Завод компании Epson в Телфорде

И прочие сопутствующие вопросы


Вопрос «Существует ли в современной Европе промышленное производство?» в последнее время превратился в нечто вроде «Есть ли жизнь на Марсе?» Особенно когда речь идет о наиболее близкой нам теме — IT-индустрии. Ни для кого уже не секрет, что львиная доля микроэлектронной промышленности сосредоточилась в Юго-Восточной Азии, с небольшими вкраплениями в прочих регионах. Даже изначально европейские и американские компании активно переносят производство в этот регион, либо строя свои заводы, либо размещая заказы на уже существующих фабриках. Кстати, и не только они одни — в последнее время КНР и Индия весьма успешно борются за роль крупных автоэкспортеров. Ну а некогда наиболее промышленно-развитые страны медленно, но верно превращаются из производителей разнообразной продукции в ее разработчиков (да и то — в последнее время все чаще приходится сталкиваться с оригинальным китайским дизайном продукции).

Впрочем, есть между этими двумя вопросами и заметная разница. Поиски жизни на Марсе с переменным успехом продолжаются вот уже более сотни лет, все новые и новые открытия то вызывают у ученых пессимизм, то приводят к сдержанному, но уверенному оптимизму, однако до сих пор однозначно подтвердить существование хотя бы простейших жизненных форм на красной планете не удается. В то же время существование достаточно крупных предприятий в странах Евросоюза вполне достоверный факт. Да, все больше и больше приходится встречаться с продукцией, произведенной в Азии, однако она занимает далеко не 100% рынка. Причем речь идет не только о старых заслуженных европейских компаниях — и фирмы изначально азиатские по происхождению кое-что производят в ЕС. Несмотря на тамошние налоги, социальные отчисления, и, как следствие, дороговизну рабочей силы — иногда размещение производства в Европе вполне оправдано. На одном из таких заводов мы в конце января побывали. Расположен он в крупнейшем городе английского графства Шропшир Телфорде, принадлежит компании Epson и производит картриджи для струйных принтеров.

Почему Телфорд?

Почему завод по производству расходных материалов разумно держать в какой-либо из европейских стран, в общем-то, очевидно. Бизнес струйной печати есть в первую очередь рынок расходных материалов. Принтер приобретается раз в год или реже, картриджи же для него нужны постоянно. Европейский рынок достаточно велик, так что потребляет большое количество расходников. Возить же картриджи издалека почти то же самое, что возить воздух. Фактически сам картридж не очень велик, но его приходится надежно упаковывать, дабы не повредился в пути. Да и любой продукт для розничных сетей по-определению нуждается в красочной и заметной упаковке. В принципе, можно картриджи перефасовывать непосредственно перед отправкой в магазины, но зачем? Сам по себе процесс их производства отлично автоматизируется и требует вполне разумных производственных площадей, так что затраты на завод по переупаковке будут вполне сравнимы с заводом по производству и упаковке. А лишний раз производить контроль качества (а вдруг что-то за время пути случилось) и упаковку просто лишние материальные затраты.

Однако необходимость размещения завода не где-нибудь, а именно в «старой доброй Англии» все равно не очевидна на первый взгляд. Поскольку границы между государствами ЕС постепенно превращаются в пустую формальность (вместе с таможенными пошлинами и прочим), почему бы не обустроиться где-нибудь в более дешевой местности? Тем более что с точки зрения сокращения расходов на транспортировку продукции, Центральная Европа более привлекательна, нежели расположенные где-то на самой окраине Британские острова. Рабочая сила же обойдется дешевле при столь же высокой квалификации, да и местные власти при слове «инвестиции» обычно ведут себя подобно крысам, услышавшим одну знаменитую дудочку из сказки, наперебой предлагая разные льготы и прочие преференции (именно поэтому AMD в свое время построила завод не где-нибудь, а в Восточной Германии, опустошенной процессами демократизации и объединения :)).

