Джобс собирался выпустить продукт, который должен был конкурировать с ними. Последним его выходом с новым продуктом на уже существующий рынок был NeXT, и это давало повод для беспокойства. Будущее плеера, который, подобно компьютеру NeXT, был оснащён по последнему слову техники и должен был продаваться по довольно высокой цене (399 долларов), выглядело настолько туманным, что один из руководителей PortalPlayer, курировавший разработку iPod, уволился за несколько дней до представления новинки.

Но расчёты Джобса оказались верны: рынок портативных музыкальных плееров не имел признанного лидера, а его грандиозный объём в сочетании с лояльностью пользователей Mac и силой торговой марки Apple позволял компании рассчитывать на достаточный уровень продаж. Через несколько лет iPod стал одним из основных источников доходов компании, однако это лишь одна из его заслуг перед Apple. Плеер также создал явление, которое сам Джобс называл «эффектом гало»: будучи более «бытовым» устройством, чем компьютеры, он продавался в огромных количествах, «вербуя» миллионы новых потенциальных клиентов и для других продуктов компании. Наконец, iPod стал наглядным доказательством того, что Apple имеет все возможности для выхода на рынок потребительской электроники, который начинали завоёвывать бытовые устройства, имеющие «компьютерную» природу. Apple, смирившись с поражением на рынке персональных компьютеров, превратилась в лидера рынка MP3-плееров, и уже тогда было понятно, что компания на этом не остановится. Кроме того, iPod и iTunes проложили Apple дорогу на медиарынок. Джобс лично занимался переговорами с крупнейшими медиакомпанийми и, используя доминирующее положение iTunes, добивался согласия телекомпаний и лейблов звукозаписи на продажу или прокат их продукции по низким ценам, которые со временем становились стандартными для индустрии и использовались в том числе и сервисами, конкурирующими с iTunes.

В 2001 году Джобс представил сеть розничных магазинов Apple Store — проект, который выглядел довольно авантюрным: такой шаг был прогнозируемо неодобрительно воспринят дилерами Apple, а ограниченный модельный ряд продуктов компании вызывал резонный вопрос о целесообразности и рентабельности содержания отдельных магазинов. Тем не менее скептики ошиблись и на этот раз: Apple Store, которых сейчас уже несколько сотен по всему миру, стали не просто магазинами, а ещё и эффективными выставочными и сервисными центрами.

Но несмотря на невероятные успехи компании и гармонию в семейной жизни, Джобс уже не чувствовал себя спокойно. В конце 2003 года он сообщил руководству компании о страшном диагнозе — редкой форме рака поджелудочной железы, которая требовала проведения безотлагательной операции. Спустя восемь лет он с сожалением расскажет, что в течение девяти месяцев он не соглашался на операцию, и если бы он тогда послушал врачей, то его шансы в борьбе с недугом были бы существенно выше. В 2004 году Джобс перенёс операцию, и его диагноз был предан огласке. Так началась его восьмилетняя борьба с болезнью, которую он выигрывал почти до самого конца. Сейчас трудно представить, сколько бы Джобс успел за эти годы, будучи здоровым, однако даже сражаясь с болезнью, он успел более чем много. Через год после операции, выступая перед выпускниками Стэндфордского университета, Джобс поделился своими мыслями, которые в итоге стали его принципом жизни в течение последующих лет: «Понимание того, что я скоро умру, позволяет мне наиболее эффективно делать выбор в жизни. Потому что всё — ожидания, гордость, боязнь трудностей или провала — всё это становится неважным перед лицом смерти. Если вы помните, что вы умрёте, вы никогда не попадёте в ловушку боязни, что вы можете что-то потерять».

Джобс наглядно продемонстрировал эффективность этих принципов, триумфальными выпусками в 2007 году смартфона iPhone, который предопределил путь развития современных смартфонов, и в 2010 году — планшета iPad, место которого в истории информационных технологий окончательно определять ещё рано.

В январе 2009 года Джобс вновь ушёл в пятимесячный отпуск по состоянию здоровья: как стало известно позже, ему предстояло перенести операцию по пересадке печени. Инвесторы компании требовали от правления разработки и оглашения плана наследования — комплекса мер, которые позволяли бы Apple как можно легче перенести смену руководителя. Разумеется, Джобс активно возражал против этих требований, ссылаясь на то, что такая информация может навредить компании. Теперь уже известно, что план Джобса работал уже несколько лет. Тим Кук, операционный директор компании, заменявший Джобса во время его отсутствия в 2004 и в 2009 году, в конечном итоге должен был стать новым исполнительным директором, а продолжить имплементацию идей Джобса в новых продуктах призван Джонатан Айв, вице-президент Apple по вопросам промышленного дизайна, который, по словам самого Джобса, являлся в Apple наиболее близким ему по взглядам на продукты.

Время летело неумолимо, и 24 августа 2011 года Джобс сообщил об отставке с поста главы Apple, выразив надежду, что сможет принести компании пользу на другой должности. В этот же день он был избран главой правления. В этой должности он застал момент, когда Apple, основанная в его гараже 35 лет назад, стала самой дорогой компанией в мире, в течение нескольких последних лет оставив далеко позади бывшего «большого брата» IBM и «победителя на рынке ПК» Microsoft. Последние дни он провёл в своём доме с семьёй, несколько раз лишь встретившись с некоторыми руководителями Apple.

Джобс мог управлять огромной аудиторией и руководить огромной компанией, его слушали президенты и миллионы пользователей, своей волей и внимательностью к деталям он по кусочкам создал свою драматическую историю, в которую трудно было бы поверить, если бы она не была настолько широко известной, он добивался, казалось, невозможного от своих подчинённых и партнёров, однако он был всего лишь человеком — как и любой другой человек, беспомощным перед природой.

Уход Джобса стал событием, которое сделало его известным даже среди тех, кто никогда о нём ранее не слышал. Магазины Apple Store принимали тысячи людей, желающих почтить его память. Воспоминания и комментарии коллег, соседей, партнеров и родственников Джобса до сих пор ежедневно встречаются в различных СМИ, а владельцы iPhone, которые о самом Джобсе ничего, кроме имени, не знают, ставят его портрет на заставку. Сам же Джобс всегда старался спрятать свою человеческую сторону и личную жизнь подальше от глаз публики, поэтому, возможно, выразить ему признательность лучше совсем другим способом — следуя его завету: «Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его, проживая чужую жизнь. Не верьте догмам. Догмы являются результатами размышлений других людей. Не давайте шуму чужих мнений заглушить ваш собственный внутренний голос. И самое главное — имейте мужество слушать своё сердце и интуицию. Они каким-то образом знают, какими вы хотите быть».




Дополнительно

ВИКТОРИНА TT

Материнские платы какого форм-фактора можно устанавливать в корпус Thermaltake Versa C22 RGB Snow Edition?

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.