iТоги 2006 года: три события, которые потрясли ИТ-индустрию


В конце года, как водится, принято подводить итоги. В некоторых средствах массовой информации этот процесс иногда бывает сопряжен с назначением мест и раздачей призов, причем происходят такие мероприятия нередко с большой помпой и размахом. Попробуем и мы разместить события уходящего года в своеобразной тройке наиболее интересных тем. Правда, раздавать призы не обещаем — ограничимся лишь присуждением мест.

3 место

PhysX или «лед тронулся, господа присяжные заседатели!»

В этом году мы узнали, что физические процессы, например, в играх, оказывается, требуют наличия отдельного ускорителя. Рассказали нам об этом маркетологи компании Ageia, продемонстрировавшие и первый продукт, процессор PhysX, на базе которого компаниями ASUS и BFG были созданы первые платы расширения с интерфейсом PCI.




Позднее, осенью, компания сообщила о готовности начать продажи решения с интерфейсом PCI-Express. Впрочем, последних, наверное, ждать вскоре не стоит — разъем PCI-Express пока занят графическими адаптерами, а их производители, ATI и NVIDIA, освобождать рынок не собираются. Более того, и та, и другая весьма активно включились в борьбу с Ageia за сегмент, который она же, в общем-то, и открыла — ускорения физических процессов в играх. Ведь до Ageia на то, что центральный процессор ПК вынужден рассчитывать перемещения и взаимодействия многих частиц, например, при моделировании взрывов и разлетающихся осколков, те же ATI и NVIDIA внимания как-то не обращали. Хотя, как говорится, задействовать огромные вычислительные возможности графических процессоров, превосходящие по этому параметру ЦПУ — сам Бог велел! Для этого NVIDIA довольно быстро организовала физический движок Havok, а ATI пошла ещё дальше, сначала выйдя с инициативой распределенных вычислений на графических процессорах Stream Computing (в качестве одного из примеров приложения которого стал проект теоретического исследования процессов денатурации белка Folding@home), а затем и вовсе представив «потоковый» процессор Stream Processor, предназначенный для использования в вычислительных кластерах. Кроме того, в Сети промелькнуло несколько сообщений об использовании графических адаптеров для аппаратного ускорения работы быстрого преобразования Фурье (Fast Fourier Transform или FFT). Уверен, что умельцы и энтузиасты наверняка придумали и ещё придумают немало способов применения вычислительной мощности графических адаптеров для научных задач, но факт остается фактом — такого пристального внимания к ним, какое наблюдается сегодня, скорее всего, не возникло бы, если бы не появление на мировой арене Ageia PhysX, сыгравшей роль катализатора. И как бы ни сложилась судьба компании и её физического движка (есть ряд трудностей как в виде малого количества игр с поддержкой/необходимостью PhysX, так и в виде высокой стоимости адаптера), её надо сказать спасибо.

Хотя, возможно, если бы PhysX не появилось в этом году, внимание к незадействованным возможностям графических адаптеров было бы проявлено в любом случае: на подходе масса других интересных проектов, одним из которых является AISeek — аппаратного ускорения обработки искусственного интеллекта.

2 место

Оригами, OLPC и все-все-все…

Этой весной Microsoft привлекла довольно большое внимание к проекту Origami, еще до того, как новый класс устройств, являющихся чем-то средним между КПК (карманным компьютером, умещающимся на ладони) и планшетным ПК (портативный компьютер с сенсорным экраном), был представлен официально. Привлекла, что называется, на свою голову: эти устройства были, без преувеличения сказать, подвергнуты остракизму за чрезмерную стоимость при весьма скромных возможностях — мало кто высказывался положительно об этих ультрамобильных ЭВМ (UMPC).




