Экскурсия по НПФ «Версия» — знакомство с украинским производителем компьютеров и ноутбуков






С сотрудниками украинской компании «Версия» я уже неоднократно общался в Москве, и по поводу взятия на тестирование их продукции, и просто с целью обсудить последние тенденции в мире ноутбуков. И, кстати, всегда эти беседы всегда оставляли у меня очень приятное впечатление.

Дело в том, что москвичи зачастую немного странно понимают понятие коммерческой информации, относя к ней практически все. Поэтому выудить из них хоть что-нибудь, кроме содержания последнего пресс-релиза, практически невозможно, исключение составляют лишь пара сотрудников, с которыми я близко общаюсь. Тем интереснее было посмотреть на своих украинских друзей, так сказать, в домашней обстановке. Поэтому, оказавшись в Киеве, я просто не мог упустить представившийся мне шанс.

Фирма «Версия». Сделано в Украине





«Версия» является одним из крупнейших сборщиков ПК в Украине, и занимает лидирующие позиции в производстве КПК и ноутбуков. Впрочем, следует сразу оговориться, что украинский рынок сильно отличается от российского, в частности, он значительно (на порядок) меньше (хотя, с другой стороны, и расстояния здесь не те, что у нас). Примерный объем рынка в прошлом году составил порядка 55000-60000 единиц против примерно 650000 на российском рынке.

Основное производство фирмы расположено в Киеве, на левой стороне Днепра. Фирма занимает два этажа — верхний отведен под административные подразделения и офисы, а в нижнем располагаются производство, ремонтная зона и, самое главное, — склад. Меня, разумеется, больше всего интересовала именно деятельность, связанная с производством и продажей ноутбуков.

Перед тем, как переходить собственно к экскурсии, стоит дать несколько цифр и фактов, характеризующих компанию «Версия». Фирма была основана в 1994 году. В настоящее время входит в пятерку ведущих IT-компаний на Украине. В компании работает более 150 человек. Деятельность фирмы охватывает всю территорию Украины, дилерами является более 450 компаний. Основными направлениями является дистрибьюция комплектующих, самостоятельная сборка настольных компьютеров, серверов, сетевых решений и пр., а также сборка мобильных устройств — ноутбуков и КПК. Максимальная производственная мощность составляет 4500 компьютеров, 1200 ноутбуков и 500 серверов в месяц.

Опять же (сделаю лирическое отступление, которых в Киевской экскурсии вообще было немало), в Москве «показы» обычно происходят несколько по-другому. Там показывают то, что хотят показать, и рассказывают то, что хотят рассказать. Особенно если фирма построена «в соответствии с западными стандартами управления». В результате ограничений и недомолвок получается столько, что запутываешься окончательно, и все производство начинает казаться огромной потемкинской деревней, построенной специально к презентации. Этому способствует и то, что в процессе презентаций иногда происходят забавные накладки, происходящие из желания приукрасить действительность. Впрочем, ладно, не будем о грустном. Здесь экскурсия проходила в гораздо менее формальной обстановке — в какой-то момент мы решили осмотреть производство… и осмотрели.




Украинская специфика…

Но перед описанием собственно производства, думается, стоит дать несколько формальных цифр, характеризующих масштаб производства ноутбуков. Фирма «Версия» выпускает до 6000 ноутбуков в год. В производстве сейчас находится 10 моделей.

Некоторые размышления во время нахождения в производственной зоне

Напомню, все «локальные сборщики» из всех стран мира и большая часть «мировых брендов» закупают продукцию у небольшого (около десяти) количества производителей, имеющих собственные заводы, и расположенных, как правило, либо в Китае, либо на Тайване (в последнем случае производство, чаще всего, все равно находится в Китае). Эти производители не выходят сами ни на розничный, ни на оптовый рынок (по крайней мере, до последнего времени не выходили), работая с крупными клиентами, которым и реализуют создаваемую продукцию. Принципы работы тут просты — всем управляют количество и цена. Чем больше платформ закупаешь и чем больше платишь — тем больше возможностей у тебя есть. Например, ведущие мировые производители имеют возможность заказать разработку собственных платформ и собственных корпусов (для дешевых моделей они, как правило, ограничиваются только корпусами). Остальные, как правило, выбирают из самостоятельно разработанных производителем моделей, отбирая те, которые их больше всего устраивают по цене и качеству. Дальше, как правило, идет совместная доводка изделия, после чего начинаются поставки.

