Аудитория iXBT.com задаёт вопросы компании Intel


С 13 по 15 сентября в Москве находился «десант» высокопоставленных сотрудников компании Intel. Каждому читателю iXBT.com предоставился уникальный шанс задать вопрос европейским «генералам» корпорации Intel. Что будет с компьютерной индустрией через 5 лет? Что сегодня Intel делает для того, чтобы приблизить наше «цифровое завтра»? Кого Intel видит в числе своих основных конкурентов? Среди тех, кто отвечал на вопросы читателей — европейские руководители Intel по продажам и маркетингу.

Для того, чтобы задать вопрос, необходимо было сформулировать его и оставить в виде одной из тем в специальном форуме нашей конференции. Тринадцатого и четырнадцатого сентября все вопросы были переданы представителям Intel и для ответов на заданные вопросы в плотном графике учёных мужей Intel было выделено специальное время. Результатом данного мероприятия стал материал, который Вы сейчас читаете.

Мы благодарим всех тех, кто принял участие в проекте «Аудитория iXBT.com задаёт вопросы компании Intel», а также московский офис корпорации Intel. В наш адрес поступило большое количество вопросов — как интересных, так и забавных — из числа которых были отобраны самые-самые. Мы старались выбирать самые злободневные, актуальные вопросы, отличающиеся глобальностью охвата темы или философским подходом — именно поэтому изначально из рассмотрения были исключены сугубо частные технические вопросы вроде: «А вот почему у вас такая-то железка там-то, а не там привинчена?» Также мы исключили темы, которые, по результатам обсуждения, были признаны очевидными самими участниками форума. Не рассматривались вопросы, ответы на которые не могли быть получены по соображениям корпоративной политики Intel (известно, например, что менеджеры Intel не отвечают на вопросы о конкретных сроках выхода перспективных продуктов). Наконец, мы не стали предлагать к обсуждению вопросы, продиктованные банальной неосведомленностью авторов, — ответы на эту категорию вопросов каждый легко может найти на сайте www.intel.com. Кроме того, все вопросы, прежде чем быть заданы европейским топ-менеджерам Intel, прошли предварительную обработку. Дело в том, что не все, присланное на форум, было, собственно, вопросами — некоторые участники форума просто высказывали свое мнение, которое, к тому же, иногда грешило против очевидной логики вещей. Однако, автор послания мог затронуть интереснейшую тему, которую мы, сподобившись облечь ее в форму вопроса, максимально близкого по формату к авторскому, предложили интервьюируемым топ-менеджерам Intel. Так что у каждого вопроса, представленного вам в конечной версии беседы с Intel, имелся четкий «прототип», автор которого и претендовал на приз за лучший вопрос.

Ну а теперь, собственно, изложение беседы с европейскими руководителями Intel. Для удобства мы сократили их имена до инициалов:

КМ — Кристиан Моралес (Christian Morales)
Вице-президент подразделения Sales and Marketing Group, генеральный менеджер в регионе EMEA

Кристиан Моралес является вице-президентом подразделения Sales and Marketing Group корпорации Intel, а также ее генеральным менеджером в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке (регион EMEA). Он отвечает за продажу и маркетинг продукции Intel® в регионе EMEA.

МБ — Марк Брейли (Mark Brailey)
Со-директор по маркетингу в регионе EMEA

Марк Брейли занимает в корпорации Intel должность со-директора по маркетингу в регионе EMEA. Возглавляя службу маркетинга, штаб-квартира которой находится в Мюнхене, он отвечает за разработку и реализацию маркетинговых стратегий и программ на развитых и развивающихся рынках стран EMEA. Взаимодействуя с производителями вычислительных систем и бытовых электронных устройств, эта служба активно популяризирует торговые марки Intel в самых разных сегментах рынка. Кроме того, Марк Брейли отвечает за прямой маркетинг торговых марок Intel, который включает целый ряд направлений: от классической рекламы до связей с представителями СМИ. Нынешнюю должность Марк занимает с мая 2005 года.

ГГ — Гордон Грейлиш (Gordon Graylish).
Вице-президент корпорации Intel в регионе EMEA

Гордон Грейлиш занимает должность вице-президента корпорации Intel по продажам и маркетингу в регионе EMEA. До этого он занимал пост со-директора корпорации Intel по маркетингу в регионе EMEA, будучи ответственным за развитие маркетинговых и технических ресурсов Intel в соответствующих странах.

Нумерация процессоров — для чего она была введена? Почему Intel изменила номера процессоров для процессоров Intel Core 2 Duo с трехзначных на четырехзначные, да еще дополнила цифровое обозначение буквенным? В чем причина этих перемен, и не думаете ли Вы, что все это может смутить пользователей?

КМ. Номера процессоров мы ввели уже достаточно давно — первоначально они были действительно трехзначными (для настольных и мобильных ПК), затем для серверов появились четырехзначные номера. Перейдя на новую микроархитектуру, мы решили сделать четырехзначными номера и для процессоров для ноутбуков и настольных систем. Буква, добавленная к четырехзначному номеру процессора, однозначно идентифицирует уровень энерговыделения продукта, цифры — совокупность других технологических параметров (частоту ядра и системной шины, объем кэш-памяти и проч.). Мы считаем, что таким образом за каждым продуктом закрепляется однозначно идентифицирующее его единое обозначение, предоставляющее пользователю большую четкость при выборе продукта.