Однако Microsoft не сдавалась и чуть позднее продемонстрировала общественности развитие своей концепции в виде Vistagami. Будучи не менее дорогими, чем их предшественники, эти UMPC уже выглядели более привлекательно, так как обладали чуть большими возможностями, а главное — работали под управлением новой трехмерной 64-разрядной ОС, которая тогда для ПК была доступна лишь в виде бета-версии. В следующем месяце, на выставке CES (Consumer Electronics Show), компания представит несколько новых устройств, представляющих собой развитие концепции Vistagami. Можно ожидать, что Vistagami будут, как минимум, упомянуты Биллом Гейтсом в его пленарном докладе на CES, посвященном новым функциям, открываемым Windows Vista в персональных компьютерах. Однако неизменными остаются две главные причины для критики Origami/Vistagami: чрезмерная цена и малое время автономной работы.

В этой связи весьма любопытно упоминание представителями Microsoft находящейся в разработке новой платформы Intel McCaslin, ожидающейся в середине будущего года. Ожидается ряд новинок в этом направлении и от тайваньской VIA. У последней есть определенное преимущество в размерах и энергопотреблении: например, Samsung удалось добиться пяти часов автономной работы в Q1B вместо двух с половиной в Q1.

И все же, по данным IDC, успеха первые ультрамобильные ПК пока на мировом рынке не имеют, а некоторые модели вовсе попали в список самых больших разочарований 2006 года. А самыми продаваемыми моделями оказались мини-ПК Sony UX, находящиеся вне рамок концепции Origami/UMPC. Притом, что Sony UX стоят даже дороже, чем Samsung Q1, они являются более привлекательными для тех потребителей, которые готовы заплатить пару тысяч долларов за портативное устройство «всё-в-одном».

Что касается ожидаемых на CES устройств, то аналитики ожидают появления Vistagami и аналогов, ключевой особенностью которых будет работа под ОС Vista. Но это будет ОС, адаптированная для работы на решениях с размером дисплея 7 дюймов и меньше. Будет учтен и опыт Sony — в стане Vistagami ожидаются модели с выдвижной клавиатурой.

Впрочем, ожидаются и устройства, работающие не под Vista. Например, TabletKiosk, одна из первых фирм-производителей Origami, планирует выпустить пылевлагозащищенную версию мини-планшета под Windows XP, способную работать в суровых погодных условиях.

Если Origami/Vistagami и UMPC предназначены для людей состоятельных, то проект OLPC (One Laptop per Child, дословно — по ноутбуку каждому ребенку), изначально задумывался как некоммерческий образовательный проект для развития информационной инфраструктуры самых бедных стран — как развивающихся, так и не очень. Речь идет о таких странах, как Индия, Китай, Бразилия; страны Африки и Южной Америки. Лейтмотивом проекта было создать устройство на х86-совместимом процессоре стоимостью менее 100 долларов, чтобы его можно было поставлять в развивающиеся и просто бедные страны. Первые заявления AMD, предложившей использовать в OLPC свои процессоры Geode, звучали в том ключе, что компания готова даже терпеть убытки сейчас, чтобы создать благоприятную инфраструктуру в этих странах и в дальнейшем поставлять туда более дорогие компьютеры, когда они будут востребованы. Ради проекта AMD отказалась от дальнейшего развития PIC (Personal Internet Communicator) — чуть более дорогих х86-совместимых систем. К проекту OLPC было приковано довольно пристальное внимание — не проходило и месяца, чтобы нам не рассказывали что-нибудь новое. Не буду здесь подробно останавливаться на всех перипетиях, скажу лишь, что финальный вариант OLPC, сменивший в ходе своей эволюции несколько названий, будет стоить существенно больше 100 долларов — его себестоимость находится на уровне 140 долларов, а продаваться он, скорее всего, будет по цене, вплотную граничащей с планкой в 200 долларов.




