Военное обозрение: Израильские беспилотники стали глазами России для защиты Асада

 18.07.2019

Сирийская война парадоксальным образом углубила российско-израильские отношения, отмечает автор статьи.

Он подробно анализирует ситуацию и указывает, что обе страны, несмотря на видимые противоречия их интересов на Ближнем Востоке, заключают сделки по продаже оружия, ищут пути предотвращения конфликтных ситуаций и пытаются влиять друг на друга.

 

Летом прошлого года Израиль сбил очередной военный беспилотник у линии, которая отделяет оккупированные Израилем Голанские высоты от остальной части Сирии.

 

Этот инцидент мог бы остаться ничем не примечательным, если бы не одна неожиданная деталь: на снимках разрушенного дрона видны сделанные кириллицей хвостовые отметки и прочие легко опознаваемые компоненты дрона «Форпост» российского производства.

 

В результате сложилась довольно неловкая геополитическая ситуация: Сирия и Россия являются союзниками, тогда как Сирия и Израиль считаются злейшими врагами

 

 — между тем сбитый Израилем российский «Форпост» был самим же Израилем и разработан.

 

Спроектированные в Израиле беспилотники, которые в итоге оказывают поддержку президенту Сирии Башару Асаду — перед нами хрестоматийный пример сложных отношений между Израилем и Россией.
 
Хотя Россия играет важную роль в защите правительства Асада, которое четыре года назад, казалось, вот-вот рухнет, на протяжении последних десяти лет она также пестовала военные отношения с Израилем.

 

… Данный инцидент приоткрывает завесу тайны над одним из наиболее секретных фактов ближневосточной политики:
что Россия, по сути, готова игнорировать воздушную войну Израиля против Ирана и «Хезболлы» — которые в свою очередь являются союзниками России.

 

Появление в российском арсенале беспилотников, производимых по лицензии Израиля, связано с совершенно другим конфликтом: российско-грузинской войной 2008 года.
 
Тогда грузинские военные сбили много российских самолетов, и их потеря вынудила Россию инвестировать в сложные программы разработки БПЛА, которые уже были в распоряжении других стран, таких как США и Израиль.
 
«В последние годы и десятилетия Россия проявляет большой интерес к беспилотникам.
В ходе войны с Грузией Россия осознала необходимость наращивания своих возможностей», — говорит Ульрике Франке, исследователь дронов в Европейском совете по международным отношениям.
Пытаясь сократить этот технологический разрыв и снизить риск для своих пилотов, Россия выбрала себе в лице Израиля самого неправдоподобного партнера.

 

К 2010 году израильская компания «Авиационная промышленность» заключила с Россией сделку стоимостью 400 миллионов долларов на передачу российским военным технологии БПЛА.
 
Израильская пресса выдвигала предположения о том, что готовность Израиля пойти на подобную сделку вписывается в череду встречных услуг, которыми страны обменивались на протяжении последних лет — в обмен на согласие России отказаться от предоставления Ирану и Сирии зенитных ракет С-300.

 

Несмотря на потенциальную озабоченность американского правительства передачей израильским союзником передовых военных технологий российскому противнику Соединенных Штатов, израильские военные продолжили обучать российских офицеров управлять беспилотниками.

 

В 2015 году Россия и Израиль заключили еще одну важную сделку после того, как Россия вмешалась в предполагаемую продажу израильских беспилотников Украине.
 
Израиль планировал наладить поставку ряда передовых военных БПЛА на Украину, где полным ходом шла война с действовавшими при поддержке России сепаратистами.
 
Однако израильтяне отказались от сделки после того, как Россия высказала свои возражения, и в итоге продали партию беспилотников русским.

 

Как объясняет Франке, использование беспилотников на нескольких театрах военных действий позволяет российским военным совершенствовать соответствующие навыки управления.
«По-прежнему довольно сложно определить, насколько в действительности развиты российские технические возможности, — говорит она, 
— но они, безусловно, приобрели большой опыт работы с такими системами, как „Форпост», применяя их на Украине и в Сирии».