МБ. Мы стараемся создать некий общий, стандартизованный подход к номенклатурному обозначению наших продуктов. Главное в таком обозначении — это наши бренды: Intel® Centrino®, Intel® Core™ 2 Duo и т. д., а внутри каждой группы продуктов (серверы, рабочие станции, настольные и мобильные компьютеры) — нумерация, которая «персонифицирует» каждый из них. Например, как уже сказал Кристиан, буква дополняет четырехзначный номер процессора и обозначает уровень его энерговыделения. Честно говоря, вся эта нумерация ориентирована не на рядового пользователя, а, скорее, на специалиста. Вместе с тем подобная номенклатура не допускает «субъективных толкований», не опирается на вычисляемые параметры — такие, как производительность, а просто идентифицирует совокупность физических характеристик продукта, поэтому она универсальна и объективна. Это не наше изобретение: оглянитесь вокруг, достаточно сложная нумерация есть и у стиральных машин, и у холодильников, и у прочих устройств, но суть этих номеров понимают только знатоки. Вместе с тем в магазине вы всегда можете обратиться к продавцу-консультанту, который назовет вам лаконично пронумерованную модель, однозначно определяющую набор необходимых для вас характеристик, а в руководстве по ее использованию желающие всегда смогут самостоятельно найти их перечисление.

ГГ. Задача номеров процессоров — в том, чтобы установить определенную иерархию в каждом семействе наших продуктов. Четыре цифры дают вам больше возможностей для отражения новых свойств каждого продукта, чем три цифры, с четырехзначным обозначением мы более гибки в номенклатуре продуктов. С помощью номеров можно сравнить разные процессоры Intel и определить, какой больше подходит именно вам. При этом, честно говоря, для обычного пользователя они не слишком интересны, поскольку не несут напрямую, хотя и идентифицируют, информацию о технических свойствах процессора. В России, как все мы знаем, живут самые технически «продвинутые» пользователи, поэтому наша номенклатурная нумерация вызывает здесь больше всего вопросов. Хотя, и востребована она здесь больше.

Как повлияет соглашение между AMD и ATI на политику Intel и рынок графических решений? Следует ли нам ожидать каких-либо прямых соглашений между Intel и NVIDIA, чтобы сбалансировать ситуацию на рынке?

КМ. В прошлом году мы объявили об изменении нашей стратегии развития в сторону продвижения платформ: для корпоративного сектора была выбрана технология Intel vPro, для цифрового дома — Intel Viiv, в области ноутбуков мы продолжаем продвигать технологию Intel Centrino для мобильных ПК — ее текущим вариантом является технология Intel Centrino Duo, также у нас есть платформы для цифрового здравоохранения (Digital Health) и специальные решения для развивающихся рынков. Мы считаем, что предлагаем рынку очень сбалансированные решения во всех его сегментах. Мне кажется, что и наши конкуренты решили пойти по нашему пути платформизации — возможно, они постараются объединить на единой платформе вычислительные и графические мощности. Что же касается нас, то мы будем продолжать непрекращавшееся активное сотрудничество с NVIDIA и предлагать рынку интегрированные решения для широкого круга пользователей.

МБ. Абсолютно согласен: объединение AMD и ATI является, по сути дела, движением к платформизации, которую наша компания объявила своей стратегией развития в начале прошлого года. Интеграция различных элементов в одной платформе — это идея Intel, которая доказала свою жизнеспособность, поэтому мы воспринимаем стремление конкурентов к подобной интеграции как совершенно естественное. Если же посмотреть на это объединение с точки зрения рынка, то и здесь мы видим позитивные перспективы: участники рынка — Intel, NVIDIA, другие компании — должны будут создавать более качественные продукты, чтобы удовлетворить запросы пользователей. Поэтому произошедшее хорошо для пользователей, хорошо для рынка, а, значит, хорошо и для Intel. Что же касается муссируемых в прессе неких «мега-соглашений» между Intel и NVIDIA, то ответ очень прост: мы как сотрудничали с NVIDIA, так и будем продолжать это сотрудничество. Мы — эксперты в области процессоров, NVIDIA — в области графики, наш союз совершенно естественен. Intel сотрудничает с такими компаниями, как Microsoft, Cisco и многими другими, поскольку сотрудничество — это суть современного рынка, в одиночку сегодня ничего не сделаешь. Могу также сказать совершенно определенно, что наше сотрудничество с ATI пойдет на спад, и это тоже естественно, поскольку они начали работать с нашими прямыми конкурентами.

ГГ. Я не думаю, что в обозримом будущем будут совершены какие-то конкретные сделки между Intel и NVIDIA. А по поводу перспектив объединения AMD и ATI и наших ответных действий — давайте посмотрим, что они будут делать, во что, в конечном итоге, воплотиться их союз, и тогда мы будем думать о наших действиях.

Возможно ли теоретически создать интегрированную графику с такой же производительностью и вычислительной мощностью, что и у дискретной? Если дело обстоит именно так, то почему Intel не делает этого? Может быть, у корпорации Intel уже есть план выпуска внешних графических карт?

КМ. Стратегия Intel сегодня такова: мы стараемся повысить производительность процессоров и при этом не повышать или даже снижать их энергопотребление. При этом совершенствуются и графические возможности, интегрированные в наши платформы. Вместе с тем, не надо забывать, что наши основные усилия направлены на производство продуктов для массового пользователя, тогда как рынок мощных графических решений гораздо уже. Выбирает пользователь, а мы всегда готовы дать ему то, что ему нужно.

