Цикл История: Как американец Альберт Кан создал военно-промышленный комплекс Советского Союза

Почему песня из кинофильма о трактористах, людях мирной профессии, стала гимном бронетанковых войск? Какое отношение к ВПК Советского Союза имеет американский архитектор Альберт Кан?

 

Альберта Кана в Америке называли по-разному. Он, например, известен как архитектор Форда, поскольку построил почти все его заводы.
Специалисты знают его как строителя Детройта – и действительно, десятки самых известных зданий, включая знаменитый университетский комплекс из 26 корпусов, спроектированы его фирмой.

 

Но почти никому неизвестно еще одно имя, которое заслужил этот великий архитектор и инженер
– создатель военно-промышленного комплекса СССР.

 

 Самый крупный контракт у архитектора Альберта Кана был в СССР – он возвел по Союзу 520 заводов, которые с началом войны легко перевели на военные рельсы. 

 

 

Альберт Кан родился в 1869 году в небольшом немецком городке Раунен. Его отец Джозеф был раввином местной еврейской общины, а мать Розалия преподавала местным детишкам уроки музыки и рисования.

Рисовать любил и сам Кан, несмотря на то, что был дальтоником и не различал цвета. Не успел Альберт толком начать ходить в школу, как семья в поисках лучшей жизни сначала переехала в Люксембург, а чуть позже – в быстрорастущий Детройт в США. 

Отец практически сразу стал коммивояжером и отправился в разъезды по американским городам – продавать швейные машинки.

Альберт же, в свои 11 лет оставшись за главного в семье, устроился работать в конюшню, чтобы как-то помогать матери кормить еще семерых детей.

Об учебе речи и не шло.

Вскоре заработанных в конюшне денег стало не хватать, и Альберт устроился ночным посыльным в местное архитектурное бюро. Туда он бежал сразу, как заканчивал чистить и заводить в стойла лошадей.
Сам Кан вспоминал, что пропахший навозом, он «буквально выводил из себя тех, у кого были особо чувствительные носы».
В итоге для благоухающего юноши выделили место в дальнем углу конторы, запрещая ходить по офису без особой надобности.

Сидя в уголке и слушая обсуждаемые даже по ночам в бюро проекты, Кан принялся рисовать.
На основе услышанных им требований заказчика он чертил в своем блокноте силуэты здания, планируя затем и его внутреннее пространство.

 

За этим занятием его однажды и застал хозяин компании Джордж Мейсон.
Проглядев альбом, в котором к тому моменту собралось немало чертежей и рисунков, Мейсон назначил 16-летнего Альберта чертежником.

 


Так постепенно, не имея никакого профессионального образования, но обладая талантом и трудолюбием, Кан стал главным чертёжником фирмы, а затем и ведущим архитектором-проектировщиком.
Все это время он продолжал помогать семье, в том числе оплачивал учебу братьев.

 


В 1891 году Кан выиграл конкурс проектов одного из американских архитектурных журналов и получил стипендию на обучение в Европе. В течение нескольких следующих лет он успел поучиться в Италии, Франции, Германии и Бельгии.

 

Вернувшись в США, Кан еще немного поработал наемным сотрудником в разных архитектурных бюро, но в 1895 году открыл собственную компанию

– Albert Kahn Associates.

И эта компания успешно работает до сих пор!

 

 

Альберт Кан был прагматичным проектировщиком, который всегда завершал все проекты вовремя и в пределах бюджета.

 

Эстетика архитектуры Кана принималась на вооружение ведущими архитекторами мира, и, таким образом, эстетические принципы Альберта Кана сформировали индустриальную архитектуру XX века.

 

А она, в свою очередь, оказала существенное влияние на создание в Советском Союзе мощнейшей военной промышленности, о чём  рассказал в статье «Танки за хлеб. Американские корни советской военной промышленности» редактор журнала «Евро-Экспресс» (Берлин, №50-2004 год), архитектор по образованию Дмитрий Хмельницкий.

 

«Внешний вид здания должен соответствовать его назначению» – таким был один из основных принципов Альберта Кана и его компании.


Среди реализованных им и его сотрудниками проектов того времени были дома, здания библиотек и храмов.

Но все большее место в этом перечне занимали промышленные объекты.

 

Мое достоинство нельзя «унизить».

