J.C.F. Fischer. Musicalisches Blumen-Buschlein (SACD)


 

     
  Лейбл: Caro Mitis
  Дата релиза: 14 сентября 2006 года
     
     

Клавирная школа XVII — XVIII веков подарила миру не только шедевры Баха и Генделя, но и ряд не менее интересных (хоть и менее известных) произведений французских клавесинистов, английских верджиналистов (верджинал — разновидность клавесина), а также некоторых представителей других национальных школ. В числе наиболее ярких клавесинистов рубежа веков можно назвать немецкого композитора Иоганна Каспара Фердинанда Фишера. Сегодня его имя не очень известно даже в музыкальной среде, но в свое время он был одним из самых уважаемых мастеров.

Третий релиз Caro Mitis из серии Harpsihord Gems представляет сочинение Фишера под названием "Музыкальная бутоньерка" Op.2. Это цикл из восьми клавирных сюит, созданных в 1696 году и преподнесенных в качестве подарка маркграфине Сибилле Августе. Подробно об истории создания Op.2 можно прочесть  здесь, а мы сосредоточимся на музыкальной стороне.

1-6. Suite №1 in D minor (10:14)
Первая сюита включает в себя три пьесы из стандартного "костяка" барочной сюиты — аллеманду, куранту и сарабанду (выпущена только жига). Цикл дополняют: прелюдия, гавот и менуэт. Общее настроение сюиты — немного флегматичное, с легким ностальгическим оттенком. Контраст вносят активно-напористые куранта и гавот, а завершается произведение спокойным, даже несколько выхолощенным в эмоциональном плане менуэтом, как бы обобщающим все вышесказанное.

7-12. Suite №2 in F major (09:14)
Если первая сюита была более типичной по составу и строению, то вторая сюита уже не содержит ни одну из типизированных частей. Вместо нее — маршеобразный балет (так в эпоху Барокко могла называться практически любая пьеса, вовсе не обязательно имевшая отношение к сценическому жанру), менуэт, рондо и канари (ударение в обоих словах на последний слог), продолжающие линию балета с минимальными изменениями. И чисто танцевальный пасспье, любопытный, прежде всего, тем, что композитор здесь практически не использует пунктирный ритм, доминировавший в предыдущих частях. Таким образом, создается некое подобие арки с открывающей сюиту прелюдией, которая состоит из арпеджированных (то есть разложенных по звукам) аккордов.

13-16. Suite №3 in А minor (05:54)
Самая короткая по времени звучания сюита примечательная, прежде всего, изобретательной полифонической техникой, которую мы видим уже в прелюдии, а затем — в пассакалии. Правда, пассакалией вторую часть можно назвать лишь с определенной долей условности, так как по строению это, скорее, рондообразная структура, где рефрен (повторяющаяся часть) практически не изменяется. Впрочем, не могу сказать, что в музыкальном плане второй номер сюиты очень интересен — басовый мотив, исполняющий роль так называемой остинатной фигуры, слишком примитивен и банален, чтобы построить на его основе что-то действительно яркое. Завершается сюита довольно безликими бурре и менуэтом.

17-23. Suite №4 in С major (09:11)
Самая праздничная и оптимистичная сюита. От торжественности прелюдии и через беззаботную танцевальность бранля мы приходим к сдержанно-галантому амене. Далее — подвижный, зажигательный гавот, сменяемый изящной и немного чопорной курантой. А завершают цикл простодушное бурре и холодновато-отстраненный минуэт. Последний удивляет своей необычной структурой, в основе которой не квадратные четырехтактовые построения, а трехтактные фразы, из-за чего складывается ощущение, что музыка постоянно спотыкается, зайдя не туда.