МБ. Абсолютному большинству владельцев компьютеров не требуются какие-то супервозможности в графике, для них мы делаем интегрированную графику, и она их полностью удовлетворяет. Интегрированная графика означает, что стоимость компьютера доступна большинству покупателей. Дискретная графика обладает гораздо более высокими возможностями, чем интегрированная, но она существенно дороже, и ею могут заинтересоваться лишь любители игр и эксперты в области других специальных приложений. Поэтому мы сосредотачиваем усилия на интегрированной графике.

ГГ. Я думаю, что интегрированая графика не может быть столь же производительной, что и внешняя. Мы, разумеется, можем создать очень мощную графику, но результат является производной не только от архитектуры, которая обеспечивает производительность, но и от ресурсов ПК, которые выделены под графику. У дискретной графики со специальным графическим чипом ресурсов гораздо больше, тогда как при работе с интегрированной графикой вы всегда должны идти на определенный компромисс — хотя бы даже из-за ограниченных размеров чипа. Вместе с тем это совсем не означает, что в совершенствовании интегрированной графики достигнут какой-то предел, совсем нет, мы будем продолжать совершенствовать её. Но мы не планируем создавать карту для дискретной графики. Наша стратегия сегодня — обеспечить максимальное количество людей современными компьютерами с высококачественной интегрированной графикой. А любители самой высококачественной графики по-прежнему смогут обратиться к дискретным решениям, которых немало у NVIDIA.

Intel обычно опережает отрасль, изобретая или поддерживая перспективные стандарты, хотя еще нет уверенности в том, что они будут доминировать в ближайшем будущем (вспомнить, хотя бы, SATA, PCI Express, DDR2 и другие примеры). Как Intel определяет, какая конкретно технология и когда должна войти в состав платформ Intel? Особенно если эта технология только-только делает свои первые шаги на рынке…

МБ. Попробую ответить таким образом. В России всегда было много великолепных ученых, в частности — физиков, которые, возможно, были и являются лучшими в мире и знают ответы на многие фундаментальные вопросы. Но для компьютерной отрасли, которая действует на этаком принципе «самоокупаемости», главное значение имеет прикладная наука, то есть такая деятельность, которая помогает создавать продукты и решения, за которые потребители готовы платить, формируя тем самым бюджет для будущих разработок. Даже имея в своих руках самое лучшее, по вашему мнению, технологическое решение, надо обязательно подумать о том, как оно будет воспринято рынком и нужно ли оно пользователям, какие возможности оно принесет людям и сколько будет стоить. Все это — крайне важные аспекты обсуждения дальнейшей судьбы любого продукта, причем не менее важные, чем его технологическое лидерство. Если на одну чашу весов положить нужды и удовлетворенность сотен тысяч и даже миллионов пользователей, а на другую — абсолютное технологическое лидерство в лабораторных условиях, что вы выберете? Можно сделать самый быстрый и самый экономичный автомобиль, который застрянет в первой же выбоине на дороге, и какой тогда в нем будет толк? Таким образом, главная задача Intel состоит в том, чтобы, во-первых, найти оптимальный баланс между функциональными возможностями устройств, самыми современными технологиями и стоимостью их воплощения для конечных пользователей, а, во-вторых, найти способ убедить экосистему и рынок в том, что найденное нами решение оптимально и будет востребовано пользователями.

Приведу пример из области телекоммуникаций. На рубеже тысячелетий крупнейшие европейские операторы связи потратили сотни миллиардов долларов на покупку лицензий для предоставления услуг связи в сетях третьего поколения. Взглянув на эту ситуацию, можно было бы утверждать, что сети 3G стали стандартом для мобильной беспроводной связи. И это действительно так, но — только для передачи голоса. Для передачи данных лучше подходит Wi-Fi, хотя ни одна из крупных телекоммуникационных компаний не хотела вкладывать деньги в развитие Wi-Fi, поскольку хотела сначала вернуть свои инвестиции в 3G. Казалось бы, вполне естественно со стороны Intel было бы пойти в русле общего потока и поддерживать 3G, который стал, практически, общепринятым стандартом. Но мы поддерживаем Wi-Fi, поскольку пользователи получат от этого наибольшую выгоду, пользуясь нашими ноутбуками на базе технологии Intel Centrino для мобильных ПК. Сегодня, благодаря такому нашему подходу, во всем мире (в том числе и в России) люди получают беспрепятственный доступ в интернет с помощью своих ноутбуков в кафе и гостиницах, самолетах и поездах, бизнес-центрах и даже на пляжах. И уже Wi-Fi де-факто становится стандартом для отрасли.

ГГ. Если обратиться к отрасли потребительской электроники, в этой сфере эволюционные изменения от продукта к продукту происходят очень медленно, постепенно. Достаточно посмотреть на заднюю стенку современного домашнего кинотеатра, из которой торчат десятки кабелей, воткнутых в разнообразные сокеты, чтобы убедиться в эффективности подобного пути усовершенствования. В компьютерной отрасли перемены случаются более радикальные, значительные, но они и более долгоиграющие. Наши разработчики перед выведением на рынок новой технологии всегда думают о том, как продлить ее жизнь хотя бы на несколько лет. Именно этим обусловлены особенности наших нововведений. Мы всегда думаем о том, как создать ситуацию, удобную для экосистемы, которая использует и будет использовать наши чипы. Мы стараемся предложить пользователю устройство, которое он сможет с успехом использовать несколько лет, экономя, таким образом, свои деньги. Не введи мы поддержку DDR2, коль скоро вы об этом спросили, на ранней стадии развития данной технологии памяти, переход на нее завтра стоил бы отрасли и пользователю больших денег, и на отладку времени было бы существенно меньше, и жизненный цикл продуктов с ее поддержкой сократился бы, а, значит, следующая технология памяти была бы недоинвестирована, пришла бы на рынок гораздо позже. Кто-то должен выступать локомотивом инноваций, если хотите, и роль такого локомотива часто играем мы, хотя всегда в таких ситуациях присутствует риск «увидеть» будущее у не столь жизнеспособной технологии, чем ее аналоги. Но в этом нам помогает гигантский опыт, сотрудничество с отраслевыми группами и мощная аналитика — по рынку и по технологиям.