 

Среди дронов, находящихся в российском арсенале, «Форпост» является одним из наиболее популярных и обладающим самой большой дальностью полета.
 
В отличие от своих американских аналогов, таких как «Хищник» (Predator) и «Жнец» (Reaper), «Форпост» не является ударным дроном. Скорее, его главная задача состоит в разведке, наблюдении и рекогносцировке, так называемом ISR.
 
«Дроны могут вести наблюдение над конкретным объектом или человеком в течение очень долгого времени: нескольких часов или даже дней и недель, если беспилотники сменяют друг друга, — говорит Франке. 
 
— Это означает, что в нашем распоряжении еще никогда не было такого средства, которое могло бы сравниться с этим дроном по качеству получаемых разведданных».

 

По словам Франке, прошлогодний инцидент со сбитым российским «Форпостом» примечателен как раз тем, что за основу этого беспилотника была взята модель «Искателя II» (Searcher II) производства израильской аэрокосмической промышленности — то есть израильский БПЛА.
 
«Он производится в России по лицензии, — сказала она. — Так что получается, что Израиль сбил собственный беспилотник».

 

Несмотря на израильское происхождение летательного аппарата, российские военные стараются представить его как собственное изобретение.

 
На российском телевидении крупным планом показывали «Форпост», фигурировавший на авиабазе Хмеймим в Сирии, а Россия на удивление откровенно отзывалась о важной роли, которую БПЛА, такие как «Форпост», сыграли в сирийском конфликте.
 
Кажется, на новый уровень выходят и отечественные технические возможности России:
ходят слухи о том, что российские военные испытывают новую модель боевого беспилотного летательного аппарата под названием «Орион-E».

 

Министерство обороны России заявило о том, что «в начале конфликта совершалось 400 вылетов БПЛА в месяц.
К концу 2017 года этот показатель превысил тысячу вылетов», говорит Сэм Бендетт, эксперт по российским технологиям БПЛА в аналитическом центре CNA в Вирджинии.

 

Присутствие на поле боя российских дронов, производимых по лицензии Израиля, свидетельствует о сложностях в отношениях Израиля и России в Сирии, которые также распространяются на дипломатические связи между двумя правительствами.

 

Несмотря на пособничество Израиля, позволившего России использовать собственные военные технологии для оказания помощи Асаду
 — а следственно «Хизбалле» и Ирану 
— позиция Израиля в отношении вмешательства России в Сирию далека от враждебной.
 
На самом деле, негласное взаимодействие России и Израиля широко освещалось в СМИ.
 
Когда в 2015 году российские военные начали сирийскую интервенцию, тогдашний министр обороны Израиля Моше Яалон проигнорировал опасения, что действия России подорвут военные проекты Израиля.
 
«Мы не мешаем им, а они не мешают нам», — сказал он в ходе радиоинтервью.

 

Похоже, что израильские и российские военные создали так называемую «горячую линию» для предотвращения случайных столкновений.
 

Периферийный характер израильско-российских отношений также позволил обеим сторонам пользоваться определенной степенью свободы действий в том,  что касается так называемых красных линий  — речь идет о шагах, которые могут вызвать дипломатические контрмеры либо потенциальный военный удар — которые редко обсуждаются публично.

 

Политика невмешательства позволила обеим странам сосредоточиться на собственных военных приоритетах в регионе: Россия хочет сохранить режим Асада и избежать потерь среди российских военных,
тогда как Израиль заинтересован главным образом в том, чтобы не допустить наращивания «Хизбаллой» своих сил вблизи израильского воздушного пространства и блокировать передачу высокотехнологичного оружия ливанским боевикам.
 
Кажется, израильское правительство не возражает против стремления России удержать Асада у власти.
Логика проста: лучше иметь в качестве врага хорошо знакомого Асада, чем непредсказуемых мятежников.
Хотя Израиль оказывал ограниченную помощь повстанцам на юге Сирии, израильские СМИ сообщают, что премьер-министр Биньямин Нетаниягу настойчиво лоббировал отказ своим союзникам в том, чтобы они предоставляли зенитное оружие сирийской оппозиции.
Он подчеркнул, что в фокусе израильских интересов находятся Иран и «Хизбалла», а не свержение Асада.
«У нас не было проблем с режимом Асада, — заявил Нетаниягу в прошлом году на пресс-конференции в Москве. — За 40 лет над Голанскими высотами не пролетела ни одна пуля».