В отличие от UMPC, где производителям предоставляется некоторая свобода выбора процессора, проект OLPC оказался достаточно жестко привязан к процессорам AMD Geode, плюс накладывал ограничения на использование операционной системы. Однако это не означает, что в ценовом сегменте до двухсот долларов нет альтернатив — например, китайцы предложили альтернативный вариант на «доморощенном» чипе Godson IIe. Есть и другие аналогичные разработки, я, с позволения читателей, не буду подробно о них здесь говорить, но хочу отметить, что уже давно известен и «асимметричный ответ» Intel в виде Classmate PC и Eduwise. Правда, в отличие от китайцев, известных своим стремлением к технологической независимости от Запада (под которым лежит банальное, но вполне понятное нежелание платить лицензионные отчисления), ответ Intel и в самом деле является асимметричным, так как дополняет OLPC, перекрывая диапазон цен 400-600 долларов. А дороже 600 долларов, как известно, уже лежат недорогие, но полноценные ноутбуки начального уровня, работающие под «полнофункциональными» ОС.

В завершение этого раздела хочется немного поразмышлять над этим последним пунктом. Именно «полнофункциональность» операционной системы, помноженная на миниатюрность устройства, считается Microsoft главным маркетинговым фактором для продвижения своих Origami. Кстати, Microsoft очень заинтересовалась OLPC с самого старта проекта. И, несмотря на некоторую неприязнь со стороны «отца проекта», господина Негропонте из Массачусетского Технологического Института, компания всё же надеется, что сможет портировать на OLPC какую-либо из своих Windows. Весьма любопытно в этой связи, что Intel, в свою очередь, не собирается фокусироваться на концепции новых решений только лишь как «ультрамобильных ПК», а может перейти к концепции «ультрамобильных устройств». Речь идет о таких устройствах, как медиапроигрыватели и коммуникаторы/смартфоны — они предназначены для решения в первую очередь специфических задач, и лишь во вторую — для исполнения разнообразных приложений API, что разительно отличает их от компьютеров (как настольных, так и портативных). Это вовсе не обязательно должны быть устройства под управлением ОС Microsoft — то ли в Intel учли не всегда положительный опыт сотрудничества с этой софтверной компанией на протяжении последних пятнадцати лет, что ли на микропроцессорного гиганта повлиял опыт работы с такими компаниями, как Nokia, но факт остается фактом — союз Wintel, несмотря на многие разногласия двух компаний, начал в этом году давать всё больше трещин. Кстати, и в самой Microsoft признают, что спрос на не-Windows решения высок, и, конечно, прикладывают все усилия, чтобы исправить ситуацию.

1 место.

AMD + ATI и триумф NVIDIA в новой парадигме многоядерности

Те из вас, кто предполагал, что я уделю центральное внимание слиянию ATI с AMD, оказались правы. Только на это событие, которое, конечно, по праву можно назвать главным событием года, я хотел бы посмотреть с несколько необычного ракурса. А именно, обратив внимание на фирму NVIDIA. Чтобы было понятно, почему я выбрал именно такой ракурс, позволю себе припомнить, по возможности, все обстоятельства, предшествовавшие и сопутствующие сделке AMD с ATI.

Между этими четырьмя компаниями поделена существенная часть рынка компьютерных комплектующих: к концу прошлого года, на долю Intel и AMD приходилось почти 98% всех проданных микропроцессоров, в то время как ATI и NVIDIA контролируют большую часть рынка дискретных графических адаптеров. На рынке микропроцессоров сложилась неблагоприятная для Intel ситуация — в технологическом плане, процессоры на архитектуре NetBurst проигрывали по производительности процессорам AMD в одном тесте за другим, разнообразные следовательные органы проявляли всё больше интереса к маркетинговым стратегиям Intel — в результате, компания к концу года терпела значительные убытки, теряя рыночную долю. AMD, напротив, фиксировала рекордные прибыли, увеличивая объемы поставок (причем дело даже доходило до того, что наблюдался дефицит на её процессоры) и, наблюдая рост контролируемой доли рынка. К середине года ситуация перестала напоминать для Intel катастрофу — с выходом Conroe компания вернулся себе репутацию технологического лидера, а уже ближе к концу года состоялся дебют «четырехъядерного» QX6700. Этот процессор, наглядно демонстрирующий торжество новой парадигмы процессоростроения — увеличения ядер вместо наращивания тактовой частоты, всё же оставляет впечатление исключительно имиджевого решения. Зато на его родной серверный «брат», Xeon 5300, возложена тяжелейшая задача — снизить рост рыночной доли, занимаемой процессорами AMD Opteron. Именно в серверном сегменте Intel понесла наибольшие потери в результате полугодового отставания в технологической гонке за производительность с AMD, и хотела бы наверстать упущенное.