Есть ли у Intel планы по дальнейшему развитию технологии Netburst? Какими должны быть побудительные причины для того, чтобы продолжить разработки в области Netburst — существенное снижение токов утечки, изобретение нового транзистора или что-то еще?

КМ. Netburst — это целый комплекс технологических решений, некоторые из которых, кстати, перекочевали в новую архитектуру Intel Core. Главное, что изменилось, это направление вектора нашего развития: раньше во главе угла стояла абсолютная производительность, причем за счет наращивания лишь одного из физпараметров — тактовой частоты, а теперь там стоит концепция эффективного энергопотребления и многоядерности. Мы будем наращивать количество ядер, не забывая и о производительности каждого из них. Наш постоянный переход к новым технологическим процессам — от 90 нм к 65 нм и далее к 45 нм — дает нам отличное пространство для маневра. Например, в недавно объявленном двухъядерном процессоре Intel Itanium 2 (Montecito) содержится 1,7 миллиарда транзисторов, но то, что хорошо для back-end инфраструктурных решений, совсем не требуется для моего ноутбука! Мы совершенствуем процессоры во многих направлениях — улучшая и ускоряя процесс ввода-вывода, надежно защищая его от вирусов, улучшая управляемость и надежность функционирования.

МБ. Основная идея технологии Netburst крайне проста: чем больше частота процессора, тем быстрее он считает. Мы долго шли по этой дороге, пока не уперлись в частоту 4 ГГц. Мы могли бы, конечно же, двигаться и дальше, но это стало коммерчески невыгодно и даже просто неприемлемо. Процессор мог работать на такой частоте, но он выделял бы слишком много тепла — непропорционально больше роста его производительности! Тогда мы осуществили технологический прорыв и предложили ядро Banias, снизив тактовую частоту и быстродействие, но получив большой выигрыш по тепловыделению и реализовав более эффективный механизм наращивания производительности, нежели частота. А потом был сделан следующий шаг на этом пути, и мы перешли к многоядерным процессорам. Словом, Netburst исчерпал себя, и поэтому мы перешли к другой микроархитектуре, что вполне нормально и закономерно. Netburst можно сравнить с трехколесным автомобилем: долгое время на нем с успехом «ездили» и он был хорош, но теперь пришла эпоха четырехколесных автомобилей, и к старому возврата не будет.

Когда, по вашему мнению, 64-разрядная технология станет реальностью для массового пользователя? Является ли запуск ОС Microsoft Vista своего рода сигналом к тотальному переходу на 64 бита?

КМ. Мы не сомневаемся, что 64-разрядные приложения со временем станут востребованными на рынке, но экосистема должна «дозреть» до этого момента. Предстоит создать много 64-битных приложений, а это займет немало времени и сил. Большинство наших продуктов готовы к использованию таких приложений, сейчас дело за программистами.

МБ. Я сравнил бы 64-разрядную технологию с расширением магистральной дороги. В ней было 5 полос для движения, а теперь станет семь — всем будет удобнее ездить. Но не будем забывать, что в процессе расширения дороги 5 рабочих полос наверняка сократятся до трех, а то и двух. Переход на новую широкую дорогу — процесс долгий и болезненный, хотя, безусловно, он необходим и в конце-концов завершится. Сегодня «на бумаге» работа с 64-битными приложениями выглядит крайне успешной, но этого совершенно недостаточно для того, чтобы данная технология стала массовой. Лет десять назад совместно с компанией НР мы разработали специальный протокол API для работы с 64-битными приложениями. До сих пор он практически неизвестен и никто с ним не работает. Одна из причин — мы не занимались его маркетингом. А не занимались мы им по одной простой причине: на мой взгляд, маркетинг — это рассказ людям о том, что они МОГУТ делать, а не о том, что они МОГЛИ БЫ делать. 64-битные вычисления уже существуют в бизнес-приложениях, и они обязательно придут в компьютеры для конечных пользователей — сомнений в этом нет, весь вопрос только, когда это произойдет. Вспомним аналогию с дорогой: расширять ее, вкладывать огромные средства и создавать серьезные неудобства для движения можно и нужно только тогда, когда без этого расширения просто не обойтись. 64-битные приложения обязательно придут в каждый компьютер, но произойдет это в массовом порядке не завтра и даже не через год.

ГГ. Я согласен — для активного появления 64-битных приложений в них должна возникнуть реальная потребность. Честно говоря, сегодня дома всем вполне хватает 32-битных приложений. Вот когда для работы какого-либо популярного приложения 64 бита будут жизненно необходимы, и это приложение заработает с 64 битами совсем по-другому, начнет делать какие-то удивительные вещи, тогда оно и будет востребовано рынком. Но это — дело отдаленного будущего, в ближайшие годы можно вполне обойтись 32-битными приложениями.