 

Хотя Израиль и Россия время от времени сталкиваются лбами, публичные отношения между Нетаньяху и российским президентом Владимиром Путиным сохраняют дружелюбный характер.
 
Ранее в этом году Россия выступила против решения администрации Трампа признать аннексию Голанских высот Израилем.

 

Вскоре после этого Израиль нанёс удар по союзникам России в Сирии — но это не помешало Нетаниягу тут же отправиться с дружественным визитом в Москву.

 

… Хотя сложные отношения между Россией и Израилем сохраняли свою устойчивость на протяжении большей части сирийской войны, разногласия начали возникать по мере того, как Израиль активизировал воздушные удары по сирийским объектам

 

Израильские официальные лица признались в совершении нескольких сотен атак на Сирию, которые имели место в последние годы. В 2018 году Израиль сделал редкое публичное признание об ударах (более 200), нанесенных по Сирии в течение предыдущих 18 месяцев; эти удары продолжали обрушиваться на союзнические силы Асада до конца года.
Заявления израильских военных о нанесении ударов свидетельствуют о доступе к воздушному пространству Сирии, несмотря на присутствие там российских вооруженных сил.
В частности, передовых зенитных систем, развернутых в начале российской интервенции — которые практически не противодействуют Израилю.
Иными словами, Россия демонстрирует готовность закрывать глаза на удары, которые Израиль наносит по союзным иранским силам внутри Сирии.

 

 
«Обе стороны стараются сделать все возможное, чтобы избежать прямой конфронтации, поскольку она никому не выгодна, — говорит Евгений Финкель, эксперт по израильско-российским отношениям и доцент Школы передовых международных исследований Университета Джона Хопкинса. 
— Даже если они, израильтяне, собьют БПЛА, русские почти наверняка посмотрят на это сквозь пальцы».

 

 

Статус-кво сохранялся до тех пор, пока в сентябре прошлого года не произошел инцидент, когда огонь открыли по своим: внезапный налет Израиля спровоцировал запуск сирийской ЗРК, которая уничтожила российский самолет с 15 военнослужащими на борту.
Публично обвинив Израиль в гибели военных, официальный представитель минобороны России Игорь Конашенков посетовал на то, что Израиль уведомил российских военных «менее чем за минуту до удара, что не позволило вывести российский самолет в безопасную зону».
Израильские чиновники отвергли заявления о том, что они якобы не дали своим российским коллегам адекватного предупреждения.
В ответ на инцидент Россия начала поставлять сирийскому режиму передовые ракеты С-300, нарушив верность своему давнему принципу — не предоставлять современные зенитные системы союзникам.

 

 

Несмотря на поставки ракет и менее частые авиаудары в конце 2018 года, израильские ВВС возобновили свои атаки по целям союзников режима.
 
Так, никого особенно не удивили израильские авиаудары по целям в районе аэропорта Аль-Найраб и промышленной зоны Шейх-Наджар в Алеппо в марте этого года.
 
По сообщению оппозиционного сирийского центра мониторинга за соблюдением прав человека, в результате было убито семь поддерживаемых Ираном боевиков.
Проправительственный веб-сайт Аль-Масдар Новости опубликовал фотографии нанесенного ущерба и сообщил, что здания, ставшие мишенью Израиля, использовались сирийскими и иранскими военными.
В следующем месяце очередная серия израильских ударов обрушилась на сирийскую мухафазу Хама.

 

 

Израильские авиаудары продолжались до лета; последний из них — первого июля — произошел сразу же после встречи российских, американских и израильских чиновников в Иерусалиме, которая широко освещалась СМИ.
В результате этих ударов, направленных на предполагаемые оружейные склады «Хизбаллы», штаб-квартиру иранского Корпуса Стражей Исламской революции и исследовательский центр в сельской местности Дамаска, погибло около десяти бойцов союзных сил режима и по меньшей мере шесть мирных жителей, половина из которых дети — об этом сообщает Сирийский центр мониторинга по правам человека.