Однако все имеет разумное объяснение. Во-первых, завод в Телфорде уже не новый (особенно с точки зрения электронной промышленности, где год можно считать за три) — за год до нашей поездки он отметил свое двадцатилетие (опять, кстати, магия дат, оканчивающихся на семерку, о которой я пару раз уже писал ;)). В 1987 же году перспективы большой и свободной Европы без границ от самого запада, до Белоруси просматривались весьма слабо. Большинство стран Восточной Европы все еще ударными темпами боролись с наследием социализма, причем зачастую дело доходило и до вооруженных столкновений в тех странах, где процесс шел не очень быстро. Еще восточнее заваривалось адское варево перестройки во все еще живом, пусть и ослабленном СССР, и далеко не очевидно было, чем этот процесс закончится. Германий, кстати, все еще было две, зато Югославия одна, и ожидать от нее тоже можно было всякого — от экономического рывка до гражданской войны (которой, кстати, в конечном итоге история государства и закончилась, едва дотянув до 75-и летнего юбилея). В общем, Европа в предсказуемом состоянии, а также как крупный потребитель продукции Epson была много меньше, чем сегодня. Причем и тогда она была далеко не однородной, так что организовывать производство где-нибудь в Италии или Испании было сложновато (менее квалифицированная рабочая сила, традиции послеобеденного отдыха, низкий уровень жизни, так что большая часть продукции все равно пошла бы на экспорт, не задерживаясь в самой стране). Наиболее привлекательными странами являлись как раз Великобритания и Франция, выбор был сделан в пользу первой. Благо и районов с депрессивной экономикой, только и ждущих финансовых инвестиций, во второй половине 80-х в стране было немало.

Так рассуждали руководители компании или иначе, но факт остается фактом — сделанный выбор вполне объясним. Да и оказался он весьма удачным — в ближайших планах модернизация производства и увеличение количества выпускаемой продукции, а совсем не постройка нового завода где-нибудь восточнее. Великобритания является крупным потребителем продукции, так что немалое количество произведенных картриджей из страны вообще не вывозится. То, что вывозится, зачастую едет достаточно недалеко. А развитая железнодорожная сеть континентальной Европы, вот уже много лет как соединенная тоннелем с еще более развитой сетью островных дорог, позволяет особо не задумываться о лишних нескольких сотнях или даже тысяче километров перевозки. Тем более, что эта тысяча-другая километров при отгрузке продукции куд-нибудь в Россию или Казахстан вообще будет незаметной. Опять же — накладные расходы не так высоки, как могли бы оказаться на континенте. В частности, климат центральной Англии немного мерзкий, но мягкий — в январе травка зеленеет и кролики по лужайкам бегают вокруг завода, так что уж на отоплении-то точно можно сэкономить, в то время, как в континентальных странах на той же широте снега иногда выпадает по самое небалуйся.