Когда вы планируете анонсировать новую микроархитектуру? Понятно ли уже сейчас, что можно улучшить в Intel Core? По какому пути должна развиваться архитектура x86?

КМ. Не забывайте, что предыдущая микроархитектура была объявлена в 1993 году, после чего она 12 лет успешно развивалась и прогрессировала. С момента объявления новой микроархитектуры не прошло и года, продукты с этой микроархитектурой выпускаются сегодня с помощью 65-нм технологического процесса, мы готовы к переходу на 45 нм. У новой микроархитектуры колоссальный потенциал, и еще несколько лет мы будем его развивать и использовать. Естественно, мы работаем и над архитектурой будущего, но пока основные усилия будут сконцентрированы на развитии Intel Core.

МБ. Микроархитектура Intel Core будет основой для развития наших процессоров в ближайшие 8-10 лет. Она была разработана для того, чтобы установить оптимальный баланс между производительностью и тепловыделением процессора. С ее помощью мы освоим новые технологические процессы 35 и 22 нм, войдем в следующее десятилетие, а вот что будет через 10 лет — пока трудно сказать. Каждый раз, как только сообщество инженеров и ученых сталкивается с пределом возможностей той или иной архитектуры, оно ищет ей перспективную альтернативу. Я не сомневаюсь, что в свое время и архитектура Intel Core исчерпает свои возможности, и ей будет найдена альтернатива, но пока у нее фантастические возможности и мы будем их развивать и использовать.

Есть ли у нас перспектива увидеть ПК с новой архитектурой/набором инструкций в течение ближайших 5-10 лет? Вы знаете конкретных претендентов?

КМ. Важнейшая проблема современного компьютерного рынка — это совместимость программных приложений с новыми процессорами. Каждый раз, как вы выводите на рынок новую микроархитектуру, вы должны быть уверены в том, что все прежние приложения будут успешно работать с ней. Придумывая самые революционные инновации, вы всегда должны сдерживать себя и просчитывать, насколько они будут удобны пользователям. Если какие-нибудь простейшие приложения пользователей не будут работать на суперсовременных компьютерах, то люди просто не будут их покупать, несмотря на все их прочие достоинства.

ГГ. Что касается меня, то я так просто в этом уверен: через 10 лет у нас будет совершенно новый компьютер. Если вы взглянете на 10 лет назад, то увидите, что за этот период очень многое, даже набор инструкций, существенно изменилось, изменилась работа компиляторов и т.д. Что бы мне хотелось особо подчеркнуть: компьютер сегодня — это ведь не только набор «железа» самого по себе, но и огромный комплекс приложений, которые оптимально работают на этом «железе». Хороший пример в разговоре о новой архитектуре — наш Intel Itanium. Сам процессор появился почти 10 лет назад, с тех пор постепенно вокруг него «нарастает» экосистема, появляются оптимизированные приложения (сначала их число исчислялось десятками, потом — сотнями, сейчас — тысячами), появляются все новые и новые заинтересованные клиенты и т. д. Это долгий и сложный процесс, который требует огромных усилий и денег. С момента объявления нового процессора (взять хотя бы широко обсуждаемый Cell) и до его успешного вывода на рынок и востребованности пользователем продукт проходит огромный путь. Одно дело — создать продукт с уникальными возможностями в лаборатории, и совсем другое — сделать его востребованным. Еще один пример. Сегодня не более 2-3% всех программ эффективно распараллеливают коды, остальные работают в режиме последовательного исполнения инструкций. Для того, чтобы эффективно использовать возможности многоядерных процессоров, необходимо программировать совсем по-другому, но пока очень мало кто умеет это делать, и еще меньше людей пользуются такими возможностями. Поэтому сегодня надо всерьез задуматься не только об элегантности аппаратного воплощения решения, но и о том, насколько эффективно будут работать с ним существующие приложения. Наконец, я думаю, через 10 лет у нас появятся совершенно новые алгоритмы для работы компьютера. Сегодня он выполняет наши указания, а через 10 лет он будет предвидеть их. Но для этого нам всем предстоит пройти долгий и трудный путь.

Должны ли мы ожидать появления новых многоядерных процессоров с конкретной специализацией ядер (графические, сетевые, радио и т. п.)? Какие перспективы миниатюризации вы видите? Какие компоненты/технологии планируется интегрировать в материнские платы Intel?

КМ. У нас уже есть опыт интеграции беспроводной связи в наши платформы, так, собственно, была создана технология Intel Centrino для мобильных ПК. У нас есть планы интегрировать в материнскую плату возможность беспроводной связи по технологии WiMAX, мы думаем, что первые образцы такой продукции появятся в 2007 году. Запланированный переход к четырехъядерным, а потом и к восьмиядерным процессорам даст нам возможность интегрировать в них возможности беспроводной связи по различным стандартам, встроенные возможности обеспечения безопасности. Мы будем это делать для того, чтобы удовлетворить растущие потребности пользователей.

ГГ. Это довольно естественный вопрос: растут возможности процессоров, растет количество ядер, почему бы не сделать некоторые из них специализированными? Тем более, что Intel уже довольно давно ведет разговор о появлении «универсального радио» на чипе. Тут только надо помнить вот о чем. Подобная специализация неизбежно приведет к удорожанию продукта, поэтому, если она нужна только 10% пользователей, почему остальные 90% должны будут платить за нее? Мы уже говорили об интегрированной графике, ее суперкачество нужно далеко не всем.