Впрочем, не обошлось и без иных потерь: Intel продала ряд своих подразделений, в число которых попало и то, что занималось XScale, сократила расходы на научно-исследовательскую деятельность. Кроме того, стремясь вернуть себе утраченную рыночную долю, на протяжении всего года компания вела ожесточенную «ценовую войну» с AMD, устанавливая агрессивно низкие цены на процессоры и организовывая поставки бюджетных продуктов, изначально не фигурировавших в планах, но эта деятельность вышла ей же самой и боком: Intel сократила убытки, но так и не вернулась к прибыльности. А жертвами ценовой войны пали другие производили процессоров, Transmeta и VIA, чья суммарная доля на рынке сократилась с примерно двух до менее половины процента.

Но, так или иначе, не будет преувеличением сказать, что технологическому лидерству AMD в середине года был положен конец и теперь все ожидают, каков будет ответ компании, изложенный в виде микроархитектуры K8L. За то время, что AMD была в лидерах, компании удалось получить кое-какую прибыль, часть которой она направила в расширение производства, а часть, как теперь очевидно, — решила вложить в приобретение нового подразделения, коим и стал канадский производитель графических процессоров и набором микросхем базовой логики. Тому были очевидные причины: до сих пор AMD не могла конкурировать с Intel в области платформ, так как не разрабатывала и не производила чипсетов. Кроме того, еще до слияния AMD высказывала планы интегрировать в будущем в процессор графическое ядро — почему бы и нет? Тенденция к интеграции, проиллюстрированная на примере контроллера памяти в процессорах Athlon и Opteron, несмотря на некоторые недостатки, стала очевидной и для Intel. Но если интеграция графического ядра в процессор (идея, которую также поддержали и в Intel) — дело довольно отдаленного будущего, то есть и более насущная задача — расширение портфолио продуктов компании интегрированными чипсетами, которые её главный конкурент производит давно и весьма успешно (контролируя большую часть рынка интегрированных платформ). Впрочем, не одними только интегрированными чипсетами — AMD не производила до сих пор наборов системной логики, вследствие чего её влияние на отрасль был существенно меньше, чем влияние конкурента.

До самого момента официального объявления о сделке ATI всячески открещивалась от того факта, что ведет переговоры с AMD. Ходили даже слухи, будто последняя также присматривается с целью приобретения NVIDIA, и это, возможно, было бы более оправданно с технологической точки зрения. Но финансовая подоплека, насколько можно судить, перевесила — финансовые дела ATI шли не так же хорошо, как у NVIDIA, к тому же наметилось определенное отставание в технологическом плане, одним из показателей которого может послужить тот факт, что первая перешла на 80-нм производство позднее последней.

В первые дни после объявления о сделке AMD и ATI канадская компания неоднократно высказывалась в том ключе, что «попав под крыло» обладающего собственными производственными мощностями производителя микропроцессоров, сможет более эффективно конкурировать с NVIDIA, сохранившей статус fabless (то есть, не обладающая собственными возможностями к производству ИС). Однако, помимо своего статуса fabless, компания, во-первых, смогла сохранить свою автономность, в отличие от ATI, логотип которой уже вскоре исчезнет с названий чипсетов, а наборы микросхем базовой логики для процессоров Intel и вовсе канут в лету. Брэнд ATI сохранится лишь на графических процессорах и платах, и то на ближайшие пару лет — пока не начнут воплощаться планы по интеграции графического процессора в центральный. Во-вторых, анонсированный NVIDIA в ноябре графический процессор GeForce 8800 (G80), помимо установки планки производительности на новую высоту, уже являет собой образец интеграции большого количества ядер (унифицированных процессоров), которые могут заниматься обработкой инструкций общего назначения, ускорением физики, отрисовкой графики… Всем понемногу.