И трудовые ресурсы, разумеется. Да, английскому рабочему платить положено много — это знают все. Не все, правда, знают о том, какими путями страна дошла до такой жизни. В частности, еще в первой половине XIX века попытка организации рабочих с целью воздействия на работодателей в плане увеличения заработной платы или прочих улучшений условий труда… каралась каторжными работами на срок до семи лет. И такой закон не просто существовал — он работал. Это «варварская Россия» могла себе позволить даже 300 лет назад играться с отменой смертной казни, а 200 — всего-навсего ссылать государственных преступников на поселение в отдаленные края Империи. В империи Британской все было строго по закону, но надо видеть те законы, чтобы понять, что «трудовая дисциплина» для англичанина (что коренного жителя метрополии, что выходца из колоний) не пустой звук, а впитанное с молоком матери понятие, которое его предкам вбивали всеми возможными средствами во все возможные части тела. Вот и трудятся теперь не за страх, а за совесть — так воспитаны. Ну и современное законодательство, пусть и достаточно либерально, но особо не забалуешь. В частности, англичане не дураки выпить, существенно опережая в этом плане наших соотечественников по количеству потребляемого на душу населения по данным ВОЗ (мы, кстати, по тем же данным на 18-м месте в Европе — это к легендам о «Ваньке-пьянице»), однако поскольку алкоголь стоит дорого, да его еще и вечером в магазине не купить (вообще; даже пива), выйти на работу с похмелья большинству рабочих просто не грозит. Не потому, что нельзя, а потому, что не получится. Во время работы тоже не «примешь» — это только у нас ларьки понатыканы у каждой проходной, а иногда еще и вообще на территории предприятий. В общем-то, отличия в дисциплине хорошо просматриваются и в том, как человек идет на перекур. В Соединенном Королевстве борьба с курением дошла уже до того, что «курилки» окончательно выбрались из зданий (деловых, по крайней мере) на улицу. У нас до такого массово пока не дошло (да и не для российского климата инновация), но курить на рабочем месте тоже нельзя. Иногда тоже приходится выходить на улицу. Правда и в этом случае наш человек закуривает еще в здании (удобнее, поскольку не дует), а потом, попыхивая цигаркой, спокойно направляется к официальному месту для курения. Англичанин сначала доходит до него, а потом уже закуривает. Причем английская курилка это не клуб по интересам, в который ходят толпой, поджидая друг друга и обсуждая все проблемы современности, а место для удовлетворения одной из потребностей организма — как туалет, например. Не можешь обойтись без перекуров в рабочее время? Не вопрос — только не часто и надолго не задерживайся.

Так что, подытоживая, рабочее время в Великобритании стоит дорого, но и производительность труда соответствующая — то на то и выходит. К тому же, современное автоматизированное производство не нуждается в большом количестве работников, да и упор, в основном, на высоквалифицированных специалистов, а они стоят недешево во всех странах мира (и не во всех таковых избыток). Плюс климат, плюс транспорт, плюс достаточно емкий местный рынок — все это делает производство экономически оправданным.

Кратко о заводе

Фактически все сильно автоматизированные современные предприятия чрезвычайно похожи друг на друга, независимо от выпускаемой продукции и географического местоположения. Точно такие же предприятия можно увидеть и где-нибудь в обоих Китаях, Индии, Корее или на «Родных Островах»; да и в России нечто подобное уже есть и отличается разве что архитектурой здания — в нашем климате приходится строить солидно и надежно, поскольку иначе зимой цеха не протопишь. Интересной особенностью завода в Телфорде можно считать, разве что, то, что практически все оборудование произведено самой компанией, а не закуплено «на стороне» — все-таки Seiko Epson является одним из лидеров в разработке и производстве промышленных роботов, что сказывается. Количество самих роботов достаточно велико, поскольку производственный процесс несколько сложнее, чем, например, пайка материнских и прочих плат. В последнем случае достаточно правильно расставить SMT-компоненты на одну сторону движущейся по конвееру платы, здесь же заготовки картриджа могут перемещаться в разных направлениях, всячески поворачиваться и соединяться друг с другом. Поэтому, кстати, немалое количество автоматов не универсально, т.е. «заточено» под определенную продукцию. Слишком уж сложны были бы универсальные роботы даже при сегодняшнем уровне развития техники :) С другой стороны, жизненный цикл принтеров достаточно велик, так что картриджи для них приходится делать и через несколько лет после снятия с производства самой модели. И в больших количествах. Соответственно, не требуется быстро перенастраивать линии с одной продукции на другую, как при производстве тех же плат.

Гостеприимство гостеприимством, но фотосъемку на заводе нам не разрешали. Некоторые коллеги, впрочем, запрет проигнорировали, но мне внутренняя дисциплина не позволила :) В качестве компенсации хозяева предложили нам несколько готовых фотографий и небольшой, но достаточно интересный видеоролик о заводе, довольно-таки неплохо демонстрирующий «рабочий процесс». Советую его посмотреть по возможности — описывать все это словами было бы слишком скучным.