Что должно идти с опережением в технологической гонке, что должно быть первым — курица или яйцо, новые аппаратные технологии или готовность софтверного сообщества к созданию новых программ?

КМ. Чаще всего инновации начинаются с оборудования, с микроархитектуры. Чтобы предоставить пользователям наилучшее решение, мы работаем над определенным эффективным сочетанием оборудования и ПО, установленного на нем. Когда мы выводим на рынок новую микроархитектуру, она всегда подкреплена мощным набором приложений, оптимизированных для нее. Инновации в оборудовании могут продолжаться, даже если ПО несколько отстает, что бывает не так уж редко: очередные версии операционных систем чаще всего задерживаются с появлением. Мне кажется, что без инноваций в оборудовании невозможны инновации в ПО, поэтому надо развивать оборудование, но при этом не забывать о его поддержке со стороны софтверщиков.

ГГ. Хороший вопрос! Сложность ответа состоит в том, что первым одновременно должно быть и то, и другое, но все же оборудование должно чуть опережать. В начале 90-х годов мы вывели на рынок 32-битные процессоры, хотя для них на тот период не было приложений, и прошло 6-7 лет, прежде чем рынок насытился ими. Когда мы выводили на рынок двухъядерную архитектуру, мы поступили более предусмотрительно и за несколько лет до этого встроили в процессоры технологию Hyper-Threading, чтобы программисты привыкли к параллельным вычислениям. При этом в наши компиляторы были встроены возможности работы с распараллеленным ПО. Таким же образом мы должны тщательно и заблаговременно подготавливать программистов к появлению нового оборудования. Но мне хотелось бы, чтобы и сами программисты активнее участвовали в этом процессе.

Что же все-таки представляет собой закон Мура: догму, принятую маркетингом Intel в качестве стратегического направления, или эмпирическое наблюдение?

КМ. Закон Мура, сформулированный Гордоном Муром в конце шестидесятых годов прошлого века, гласит: плотность транзисторов в процессорах удваивается каждые полтора-два года. Примерно так же растет и их производительность, хотя, строго говоря, я бы не стал ставить знак равенства между количеством транзисторов и производительностью. За 40 лет существования закона Мура скептики не раз предрекали прекращение его действия, но наши инженеры и исследователи каждый раз убеждались в том, что закон еще действует. И сегодня мы не сомневаемся в том, что еще как минимум 10-15 лет закон Мура будет действовать. Я бы назвал закон Мура главным движущим вектором компьютерной индустрии, и вполне естественно, что мы используем его в наших маркетинговых целях. Закон Мура — это, с одной стороны, эмпирическое наблюдение, а с другой — показатель стремительного роста и развития возможностей компьютеров. Вы только подумайте: сегодня в самом обычном ПК сосредоточено в тысячи раз больше вычислительной мощности, чем было задействовано всем агентством НАСА в программе подготовки полета американских астронавтов на Луну! Закон Мура оказывает воздействие на то, как люди живут, взаимодействуют друг с другом, учатся, работают. Цифровой дом, цифровой офис, цифровое здравоохранение — все колоссальные возможности этих платформ в конечном счете обусловлены действием закона Мура.

ГГ. Конечно, это было просто наблюдение, и я думаю, что сам Гордон Мур и не мечтал о том, что его предсказание продлится так долго. Мало того, в это вообще практически никто не верил: последние двадцать лет каждые два-три года скептики уверенно утверждают, что закон Мура не может больше действовать по тем или иным физическим законам. «Невозможно сделать размер соединений меньше двух микрон!» или «Один микрон — это абсолютный предел». А мы сегодня знаем, как строить транзисторы с проектной нормой 11 нм. У нас есть четкий план миниатюризации минимум на 10-15 лет вперед, у нас есть блестящие идеи о создании трехмерных транзисторов. Мы уже сейчас работаем над тем, как решить серьезную проблему токов утечки, с которой столкнемся через 10 лет. Сегодня мы чувствуем себя уверенными в нашем будущем больше, чем когда-либо в истории компании. И эта уверенность позволяет нам спокойно разрабатывать новые микроархитектуры и устройства. Так что действительно, закон Мура — это эмпирическое наблюдение, но это очень глубокое и важное наблюдение. Суть его можно выразить и так: устройства, которые сегодня очень сложны, дороги и редки, через достаточно короткое время станут повсеместно распространенными и практически бесплатными. Вспомните Wi-Fi: буквально несколько лет назад точка доступа стоила несколько сотен долларов и ее можно было встретить лишь в нескольких местах в большом городе. Сегодня доступ бесплатен и он есть в тысячах кафе и гостиницах. Это и есть — закон Мура в действии. Причем, он действует не только в компьютерной индустрии, но проникает повсюду. Возьмем, хотя бы, системы хранения данных. Пять-семь лет назад объем в терабайт казался чем-то фантастическим, а теперь такие устройства доступны для домашней видеотеки. Ваши пожилые родители могут оставаться у себя дома, а вы всегда будет в курсе их самочувствия — всю информацию вам передадут крошечные датчики и беспроводные средства связи, размещенные у них в жилище. И это тоже закон Мура. Если вы сталкиваетесь с недостатком компьютерных средств, и это сковывает ваши возможности, закон Мура говорит вам: «Будьте свободны в своих фантазиях, буквально через год или два вам станут доступны гораздо более широкие возможности».