 

 

Хотя ПВО Сирии находились в боевой готовности, а ракеты были запущены, никаких доказательств того, что в ход пошли передовые С-300 российского производства, нет.
Хотя 30 июня израильская спутниковая компания ImageSat International сообщила о том, что сирийские С-300 находились в рабочих или почти рабочих условиях, противовоздушная оборона Сирии, кажется, пока не в состоянии отражать или сдерживать атаки Израиля.
Ракета более старого образца С-200, приведенная сирийцами в действие, по всей видимости, в ответ на воздушные налеты, в конечном итоге приземлилась на оккупированном Турцией северном Кипре.
По данным группы мониторинга Airwars, остается неясным, от чьей руки погибли мирные жители: было то израильское оружие или ответный огонь сирийских военных.
Правительственные агентства и лояльные режиму комментаторы продолжают выступать с диковинными заявлениями о якобы сбиваемых в большом количестве израильских снарядах,
однако неэффективность противовоздушной обороны России и Сирии начинает вызывать удивление у сторонников режима Асада.

 

 

Хотя на первый взгляд альянсы России и Израиля разводят их по разные стороны баррикад, сирийская война парадоксальным образом углубила российско-израильские отношения:
обе страны продолжают заключать сделки по продаже оружия, ищут пути предотвращения конфликтных ситуаций и, преследуя собственные интересы, пытаются оказывать друг на друга влияние.
На фоне слухов о том, что сирийский конфликт скоро закончится победой режима, мощные военные державы, в том числе Россия и Израиль, продолжают вести собственные бои.
Каким бы ни был исход, Россия и Израиль, вероятнее всего, продолжат свои стратегически противоречивые маневры в небе.

 

Патрик Хилсман

The Intercept

По материалам ИноСМИ

 

P.S.

Российский БПЛА «Форпост» поступит в войска в 2019 году

 

 

Москва, 28 апреля. Вооруженные силы России получат выпускаемый исключительно из отечественных деталей и на основе российских решений беспилотный летательный аппарат (БПЛА) «Форпост». Об этом со ссылкой на Минобороны сообщают «Известия».

 

По данным издания, за основу нового БПЛА взят израильский дрон Searcher 2. Решение о начале его лицензионного выпуска в Екатеринбурге принималось, когда Минобороны возглавлял Анатолий Сердюков. Локализацией производства дрона с 2012 года занимались специалисты ОАО «РТИ Системы».

 

Издание отмечает, что «Форпост» будут производить на основе российских решений и из отечественных деталей. Беспилотник начнет поступать в Вооруженные силы в 2019 году. Одними из первых дрон получат береговые войска Балтийского флота.

 

Дрон предназначен для проведения разведки и корректировки артиллерийского огня. «Форпост» оборудован обычной и инфракрасной видеокамерами и способен нести мощную оптико-электронную аппаратуру. Дрон может находиться в воздухе до 17 часов, радиус его действия составляет 250 км.

 
 
 

Читай самое интересное в  ЛАЙВ ИМ. OLDKADET:

Разделы постоянно обновляется и добавляются новые публикации

Цикл История:

Израильские стартапы 2019:

Цикл репортажей: жизнь Израиля.

Цикл репортажей: Медицина. Новости израильской медицины.

Цикл фоторепортажей:

Новости сегодняшнего дня. 

Сельское хозяйство Израиль.

Наука и технологии:

Цикл Культура:

Новости спорта: Израиль.

Космос:

Нация стартапов:

Военное обозрение:

 

Ранее в ЛАЙВ ИМ. OLDKADET:

Военное обозрение: самая умная в мире: в Израиле испытали угрозу для С-300 (ВИДЕО на русском языке)

Новости сегодняшнего дня: Индия поменяет российские ракеты на израильские

 

Об авторе
optimist
+2 0 157 0
Автор oldkadet Рейтинг -0.32 Сила 16.82
Блог Лайв им. oldkadet 0 426 RSS

0 комментариев

Добавить комментарий