 

«Когда я начинал, – вспоминал Кан, – настоящие архитекторы занимались проектированием музеев, соборов и памятников. Для заводов было достаточно подсобников. А я им и был.

Все считали для себя унизительным заниматься заводами, а я – нет.

 

 

«Американские и немецкие архитекторы в борьбе за советскую индустриализацию».

 

Конечно, как я убедился, беседуя с разными людьми, особенно инженерами из бывшего Советского Союза, тайна индустриализации была секретом только для широких масс.

Те, кто работал на предприятиях, тяжелой промышленности, отлично знали, кто их построил.

Вот только все инженеры, работавшие «с иностранцем», были расстреляны.

 

Ни для кого не ново, что вся история, которую мы изучали при советской власти, не что иное, как многослойный палимпсест, писанный и переписанный десятки раз по приказам сверху.

 

ПАЛИМПСЕСТ [греч. palimpseston (biblion)
вновь соскобленная (книга)] – в древности
и раннем средневековье –
рукопись, писанная на пергаменте
по скрытому или соскобленному тексту

 

Сегодня я хочу рассказать или скорее напомнить читателям о жизни Альберта Кана, об истинных творцах индустриальной мощи Советского Союза и параллельно нарисовать общую картину судьбы американцев, связавших свои жизни с промышленным развитием СССР, несчастных людей сделавших на трудном перепутье неправильный выбор, как в старой сказке – пойдешь направо, коня потеряешь, пойдешь налево, потеряешь жизнь… Давайте вместе посмотрим, что скрывается под слоями лжи и умолчания.

 

Одним из основных изобретений, сделанных Джулиусом, было усовершенствование железобетонных блоков, используемых при строительстве зданий. До сих пор железная арматура имела прямолинейную форму, что при колебаниях внешней температуры влияло на крохотные перемещения стержней внутри блока, а это в свою очередь ослабляло крепость стен, сложенных из этих блоков.

 

Джулиус предложил изгибать особым образом металлические стержни перед заливкой их бетоном, и это свело внутренние перемещения арматуры к нулю.

 

Теперь, здания заводов и фабрик можно было строить с меньшим количеством внутренних опор, что целиком отвечало принципу Альберта Кана: работники на предприятии должны свободно перемещаться в больших, светлых помещениях, не натыкаясь поминутно на колонны и переборки.
В свою очередь, Альберт придумал способ строительства промышленных зданий из стандартных частей, не требующих обязательной привязки к конкретному месту или размещаемому в них оборудованию.

 

Эта технология ускорила проектирование и постройку во много раз.

 

Начиная с этого момента, репутация фирмы начала расти, и количество заказов росло вместе с ней.

Еще в 1902 году, когда Генри Джой, президент автомобильной компании Паккард, обратился к Кану с просьбой построить завод в Детройте, тот ответил:

– Мистер Джой, я не уверен, что у меня есть достаточно опыта в проектировании заводов...

Всего через пять лет, в 1908 на вопрос другого Генри – Форда, может ли он построить эффективно работающий завод, Кан ответил совершенно иначе:

– Мистер Форд, я могу построить все что угодно...

 

Любопытно, что этих двух, казалось бы, непохожих людей – антисемита Форда и еврейского иммигранта Кана связывало нечто большее, чем просто деловые отношения.

 

Оба они были самоучками. Сын ирландского фермера, Форд, конструировал свои первые автомобили в кустарной механической мастерской в Детройте.

Кан, сын немецкого раввина, никогда не посещал ни художественной школы, ни университета, но в пятнадцать лет уже работал в архитектурной фирме в том же Детройте.

 

Выросшие в одном городе, они разделяли главные принципы капитализма: полная отдача в работе, смелость, инициатива и способность к самопожертвованию во имя поставленной цели (к сожалению, в современной Америке учат совершенно другим принципам – ВБ).

Воодушевленные одними и теми же идеями и, пользуясь одинаковыми методами, один производил автомобили, а другой строил для них заводы.

Их дружба пережила даже дикий антисемитизм Форда. То, что у антисемита есть свой хороший еврей, известно.

Случай, когда у еврея есть друг – антисемит, я встречаю впервые, но это – факт.