Каково будущее у технологии WiMAX? Считаете ли вы, что WiMAX победит 3G и другие конкурентные «мобильные» стандарты?

КМ. На наш взгляд WiMAX — это прекрасная технология для передачи больших объемов данных беспроводным образом, которая может быть использована также для передачи голоса по IP. Вместе с тем подчеркну, что во главу угла ставится именно передача данных, тогда как 3G и прочие стандарты подвижной радиосвязи разрабатывались, главным образом, для голосовой телефонии. Поэтому я убежден, что WiMAX не конкурирует с 3G и даже 4G, это взаимодополняющие технологии. Уже сегодня мы чувствуем большую потребность в технологии WiMAX, и некоторые операторы уже приступили к построению масштабных WiMAX-сетей: например, оператор Sprint в США объявил о намерении инвестировать миллиарды долларов в построение таких сетей в крупных городах, связь в таких сетях будет осуществляться на полосе частот 2,5 ГГц, которая изначально предназначалась для 3G. При этом, например, в Европе идут переговоры о том, как сделать эту часть спектра частот технологически нейтральной, то есть открытой для различных технологий беспроводной связи. Это только подкрепляет мою мысль о мирном сосуществовании различных технологий с различными функционалами, в частности, WiMAX и 3G.

МБ. Сегодня у огромного количества людей на Земле нет возможности подключиться к Интернету, чтобы максимально эффективно использовать возможности своего компьютера. Мы стремимся помочь им в этом. Я считаю, что вопрос «WiMAX или что-то иное» просто неправомочен. На мой взгляд WiMAX, 3G, 4G — это взаимодополняющие друг друга технологии: первая — для передачи данных, остальные — для передачи голоса. WiMAX и «мобильные» стандарты ни в коем случае не должны конкурировать друг с другом, но мирно сосуществовать, предоставляя пользователю выбор, чем ему удобнее пользоваться в конкретное время и в конкретном месте. Главное — это удобство людей, спектр их возможностей, а технологии — это лишь средства для удовлетворения людских потребностей. В одном случае это будет 3 или 4G, в другом — WiMAX.

Видит ли Intel возможность появления каких-либо новых конкурентов, кроме существующих ныне, на рынке микропроцессоров?

КМ. 40 лет назад в мире не было полупроводниковых микропроцессоров, а компания Intel вообще не существовала. Она начала свою деятельность с создания продуктов, которых не было раньше, и много раз переходила к разработке и созданию все новых и новых классов продуктов. Я думаю, что и сегодня есть очевидные возможности для начинающих компаний — придумать что-то совсем новое и вывести свой продукт на рынок. Это может быть не обязательно привычный нам процессор, а что-то совсем новое (правда, не надо забывать, что оно должно быть совместимо с уже существующими приложениями). Если компания добьется успеха, то вполне может повторить тот путь, который мы прошли за последние 40 лет.

Каким вы представляете себе бизнес Intel через 10 лет?

КМ. Сегодня около миллиарда человек имеют доступ к Интернету. Через 10 лет их число должно увеличиться как минимум в два раза. Гораздо больше людей будут пользоваться компьютерами, мобильными телефонами, КПК. Мы должны предоставить им все возможности и готовые решения для использования в цифровом доме, цифровом офисе, цифровом здравоохранении и т.д. Один пример: как должны пользоваться компьютерами люди в Африке или Индии, где, порой, просто нет электричества? Мы должны помочь им использовать для этого солнечную энергию и предоставить возможность беспроводного доступа в Интернет. В этих направлениях предстоит сделать очень многое, но тогда мы поможем людям улучшить их жизнь, поможем им эффективнее учиться и работать, подключим их ко всем сокровищам мировой культуры. Я думаю, это очень благородная задача, которая не противоречит, а идет параллельным курсом с интересами компании как коммерческой организации и ее акционеров.

МБ. Мы делаем устройства, которые обрабатывают данные, — мы умеем делать это, наверное, лучше всех в мире. У нас самые дорогие и высокотехнологичные фабрики. Я считаю, что в ближайшие 10 лет рынок должен найти новые, неожиданные и удивительные способы использования вычислительной мощности процессоров. Наша задача — выводить на рынок все новые и новые более мощные устройства для обработки данных. Мы видим, что сегодня все больше сфер человеческой жизнедеятельности активно «цифровизируется». Например, в России мобильный телефон есть практически у каждого жителя — это предоставляет колоссальные возможности для передачи и обработки самой разной информации. Надо стремиться обеспечить доступ в Интернет большему количеству людей, чтобы они могли обращаться к мировым кладовым информации, к возможностям глобального бизнеса. Мы будем стараться дать всему миру наиболее оптимальные инструменты для этого.

Процессор Intel Pentium 4 — что это было: стратегическая ошибка или процессор, опередивший свое время?

КМ. Когда процессор Intel Pentium 4 выводился на рынок, я работал в Юго-Восточной Азии, и хочу вам сказать, что тогда была колоссальная потребность в этих процессорах, особенно в Китае, где люди быстро осознали, что таким образом они делают долгосрочные инвестиции в свою компьютерную технику. Не надо забывать, что именно с выходом процессора Intel Pentium 4 на массовом рынке появилась технология Hyper-Threading, которая стала основой для нашего сегодняшнего курса развития в сторону многоядерных процессоров.