24-33. Suite №5 in Е minor (13:26)
Пятая сюита (то есть, находящаяся в точке золотого сечения относительно всего восьмисюитного цикла) звучит дольше остальных, но состоит при этом лишь из двух частей — прелюдии и арии с вариациями. Прелюдия сразу настраивает слушателя на философский лад, а вариационный цикл предлагает целый калейдоскоп из афористичных, но изящных и выразительных музыкальных образов. Только надо понимать, что ария — это не всегда пение. И уж тем более это название не предполагает какую-либо особую структуру (например, da capo). В эпоху Барокко арией могла называться практически любая инструментальная пьеса. И здесь мы не наблюдаем какой-то особой вокальности или песенности в мелодике, что, однако, не мешает нам признать вторую часть самым ярким "цветком" во всей "Музыкальной бутоньерке". Фишер демонстрирует здесь богатую фантазию и подлинное разнообразие приемов варьирования — как полифонических, так и фактурных, и жанровых.

34-40. Suite №6 in D major (12:44)
Виртуозная прелюдия состоит из нескольких совершенно контрастных разделов, из которых особенно сильное впечатление производит завершающая часть пьесы, обрушивающая на слушателя грозные полновесные аккорды. На фоне столь мощного и пафосного авторского высказывания аллеманда, сменяющая прелюдию, выглядит безобидным кружевом из мягких полифонических линий, декорированных изящным мелизматическим "орнаментом" (мелизмы — это специфические украшения вокруг некоторых звуков). Кстати, шестая сюита — единственный цикл "Бутоньерки", включающий в себя полный набор стандартных танцев (аллеманда — куранта — сарабанда — жига), хотя единственная на всем диске жига здесь не особо выделяется — она, скорее, ближе к галантному менуэту, чем к стремительному танцу английских матросов.

41-45. Suite №7 in G minor (10:51)
По общему настроению седьмая сюита перекликается с первой, а по составу — со второй сюитой. Прелюдия начинается с переборов a la лютня, сообщающих всей сюите основное гармоническое ядро, но дальнейшее мелодическое развитие строится уже на более типичных полифонических приемах.

46-47. Suite №8 in G major (06:48)
Завершает "Музыкальную бутоньерку" еще одна двухчастная сюита. Впрочем, как и в пятой сюите, двухчастность здесь условная, так как и прелюдия, и чакона включают в себя множество разделов. И опять Фишер умудряется развернуть свою фантазию на столь скромном поле и дарит нам яркие и разнообразные музыкальные образы, может, даже чуть пестроватые, особенно в контексте предыдущих сюит, завершавшихся довольно бледными и схематичными менуэтами.

Общие впечатления от альбома
Будем объективны: Фишер — явно не мастер уровня Генделя, Баха или, скажем, Куперена. Подчас его музыка бывает скучноватой и однообразной (прослушать всю "Бутоньерку" от начала до конца — ох, как непросто!), а порой, наоборот, излишне пестрой. И, наверно, лишь профессиональные музыканты способны оценить прелесть ряда пьес, ориентируясь в большей степени на свои знания, нежели на непосредственное эмоциональное восприятие. Кстати, с этим (эмоциональной стороной) здесь совсем сложно. Что хотел сказать автор этими пьесами? Какие мысли, чувства он в них вкладывал (если вкладывал вообще)? Понять музыкальный язык Фишера, скованный условностью полифонических форм и жанров, трудно даже человеку, не понаслышке знакомому с музыкой Барокко. А схематичное звучание клавесина только усложняет эту задачу, хоть и добавляет музыке флер аутентизма и очарование эпохи. Что е касается исполнения, то к нему претензий нет. Все сыграно с безупречным вкусом и чувством стиля.

Издание

SACD упакован в особый jewel-case, характерный именно для дисков данного формата. Обложка и задняя сторона издания выполнены в фирменном стиле Caro Mitis, сочетающем цветовую строгость и даже некоторую однообразность с декоративными ненавязчивыми деталями.

Накатка на самом диске полностью соответствует общему стилю издания.

Помимо диска внутри коробки был обнаружен 32-страничный буклет с уже упоминавшейся музыковедческой статьей на английском, русском и французском языках (русскоязычный оригинал опубликован на сайте лейбла), а также с фотографией Ольги Мартыновой, списком треков и англоязычной заметкой про исполнительницу (без перевода).