 

В 1906 году фирма Альберта Кана создала масштабный проект завода в Буффало, штат Нью-Йорк. 
Впоследствии этот проект стал образцом для большинства автозаводов «большой детройтской тройки» – трёх крупнейших американских автомобилестроительных компаний, базирующихся в Детройте: Chrysler Group LLC, General Motors и Ford Motor Company.

 

Так вот, сотрудничество этих гигантов привлекло внимание советской компании Амторг.

 

«Нью-Йорк Таймс» писала в номере от 7 мая, 1929 года, что небрежно одетый, но крепкого сложения и жизнерадостный председатель торговой компании Амторг, «товарищ» Саул Брон предложил Альберту Кану контракт на 40 миллионов долларов «для проектирования и руководства строительством большой группы заводов в Сталинграде, в устье реки Волги, на юге России».

 

Выбор Кана объяснялся уже упоминавшейся возможностью его фирмы работать с необыкновенной скоростью.
Четыреста его конструкторов готовили проект за неделю, после чего завод выстраивали за пять месяцев.

 

Кан был готов доказать, что он сможет сделать то же самое в России.

 

 

Давайте переместимся в пространстве и посмотрим, что делалось в это время на огромном пространстве бывшей Российской империи, которая к концу двадцатых годов только готовилась к превращению в сталинскую империю.

Как мы знаем, полная метаморфоза произошла к концу тридцатых.

Почему большевики, распространявшие злобную пропаганду о «гниющем Западе», производили в 1928-29 годах промышленные закупки только в Соединенных Штатах (не считая Европы и Канады) на сумму более ста миллионов долларов?

 

Попробуем разобраться.

 

Заигрывание с Западом началось с начала двадцатых годов, когда надежды большевистских лидеров на мировую революцию с треском провалились, а попытки навязать коммунистический рай в Германии, Польше и Венгрии привели к кровавым погромам и потере территорий на Украине.

 

Нужно было думать не о торжестве коммунизма во всем мире, а о том, как сохранить свою власть в измученной стране.

 

Иностранцам стали давать концессии, иногда приглашая в качестве концессионеров бывших владельцев, что, как правило, кончалось для последних пулей в затылке в подвалах ЧК, или иностранцев, которые в конце концов убеждались, что имеют дело с жуликами, и теряли деньги, но не жизнь.

 

Кроме того, за рубежом закупали промышленное оборудование, машины, трактора.

 

К 1928 году действовали три торговых организации, имеющих дело с западной технологией: Весторг в Германии, Аркос в Англии и Амторг в Соединенных Штатах.

 

У колыбели Амторга, созданного в 1924 году стоял Джулиус Хаммер, отец небезызвестного Арманда Хаммера, русский еврей и один из основателей коммунистической партии Соединенных Штатов.

 

Этот самый Джулиус Хаммер был тем человеком, через которого Советское правительство осуществляло сделки с Генри Фордом на поставку тракторов и автомобилей.

 

Так что до «индустриализации» в Советской России произошла «фордизация».
Но пора было обзаводиться и своей тяжелой промышленностью.

 

В апреле 1929 года советское торговое представительство в США – Амторг – заключило первый контракт с фирмой Кана.

 

Нужно было спроектировать Сталинградский тракторный завод, да так, чтобы при желании его можно было легко перепрофилировать под производство танков.

 

Компании Кана понадобилось всего полгода, чтобы изготовить все необходимые конструкции в США, перевезти их в Сталинград и возвести требуемый объект.
 
Такой скорости строительства в СССР еще не видели.
 
 

Сразу же в 1930 году был подписан новый договор, по которому фирма Кана стала главным консультантом советского правительства по промышленному строительству.

Конкретно же Кану и его сотрудникам нужно было проследить за строительством «большой группы заводов в Сталинграде, в устье реки Волги, на юге России».

Сумма сделки была баснословной.

 

 

После завершения строительства Сталинградского тракторного в 1930 году, Саул Брон подписал с Каном контракт, который длился три года с 1930 по 1932, за время действия которого в России был построен 521 завод.

 

 

Стоимость контракта составила два с половиной миллиарда долларов. По теперешним деньгам – это 250 миллиардов!
 