Вкратце же все, как и ожидалось. В качестве сырья для картриджей завод получает пластмассовую крошку, компоненты чернил и «интеллектуальные чипы». Последние вполне логично производить в одном месте на одной из азиатских фабрик для всех предприятий, благо ввиду их компактности особых проблем не возникает. Крошку тоже можно возить большими партиями дешевым морским транспортом, да и компоненты чернил тоже — в больших бочках.

На заводе специальные роботы производят готовые пластмассовые детали картриджей, собирают их и заправляют. Чисто человеческий труд на данном этапе крайне мало распространен: умные машины при минимальном контроле способны производить до 50 видов картриджей. Таким образом, человек может потребоваться только для этого самого контроля. Более того — его участие в самом производстве картриджей в штатном режиме вообще не предусмотрено.

Чернила смешиваются на месте, что позволяет контролировать качество и дает гарантию того, что в картриджи попадет именно то, что нужно (проще говоря, ничего не испортится по дороге до завода). В этих цехах царит практически идеальная чистота, используются специальные костюмы, на входе каждый входящий подвергается обработке в тамбуре с «воздушным душем» — в общем, чтоб ничего постороннего и нежелательного в картридж не попало.

Далее упаковка и склад — тут уже требования к чистоте попроще (благо из производственных цехов картриджи выходят уже запечатанными в пленку) и использование ручного труда достаточно заметно. Готовая продукция может сразу со склада поступить в магазины, а может и отправиться в достаточно далекий путь — вплоть до наших краев и даже дальше.

Чернила всему голова

Разумеется, демонстрация производства была не единственной темой, ради которой компания Epson собрала журналистов аж из трех стран (России, Украины и Казахстана). Попутно была проведена и пресс-конференция, посвященная, как несложно догадаться, оригинальным расходным материалам компании — используемые в головках картриджей технологии, новые чернила, носители (а в список последних ныне входит не только несколько вариантов бумаги, но и холсты) и т.п. Упор именно на расходные материалы понятен. Во-первых, как я уже сказал выше, бизнес струйной печати ныне это в первую очередь бизнес расходки. Во-вторых же, изменился сам подход к струйным печатающим устройствам со стороны пользователей. Лет пять-десять назад струйные принтеры были сильно популярны в роли универсальных печатающих устройств — как для изображений, так и для текста. Они обеспечивали существенно более высокое качество печати, нежели ударно-матричные, но стоили при этом заметно дешевле лазерных и светодиодных. Да, если печатать только текст, то большая цена отпечатанного листа со временем первоначальную экономию «съедала», но времени на это требовалось много — фактически, в домашних условиях лазерник окупиться не успевал никогда, да и в небольшом офисе были варианты. Кроме того, практически единственным способом получить хоть какой-то цвет за вменяемые деньги было использование струйной технологии. Сейчас положение на рынке изменилось. Персональные модели лазерных принтеров и МФУ по цене достаточно успешно конкурируют с разработками на базе струйной технологии, а тонер вообще стал стоить копейки (особенно, если не гнаться за качеством и использовать «совместимую» продукцию вместо оригинальной). Кроме того лазерные печатающие устройства лишены некоторых детских болезней своих струйных собратьев — чернила не засыхают, дюзы чистить не нужно, что делает их еще более выгодными и при редкой печати. В общем, монохромный лазерник завоевал свое место и на столе домашнего пользователя. Не говоря уже об офисах, где более-менее значительные объемы печати за счет экономии на тонере быстро отбивают вложения в сам принтер. Да и «хоть какой-то цвет» уже обеспечивается не только струйными печатающими устройствами — цветные лазерные принтеры, пусть и не подешевели до того уровня, при котором их можно ставить на каждый стол, но вполне по карману даже небольшим компаниям, обеспечивая вполне пристойный уровень деловой графики при вменяемой стоимости отпечатка.