В общем случае платформы различными путями завозятся в страну-потребитель, где и производится их окончательная сборка (как правило, заключающаяся в установке процессора, оперативной памяти и жесткого диска), тестирование и продажа. Посему еще раз выскажу старую мысль — абсолютно бессмысленно делать выводы типа «Продукция «Х» — здорово, а вот аналогичные модели фирмы «У»… Одни и те же модели очень часто попадают в производство к различным сборщикам (иногда — с несколько измененными корпусами, иногда — нет), а качество и тестирования на таком уровне если и различается, то незначительно.

В используемой схеме производства для показателя надежности решающее значение играет не торговая марка, под которой продается ноутбук, а изначальные характеристики платформы, разработанной и произведенной в Юго-Восточной Азии — именно культура производства на этих заводах в большой степени определяет качество и надежность платформы. Впрочем, сейчас производители постепенно подтягиваются к общей планке качества, и разница между ними уже не является настолько значительной. Ну и, разумеется, очень сильно надежность зависит от ценовой категории платформы — в лоу-энде, где экономят на всем, просто не остается запаса прочности.

С другой стороны, не стоит преуменьшать и роль локального сборщика. Во-первых, ему принадлежит очень большая роль в доводке модели — очень часто локальные сборщики сотрудничают с производителями при доводке BIOS, драйверов, ПО. Часто по их настоянию вносятся изменения и в конструкцию платформы. Во-вторых, на сборщика ложится вся тяжесть послепродажной поддержки, а во многих случаях это более важно, чем даже само производство. Ведь если ноутбук-таки вышел из строя (а такое может случиться с любым ноутбуком, сказки про «неломающиеся» ноутбуки сказками и являются), то пользователь обратится отнюдь не в Китай, а в фирму, чей шильдик находится на крышке приобретенного товара. И вот на этом этапе как раз и выясняются плюсы и минусы продавца, а также получается ответ на вопрос «а в чем разница, ведь ноутбуки-то одинаковые?». От локального сборщика в первую очередь зависит, как быстро и качественно он сможет произвести ремонт и вернуть пользователю исправный ноутбук. Кстати, как раз забота о пользователях и является одной из основных компонент в позиционировании компании «Версия». В общем-то, это понятно — местные бренды изначально не имеют железобетонной репутации мировых сборщиков (которая списывает многие недостатки работы сервисных центров и иногда — полное отсутствие деятельности представительства вообще), и им приходится активнее бороться за каждого покупателя, чтобы отвоевывать свою долю рынка в борьбе с брэндами. Впрочем, не без злорадства отмечу, что некоторые брэнды в последнее время сделали много, чтобы стереть разницу между своей продукцией и китайским ширпотребом — и в плане сервиса, и в плане качества платформ.

Кстати, следует еще отметить, что локальным сборщикам приходится проявлять гораздо большие усилия и при формировании продуктовой линейки — ведь если у того же мирового бренда даже неудачная, невостребованная рынком модель все равно будет продаваться в некоторых количествах исключительно из-за бренда (а уж если снизить цену, отказавшись от части немаленькой маржи…), то для локального сборщика неудачно выбранная и «зависшая» модель представляет собой реальную угрозу, т. к. сильно тормозит оборот. Так что формирование продуктовой линейки — вопрос важный и серьезный, здесь нужно тщательно продумывать целесообразность выбора той или иной платформы и предполагаемые объемы продаж.