Это ли не прообраз интеграции функций центрального и графического процессоров в один кристалл? Так или иначе, но после слияния ATI с AMD NVIDIA оказалась в наибольшем выигрыше: успешно освоила 80-нм нормы раньше конкурента, представила самый производительный на сегодня графический адаптер с поддержкой API DirectX 10 и готовится к выпуску нескольких «облегченных» его вариантов для массового сегмента, добилась первого места по продажам дискретных графических адаптеров. Да и в сегменте чипсетов позиции NVIDIA опять-таки улучшились: Intel была вынуждена интенсифицировать сотрудничество по наборам микросхем базовой логики для процессоров Pentium/Core 2 Duo (что уже вылилось в анонс nForce 680i), а тайваньские производители VIA, SiS и ULi, ринувшиеся осваивать освобождаемую ATI нишу (как вы понимаете, AMD ведь не может позволить своему подразделению производить чипсеты для конкурента, так что через год-полтора чипсетов ATI для процессоров Intel на рынке не станет), пока так и не смогли представить конкурентных решений. Да и горе Intel по ATI, судя по всему, было недолгим. Кстати, ходили слухи, что Intel может попробовать купить NVIDIA, но, как выясняется, слухи эти были неверными и сыграли на руку лишь биржевым игрокам. А Intel и NVIDIA, судя по всему, неплохо живется и при нынешнем раскладе сил.

Заключение

Полупроводниковая отрасль, как и всегда, находится в непрерывном движении и поиске. Поиске приложений, которые были бы востребованы человечеством и проникли бы во все сферы человеческой деятельности, так называемых killer-app. Этот процесс оказался очень актуальным сегодня, так как, по оценкам аналитиков, 2006 год — последний год трехлетнего цикла обновления персональных компьютеров, и в наступающем 2007 году объем мировых поставок полупроводниковых микросхем, росший в течение цикла, может начать снижаться. Возможно, что в будущем году спрос на компьютеры будет стимулироваться, с одной стороны, появлением четырехъядерных процессоров, а с другой — с распространением по планете долгожданной ОС Microsoft Windows Vista. Ageia PhysX, OLPC и UMPC, концепция «цифрового дома» (в этом году ей почему-то было уделено совсем мало внимания, что некоторые наблюдатели связывают с очень скудным успехом платформы Viiv) — все эти проекты направлены на то, чтобы найти такой killer-app. Есть и другие, но для экономии места и внимания читателей я остановился лишь на тех, которые посчитал основными для минувшего года. Как видим, часть проектов направлена на то, чтобы обеспечить проникновение вычислительных технологий в страны, до сих пор не обладавшими в силу своего экономического положения достаточными ресурсами, часть — на создание новых классов синэргетических (или, выражаясь более привычным для ИТ языком, — конвергентных) устройств, часть — на проникновение вычислительной техники в нетрадиционную пока для неё сферу бытовой электроники. Те, чей замысел оказался верен, смогут на этом неплохо заработать и обеспечить себя работой на ближайшие годы, а то и десятилетия.

Получилось ли промышленникам найти или нет вожделенный «святой Грааль» — возможно, станет ясно уже в будущем году. В крайнем случае — через год.

С наступающими!




Дополнительно

iXBT BRAND 2016

«iXBT Brand 2016» — Выбор читателей в номинации «Процессоры (CPU)»:
Подробнее с условиями участия в розыгрыше можно ознакомиться здесь. Текущие результаты опроса доступны тут.

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.