В этих условиях компаниям, продолжающим развивать струйную технологию, остается только один выход — увеличивать качество печати. У струйников до сих пор остается ниша, в которой они вне конкуренции — фотопечать. Некоторым печатающим устройствам это пока просто не по силам, а некоторые (например, термосублимационные) до сих пор стоят неприлично дорого даже при работе с бумагой малого размера. Печать же фотографий на полный лист А4 или больше… Тут струйные принтеры и МФУ чувствуют себя превосходно — конкуренции просто нет ни с кем: только друг с другом. И вот тут уже во главу угла выходит не то, что печатает, а чем печатаем и на чем. Принтер, способный качественно распечатать фотографию на туалетной бумаге чернилами для авторучек может существовать разве что в сказке :)

В общем, с учетом вышесказанного, то, что в предложенных материалах выпускаемые на данный момент принтеры и МФУ были отсортированы не по каким-либо техническим показателям, а по типу используемых чернил, уже совсем не удивило. А технологий производства чернил у Epson сейчас три. Во-первых разработанные в 2005 году пигментные UltraChrome. Применяются в профессиональной технике — восьмицветных старших моделях принтеров. Как таковых их на данный момент две линейки: UltraChrome K3 Vivid Magenta и UltraChrome Hi-Gloss2. Первый набор интересен наличием аж трех черных цветов (собственно черного и двух серых), активно применяется в устройствах большого формата (вплоть до модели Epson Stylus Pro 11880, способной работать с рулонной бумагой шириной до 64 дюймов). Второй ограничивается двумя черными цветами, зато содержит картридж с бесцветным полимером, позволяющим сделать глянцевые фотографии еще более глянцевыми :) В общем, это достаточно специфическое направление, но, тем не менее, достаточно важное и нужное. Пусть не персональному пользователю, но там, где профессионально работают с цветом, без подобных печатающих устройств обойтись трудновато.

Классом ниже, если можно так выразиться, лежит область интересов созданных в 2006 году водорастворимых чернил Claria. Вот их сфера применения уже куда ближе простому пользователю — шестицветные настольные фотопринтеры и портативные мини-фотопринтеры (наследники рассмотренного нами почти три года назад PictureMate). Если честно, глядя на отпечатки, полученные при помощи устройств этой серии, становится не совсем понятным — кому вообще нужны восьмицветные печатающие устройства? :) При использовании качественной фотобумаги отличить фотографию, распечатанную на каком-нибудь из массовых фотопринтеров от полученной «традиционным» для фотографии способом, практически невозможно, а большего никому обычно и не требуется. Впрочем, на этот счет у каждого может быть свое мнение.

А в устройствах для массового пользователя на данный момент применяются чернила серии DURABrite Ultra. Тоже пигментные, но, благодаря некоторым техническим хитростям, не имеющие многих недостатков традиционных пигментных, фактически сочетая в себе достоинства пигментных и водорастворимых чернил. В DURABrite Ultra частицы пигмента примерно в 100 раз меньше, нежели в конкурирующих разработках, причем каждая частица имеет полимерное покрытие. Благодаря этому можно обеспечить качественную глянцевую печать на фотобумаге, что обычным пигментным чернилам недоступно — оседая на ее поверхности, крупные частицы пигмента блеск бумаги перекрывают, создавая неровный рельеф. DURABrite Ultra ложатся на бумагу ровнее и плотнее. Ну а поскольку новые чернила все-таки тоже оседают на поверхности бумаги, не впитываясь в нее глубоко, они прекрасно совместимы и с обычной офисной бумагой. Этакий два в одном, в общем — и качественная печать на обычной бумаге, и, при необходимости, фотопечать. Пусть и несколько менее качественная, чем водорастворимыми чернилами, но выискивать отличия в большинстве случаев будет делом неблагодарным. По утверждениям компании, создать нечто подобное конкурентам никак не удастся — полимерное покрытие разрушается при нагревании, так что его использование возможно лишь при использовании технологий печати, не связанных с нагревом чернил. Таковой как раз является используемая Epson Micro Piezo. Разумеется, отсутствие локального нагрева является не единственным достоинством технологии — печать каплями переменного размера позволяет повысить качество, а высокая скорость их выдачи на бумагу увеличивает скорость печати.