Тестирование

Рассматриваемое издание представляет собой гибридный SACD, то есть помимо DSD-треков (5.1 и Stereo) на диске есть CD-слой. Это абсолютно правильно, так как у многих меломанов может не быть SACD-проигрывателя. А, кроме того, некоторые аудиофилы считают, что музыку (а тем более классическую) надо слушать только в стерео. Но для нас наибольший интерес представляла именно шестиканальная DSD-дорожка. Ее мы и тестировали.

Для начала мы прослушали несколько треков на мультимедийной акустике (универсальный DVD-плеер Pioneer DV-585A, активные 5.1-колонки Microlab AH-500). Сразу обратил на себя внимание заниженный уровень громкости (ручку Volume пришлось выкручивать почти до максимума), но, справедливости ради, надо отметить, что подобная особенность характерна и для дисков некоторых западных лейблов, издающих классику. Кроме того, есть следующая особенность: клавесин записан таким образом, что создается ощущение сильной реверберации. Сложно сказать, зачем это было сделано — по всей видимости, чтобы суховатое и довольно бедное в динамическом и тембральном плане звучание инструмента не надоело слушателю за 80 минут (именно столько длится альбом). Но аудиофильской идеологии "реализма" это точно противоречит, даже если звукорежиссер пытался сымитировать акустику концертного зала. Во-первых, клавесин — сам по себе инструмент довольно камерный. Да, существует много разновидностей, и какие-то из них, возможно, звучат более ярко, но ни один аутентичный клавесин не предназначался для залов типа БЗК. Подобная музыка звучала либо в домашних условиях (большинство девиц регулярно играли на спинете или верджинале — "домашних" разновидностях клавесина), либо в аристократической гостиной, либо в оперном театре. Последний вариант мы не рассматриваем, так как в оперном/балетном оркестре клавесин исполнял сугубо вспомогательную роль и нужен был, скорее, певцам (когда они пели речитативы), нежели слушателям. Что касается двух оставшихся вариантов, то, наверное, не надо объяснять, почему эти исполнения по определению были очень камерными. Тем более что Фишер предлагал исполнять "Музыкальную бутоньерку" в "покоях князя", а в качестве возможного инструмента называл клавикорд (он еще более скромный по звучанию, чем клавесин).

Второй этап тестирования — прослушивание на референсной тестовой системе. Тракт следующий: в качестве транспорта использовался SACD/DVD-A плеер Pioneer DV-757Ai, подключенный по цифре (многоканальный безджиттерный интерфейс FireWire) к AV-ресиверу Pioneer VSX-AX5i, работающему как декодер/ЦАП/предусилитель, далее сигнал поступал по балансному интерфейсу к активным мониторам ADAM S2.5A. Тестирование проводилось в акустически обработанном помещении. Несколько неестественное звучание клавесина обратило на себя внимание и здесь, хотя определенная атмосферность, объемность саунда подкупала. Справедливости ради, надо заметить, что если вы слушаете концертный клавесин вблизи (или сами играете на нем), то эффект будет именно такой. И впечатление это производит довольно сильное — кажется, что у инструмента появляется и динамика, и легато. Но насколько это верно, с исторической точки зрения, — большой вопрос.

Общие впечатления от издания

Рассматриваемый диск адресован, прежде всего, профессионалам, а также узкому кругу любителей клавесинной музыки. Можно спорить насчет особенностей записи клавесина, но нельзя не отметить, что в целом релиз выполнен на очень высоком уровне. Единственное, что вызывает некоторый скепсис, так это сам факт того, что музыка для сольного (и весьма небогатого в тембральном плане) инструмента была записана на шестиканальный SACD. Достоинства формата здесь не проявляются вовсе, поэтому тестировать дорогостоящую акустику на этом диске бесполезно.

 

Дополнительно

400 Bad Request

Bad Request

Your browser sent a request that this server could not understand.