Правда, скажу честно, в этой сфере мне достаточно трудно ориентироваться, т. к. у меня свои приоритеты, которые сильно отличаются от приоритетов, которыми руководствуется среднестатистический пользователь. Для меня, например, неудобная клавиатура является практически непреодолимым препятствием при покупке ноутбука, в то время как большинство покупателей на такие мелочи не смотрят вообще, обращая внимание на ценник, только ценник, и ничего кроме ценника. Причем эта тенденция характерна не только для украинского, но и для более емкого и богатого российского рынка. Например, iRU недавно проводила пресс-конференцию, посвященную отчету о годовой деятельности, и по представленным цифрам продаж у них, разумеется, получился рост, но при этом средняя стоимость ноутбука упала с 1100 до 960 долларов (за точность цифр не ручаюсь). Я это понимаю так, что сектор сверхдешевых ноутбуков растет опережающими темпами. Такая же ситуация с другими производителями — рынок стремительно растет, но растет за счет нижнего, а не среднего ценового сегмента. iRU считает это плюсом (хотя, с другой стороны, выбора-то у них особого нет), говоря о том, что ноутбуки становятся «массовым доступным товаром», мне же тенденция кажется страшненькой. Из-за снижений цены в первую очередь страдает эргономика, во вторую — качество. Кроме того, уже где-то в течение года-полутора идет процесс, когда ноутбуки утрачивают изначально присущие им свойства, меняются приоритеты всей отрасли. Значительно растет сектор «замена десктопа», в нем появляются модели весом по семь килограмм и размером с хороший дорожный чемодан. А вот ультрапортативные модели, допустим, растут не сильно. Сектор планшетных ПК, который изначально считался очень перспективным, топчется на месте. Понятное дело, свою роль тут сыграли и объективные факторы (в том числе, не самая удачная система Wacom), но нельзя отрицать и того, что маркетинг изначально проводился плохо и неэффективно. Рынок ползет в направлении наименьшего сопротивления, а это плохо, это застой, за которым вполне может очень здорово тряхнуть. Intel, при любом к нему отношении, смог выкрутить руки производителям и заставить их хотя бы активнее использовать технологии беспроводного доступа. Да, в этом подходе тоже были свои недостатки, но это был значительный шаг вперед.

На мой взгляд, за последний год в среднем по рынку значительно ухудшилась эргономика. Например, у в 2002 году выпускалась модель (в том числе и «Версией») с матрицей 17 дюймов, в которой использовалась клавиатура с отдельным цифровым блоком. Отличное решение! Тем не менее, практически все брэнды, выпустившие сейчас широкоформатные модели с матрицей на 17 дюймов, используют в них клавиатуры, оптмизированные (т. е. с ухудшенным расположением клавиш) под корпуса с матрицами 14,1 дюймов. Вот такая вот экономия на пользователях… Уходят в прошлое находки в сфере эргономики, клавиатуры становятся все хуже, каждый пытается изобрести велосипед, полностью игнорируя предыдущий опыт. Поставляемое ПО становится беднее, либо — другая крайность — компьютер напичкан ненужным и нефункциональным ПО, которое активно проявляет себя при каждом восстановлении системы и при этом только мешает пользователю. Можете считать это брюзжанием, но эти вещи реально портят впечатление от ноутбука, причем не только у меня. Продажа производства ноутбуков IBM китайцам при отвратительной региональной политике Sony, дикой производственной политике Toshiba (кто видел их последние модели — тот поймет) и все большей доле китайского дизайна и китайской эргономики у Hewlett-Packard легко может поставить родовое понятие «хороший ноутбук» в очередь кандидатов на вымирание.

Украинский потребитель в целом победнее нашего, хотя и ненамного. Правда, по ценовым предпочтениям они примерно одинаковы с москвичами — «подешевше бы». Соответственно, в любой линейке можно априори указать самую популярную модель — т. е. самую дешевую. С другой стороны, в Москве уже стали реагировать на другие характеристики, например, на объем видеопамяти в ноутбуках (вопрос, который меня лично всегда ставит в тупик). На Украине такая сегрегация, видимо, пока еще впереди.

Впрочем, не будем больше о грустном, все-таки, я приехал посмотреть производство компании «Версия» — о нем и поговорим.

Экскурсия по производству

Производство располагается, как уже отмечалось, в полуподвальном этаже и занимает достаточно много небольших комнат, соединенных извилистой системой коридоров, что позволяет в случае чего успешно держать оборону на манер брестской крепости. Проход везде осуществляется с помощью личных магнитных карточек (поэтому для торжественной встречи меня дверь пришлось припереть коробкой — против нее электроника бессильна). Кстати, стоит отметить, что я попал в фирму к концу рабочего дня, когда основной производственный накал уже спал. Это хорошо видно на фотографиях.