К примеру, новое струйное МФУ Epson Stylus CX9300F способно выдавать до 32 страниц черно-белого текста в минуту, что вполне сравнимо с лазерными принтерами среднего уровня. Причем не теряя возможность качественной фотопечати, что является уже преимуществом перед лазерными принтерами и МФУ (заявленное время печати фотографии 10 х 15, кстати, всего 26 секунд). Вообще новое устройство интересно не только скоростью и качеством печати — оно снабжено автоподатчиком бумаги на 30 листов, встроенным факс-модемом и слотами для карт памяти с поддержкой прямой печати без использования компьютера. В общем, устройство высокой всеядности, вполне способное в одиночку обеспечить все потребности домашнего пользователя или небольшого офиса при вполне доступной цене — порядка 250 долларов (если точнее, то рекомендованная цена в России составляет 5750 рублей). Более подробно же с ним мы познакомим вас в ближайшее время — на настоящий момент МФУ уже с честью выдержало испытания в нашей лаборатории. Фактически, доведя качество и скорость печати до такого уровня, компания Epson имеет достаточно весомые основания рассчитывать на возможность перелома ситуации в «войне»струйной и лазерной технологий в пользу первой. Может быть, конечно, и не радикального перелома, но то что новые МФУ, обладающие высокой универсальностью (и фотопечать на специальной бумаге, и обычная «деловая» печать на обычной офисной) не в ущерб скорости и качеству, будут вполне конкурентоспособны по сравнению с цветными и даже, отчасти, монохромными лазерными устройствами, точно. Насколько конкурентоспособны — тут уже многое будет зависеть от сопутствующих вопросов, таких как цена расходных материалов и т.п.

Бой подделке

Немалое внимание на пресс-конференции было уделено борьбе Epson против производителей поддельных картриджей. Причем сразу и четко было сказано, что речь идет именно о контрафактной продукции, а не о совместимых чернилах. Причины понятны. Разумеется, факт наличия на рынке расходных материалов альтернативных производителей компанию тоже радовать не может — сами принтеры обычно стоят очень дешево, деньги зарабатываются именно на расходниках, так что каждый литр чернил, проданных альтернативщиками, заметно бьет по карману Epson. Однако эти производители работают под собственными торговыми марками, так что совсем уж левак делать не будут — иначе пользователи не станут его покупать. Опять же, поскольку всю продукцию можно точно идентифицировать, всегда возможно провести сравнение качества печати и показать наглядно — вот это Epson, а вот это «Вася Пупкин и Ко». Разумеется, упирать на качество, можно только в тех случаях, когда компания действительно способна выиграть подобное соревнование, но обычно это вполне выполняется. А если пользователь, несмотря на разницу в качестве, все-таки выбирает совместимую продукцию, то делает он это вполне осознанно. И, в случае если что-то пойдет не так, сможет винить только себя.

Совсем другая картина складывается с поддельными картриджами. Поскольку нелегалы работают под маркой самого Epson, заботиться о качестве им не требуется — лей что попало, лишь бы дешево. А страдают в результате все. Производитель, поскольку теряет деньги на расходниках, на ремонте принтеров и получает удар по репутации, поскольку обвинять в случае проблем будут именно его. Государство просто недополучает денег. Пользователь же покупает совсем не то, что собирался. Вполне возможно, что купленный картридж придется попросту выкинуть, поскольку использовать его по-назначению не будет иметь никакого смысла. Да и сэкономить много вряд ли удастся — продавцы левака обычно ставят на него цену лишь немногим меньше оригинальной продукции: так заработать больше получается, да и слишком уж низкая цена способна спугнуть клиента.