ГГ. Процессор Pentium 4 за время своего существования достиг многих выдающихся результатов. Он выходил на рынок гораздо быстрее других процессоров, он принес пользователям уникальные возможности в области графики и мультимедиа. Он изменил ситуацию в индустрии с точки зрения работы с мультимедиа, поскольку позволил просматривать фильмы в режиме реального времени, причем это решение было недорогим и эффективным для той поры. В эпоху Pentium 4 мы обратились к медиаиндустрии со словами о том, что в скором времени в мире будут проданы сотни миллионов домашних устройств, которые смогут воспринимать телевидение высокого разрешения. Не забывайте об этом. Поэтому я думаю, что Pentium 4 — это фантастический продукт. Но даже фантастическому продукту история отводит лишь ограниченное время существования, поэтому Pentium 4 сменили другие продукты.

Почему парадигма EPIC (архитектура Intel Itanium) не заместила x86 при всех ее очевидных плюсах? Ведь Intel предсказывала большое будущее EPIC еще в середине 90-х годов…

КМ. Я хочу подчеркнуть, что сегодня продукты семейства Intel Itanium развиваются на рынке тяжелых инфраструктурных систем быстрее всех остальных. Мы очень довольны тем, как растут объемы продаж этого продукта. Мы довольны, что во многих крупных компаниях для критических бизнес-приложений, для работы с большими базами данных и т. п. используются процессоры семейства Intel Itanium. Конечно, для ноутбуков и настольных компьютеров на рынке существует больше приложений, но не надо забывать, что на базе процессоров Intel Itanium строятся high-end серверы. Мы удовлетворены тем, как развиваются события. Недавно мы объявили о выходе на рынок двухъядерного процессора Intel Itanium 2 (Montecito), который стремительно набирает популярность. Хочу признаться, что сегодня спрос на этот процессор превышает тот объем поставок, что мы можем обеспечить, и мы стараемся увеличить производство, чтобы удовлетворить все запросы.

ГГ. На мой взгляд, с архитектурой Intel Itanium у нас все в порядке. Объемы продаж растут, причем, быстрее, чем у конкурирующих продуктов. Мы последовательно отвоевываем все большую долю на рынке RISC-серверов. Вспомним, что процессоры Intel Itanium были специально сконструированы для работы на рынке, где требуется высочайшая надежность. Но далеко не всегда люди готовы платить большие деньги за надежность в «шесть-семь девяток». Такая надежность (и, соответственно, высокая стоимость) просто не нужна в наших продуктах для массового использования, поэтому Intel Itanium и не востребован на потребительском рынке.

Какой ваш любимый телевизионный рекламный ролик Intel?

КМ. Мне больше всего запомнились забавные фигуры людей в комбинензонах — Bunny People. По-моему, они привлекали внимание людей и вызывали у всех положительные эмоции. Мне очень хотелось бы увидеть их еще раз в какой-нибудь из наших новых рекламных кампаний.

МБ. Мой любимый ролик связана с мультипликационным семейством Симпсонов — я знаю, что эти персонажи хорошо известны в России. Члены этого семейства отличаются поразительной глупостью и бестолковостью, но когда одному из них, по сюжету нашего ролика, вставили в голову процессор Intel Pentium II, он сразу заговорил, как настоящий профессор…

ГГ. Мне запомнилась довольно старая реклама, когда один из персонажей известной английской комической серии «Цирк Монти Пайтона» заходит в зоомагазин и хочет купить лягушку. Продавец предлагает ему два экземпляра: одна лягушка тихо сидит на прилавке, а вторая прыгает очень высоко и в разные стороны, так что продавец с трудом ловит ее. Покупатель выглядит сомневающимся… Продавец спрашивает: «Если бы вы собирались купить компьютер, то какой бы выбрали — на базе процессора i386 или i486?» Покупатель меланхолично отвечает: «Я бы взял i386». Тогда продавец протягивает ему тихо сидящую лягушку :-)

Итак, время подводить итоги. Все наши собеседники выделили вопрос участника конференции под ником «ellarion» про то, не будет ли конкурировать Wi-MAX с сотовой телефонией. Поздравляем нашего читателя. Жаль, что он не смог получить компьютер лично из рук Кристиана Моралеса и Гордона Грейлиша, посему вручением руководил представитель компании Intel Всеволод Семенцов, который передал Кириллу как сам компьютер, так и почётную грамоту.


Также руководителей Intel заинтересовали вопросы «Lev Dymchenko» про любимый рекламный ролик, а также вопрос «Ralari» про возможное опережение Intel реальных потребностей пользователей. Эти, а также и ряд других вопросов, которые редакция iXBT.com отберёт совместно с представителями московского офиса Intel будут отмечены дополнительными призами.

Также многие ответы на технические вопросы будут освещены в ближайшее время силами инженеров московского офиса Intel и мы постараемся выделить те вопросы, которые не были заданы высокопоставленным сотрудникам корпорации. Следите за материалами на сайте, читайте журнал iXBT.com. Новая «порция» ответов на вопросы и отчёт о награждении появится на сайте в скором времени.

P.S. Красивая фотография компьютера, которая размещена в начале статьи, давалась с трудом: композиция всё время нарушалась неустойчивыми конструкциями из диплома и вымпела Intel. Вот как это выглядело в итоге на самом деле :-)





Дополнительно

iXBT BRAND 2016

«iXBT Brand 2016» — Выбор читателей в номинации «Процессоры (CPU)»:
Подробнее с условиями участия в розыгрыше можно ознакомиться здесь. Текущие результаты опроса доступны тут.

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.