В экскурсии меня сопровождали Дмитрий Иванов, директор производственно-сервисного департамента, и Сергей Корогод — продукт-менеджер по направлению «ноутбуки» (и мой полный тезка).




Вход в Аид. Дмитрий Иванов на лестнице в производственную зону

Организация производства, за исключением масштабов и некоторых связанных с этим особенностей, не отличается от крупных московских сборщиков компьютеров. На Украине к моему приходу никто не стал наряжать сборщиков в новые одежды с логотипами фирмы и не развешивал по стенам лозунги, это, видимо, московская специфика. В общем, обстановка была гораздо ближе к тем реальным сборкам, которые я видел в реальных условиях.

Первое место, которое мы посетили — сборка настольных компьютеров. Как видите, столы уже практически чистые. На заднем плане видно зону тестирования. На переднем — сборочные столы.





Далее мы направились на сборку ноутбуков. Для этого нужно пройти по сложной системе коридоров, заваленных коробками с комплектующими.





И пройти мимо места, куда мечтает запустить руки, наверное, каждый компьютерщик — склада.





Как уже отмечалось, объем рынка и, соответственно, масштабы производства на Украине скромнее, чем в Москве, соответственно, пока нет нужды во многих технологических инновациях, необходимых у нас — они не будут окупаться. С другой стороны, должный уровень качества и на таком производстве обеспечить вполне по силам. Конкретно в данный момент сборка закончена, идет тестирование собранных систем.





А вот сборочные столы, в связи с окончанием рабочего дня они уже пусты. На заднем плане по центру — отгороженная шкафами зона диагностики и ремонта. На среднем столе перед сборщиком лежат уже укомплектованные и запакованные КПК.





После осмотра сборочного помещения ноутбуков мы направились в главную ремонтную зону, где проводится тестирование и ремонт оборудования, поступающего от партнеров и дилеров. В ремонтной зоне я фотографировать не стал по понятным причинам. Т.е., в принципе, пофоткать можно было бы, но принципиально ничего отличного от сборочных цехов там нет. Вообще, отдельная ремонтная зона предназначена для общения с оптовиками-клиентами и занимается в основном крупноузловой заменой. Более тонкий ремонт производится в помещении, где собираются ноутбуки.

Кстати, раз уж речь зашла о поломках, то средний уровень примерно такой же, как для московских сборщиков — 7-8, иногда до 10% от общего количества продукции. Правда, очевидно, что некоторые модели дают в эту цифру несколько больший вклад, чем другие. Причем, опять же по очевидным причинам, я склонен предположить, что для более дешевых моделей процент брака должен быть немного больше.

Наконец, закончив обзор производственной зоны, мы поднялись на второй этаж, в офисное царство.




Коридоры офисного помещения «Версии». Открытая дверь ведет в отдел, занимающийся ноутбуками и КПК. Сотрудники «Версии», участвовавшие в экскурсии, слева направо: Дмитрий Иванов, Ольга Крымова (PR-менеджер), Сергей Корогод.

Я в основном находился в помещении, где расположены технические отделы — т. е. производство, планирование. Они расположены в одном большом помещении и отгорожены друг от друга перегородками высотой с человеческий рост. Через коридор (на верхнем фото он уходит направо) можно попасть в другое любимое сотрудниками помещение — столовую.





Кроме того, в том же ответвлении находится отдельная комната, где находятся административные помещения, финансовый отдел, бухгалтерия, кабинет генерального директора и пр. По определенным причинам я очень хотел попасть и в эту часть офиса тоже, но в этот раз не удалось. Будем надеяться, что в следующее посещение Киева эту мечту удастся реализовать при содействии сотрудников «Версии».





Заключение

Мне экскурсия по НПФ «Версия» понравилась. И дело даже не в том, что после ее окончания мы еще долго обсуждали будущее мобильной отрасли в неформальной обстановке. Компания производит очень дружелюбное впечатление, в ней нет холодной отчужденности, столь характерной для московских фирм. В общем, в заключение хотелось бы поблагодарить всех сотрудников, участвовавших в экскурсии и последующей дискуссии, понадеяться на следующие скорые встречи и, главное, пожелать успеха компании «Версия».






Дополнительно

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.