Есть ли надежды на существенное изменение ситуации в ближайшее время? Пока очень слабые. Все-таки наши правоохранительные органы к подобным преступлениям относятся крайне спокойно, так что риск у производителей левых картриджей минимальный. Даже если поймают, наиболее строгое наказание, скорее всего, придется нести за незаконное предпринимательство, а не за подделку. В общем, не очень страшно, зато выгодно. И работников навербовать не проблема. Так что вовсю трудятся «маленькие свечные заводики», радуя владельцев. А что остается делать всем остальным, в частности производителю? Пытаться убедить пользователей в том, что поддельные картриджи это плохо? Так они об этом и без того знают! И «попадают» с покупкой именно потому, что хотели-то купить оригинальный картридж подешевле, а не сэкономить вообще — только ради экономии выгоднее альтернативную продукцию покупать (тем более, что там качество уж точно совсем ужасным не будет). Просто отличить оригинал от подделки не могут. И даже марка на коробке картриджа не спасает — по заявлению Epson за пять лет ее использования подделывать оную никто не научился еще, но ведь и пользователи тоже не бог весть какие специалисты. Дай в руки одновременно оригинальный и поддельный картридж — отличат, скорее всего, а помнить, что как выглядит без примера перед глазами мало кто способен.

Вот и приходится бороться с поддельной продукцией методом местных комариных укусов. Т.е. постоянно пинать правоохранительные органы, дабы они иногда добирались до проверок торговой сети. Только ведь просто так кого попало проверять не пойдешь. По заявлению компании в 2006-2007 году неоднократно были проверки на дистрибуторских складах, но о результатах умалчивается. Вот о проверках розничной сети информации больше. Итак, за пять месяцев проведена 61 проверка. В общей сложности конфисковано 7070 поддельных картриджей. Ну и? Кто-то это заметил? Что такое для российского рынка семь тысяч картриджей, позвольте спросить? Капля в море. Тем более что розничные продавцы, возможно, и понесут какое-то наказание (да и то — не хозяева точек, зачастую, а наемный персонал), но до производителей-то никто не добрался, значит, левая продукция продолжит вовсю идти на рынок. Наведут порядок в столицах — хлынет в регионы.

Судя по ответам на вопросы, способа взять и победить производство поддельной продукции в Epson не знают. Разве что обещают продолжать сотрудничать с органами — все дальше и больше, и глубже :) А также вовсю действовать на нервы законодателям, дабы ужесточали наказание за этот вид деятельности. И, разумеется, просвещать пользователей — инструкциями по отличитильным особенностям оригинальных картриджей например. Посмотрим, конечно, что получится, но особых поводов для оптимизма лично у меня пока нет. Есть ощущение, что ситуация сейчас такая, что не кровати переставлять надо, а девочек пора менять. В корне. Навести, в конце-концов порядок в сфере розничной торговли. А пока сограждане будут продолжать затариваться у темных личностях на рынках или в подвальных фирмах, хозяева которых, в худшем случае отделываются штрафами, никакого прогресса в области борьбы с подделками не будет. Впрочем, это уже претензии далеко не к Epson, а к родным контролирующим органам. Сама же компания считает результаты той работы что сейчас ведется относительно-удовлетворительными, т.е. ситуация, в целом, улучшается. Хотя и недовольство слишком уж мягким отношением государства к производителям подделок явно прослушивается.

Итого

Концовка статьи получилась несколько грустной, но такова селяви, как говорят французы. Сама по себе затронутая тема поводов для радости не вызывает (уже самим фактом своего существования в общем-то). Пока, по крайней мере. Посмотрим, что будет дальше.

А в остальном же (если не касаться ситуации в российской рознице, а говорить только о технике) все очень даже позитивно. Как мы видим, струйная печать не сдается — стараниями Epson и других компаний в непрерывной конкуренции она берет все новые и новые высоты. И с производством расходных материалов удалось познакомиться вживую. Один из сделанных выводов — не боги горшки обжигают. Кто знает — может, через несколько лет компания Epson на ближайший завод по производству расходных материалов повезет журналистов не в Телфорд, а куда-нибудь в Таганрог? ;)

 





Дополнительно

iXBT BRAND 2016

«iXBT Brand 2016» — Выбор читателей в номинации «Процессоры (CPU)»:
Подробнее с условиями участия в розыгрыше можно ознакомиться здесь. Текущие результаты опроса доступны тут.

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.