Что же построили за это время? Вот небольшой перечень из полутысячи наименований

 

Тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове, Томске;
самолетостроительные заводы в Краматорске и Томске;
автомобильные заводы в Челябинске, Москве, Сталинграде, Нижнем Новгороде, Самаре;
кузнечные цеха в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Люберецке, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Сталинграде;
станкостроительные заводы в Калуге, Новосибирске, Верхней Сольде;
прокатный стан в Москве;
литейные заводы в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Люберецке, Магнитогорске, Сормово, Сталинграде;
механические цеха в Челябинске, Люберецке, Подольске, Сталинграде, Свердловске;
теплоэлектростанцию в Якутске;
сталелитейные и прокатные станы в Каменском, Коломне, Кузнецке, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Верхнем Тагиле, Сормово;
Ленинградский алюминиевый завод;
Уральскую асбестовую фабрику и многие другие.

 

После завершения строительства Сталинградского тракторного Альберт Кан открыл в Москве отделение своей фирмы, которую возглавил его брат Мориц.
Мориц Кан привез в Москву 25 инженеров для руководства работой значительно большего числа советских инженеров и конструкторов.
Постоянная и необъяснимая текучка советских служащих раздражала американцев. Меерович приводит сердитое письмо Альберта Кана одному из советских чиновников:

 

«Из 300 работников очень немногие являются опытными, большинство имеет небольшой стаж, а многие являются просто учениками… Если бы какая-либо деловая организация в Соединенных Штатах или в какой-либо другой стране имела такой состав работников, то не прошло бы и нескольких месяцев, как эта организация потерпела бы банкротство»
 
Кан и представить себе не мог, что текучка эта устраивается искусственно. Таким нехитрым способом около 4000 человек научились проектировать промышленные объекты по Альберту Кану.

 

Помимо армии новичков, получавших бесценный опыт в стенах Госпроектстроя, так по-русски был «закодирован» филиал фирмы Кана под руководством Морица, на стройках самих предприятий работали тысячи иностранных специалистов, в числе которых было много американцев.

 

Они приехали в Союз, подписав контракты с тем самым Амторгом, заключившим договор с Фордом и Каном.

 

Кто были эти люди? Сколько их было? Как попали они из страны, где законы (хоть и далекие от совершенства) применимы ко всем, начиная от последнего бездомного бродяги и кончая президентом, в страну, сменившую одного самодержца на другого, неизмеримо более безжалостного и кровожадного?

 

Ответ простой: великая депрессия и полное невежество относительно того, что их встретит в России.

 

Что же строила армия иностранных специалистов в России?
Счастливое будущее для исстрадавшегося населения огромной и отсталой страны?

 

В таком случае лозунг «индустриализация и механизация» звучит совсем неплохо. Но к этим двум призывам необходимо добавить еще и третий – «милитаризация».

 

В 1930 году американский журналист Х.Р. Никербокер посетил несколько строящихся предприятий в России. Некоторые из них строились по проектам Кана и оборудовались Фордом. Вот что он писал:

Когда стоишь здесь в Челябинске посреди быстро растущих стен самого большого в мире тракторного завода, невольно вспоминаешь, вывод официального органа Советского правительства, Известий, что «производство танка и трактора имеет много общего. Даже пушки, пулеметы и винтовки можно успешно изготавливать на общепромышленных заводах»

 

Строящийся в Челябинске тракторный завод можно без всякой перестройки направить на производство военной техники, чтобы противостоять нападению капиталистического мира, в опасность которого так веруют большевистские пророки зла. Годовой выпуск завода составит 50 тысяч 10-тонных тракторов мощностью в 60 л.с. и они так похожи на танки, что их так и называют тракторами танкового типа.

 

Мы хорошо знаем, что опасность нападения со стороны капиталистов была целиком выдумана Сталиным, чтобы оправдать нищенское положение народа и свои кровавые чистки.

«Поджигателей войны» призывали опасаться и все его кремлевские последыши, сваливая на капиталистическое окружение низкий уровень жизни в стране.

Горькая ирония состоит в том, что самое страшное нападение на Советскую Россию совершил «верный» союзник Сталина – Адольф Гитлер, которому Сталин помог развязать вторую мировую войну, снабжая Германию стратегическими материалами.

 

Помощь же пришла со стороны капиталистов, но об этом чуть позже.

 

Дмитрий Хмельницкий рассказывает в своей статье о том, что в 1929 году делегация высокопоставленных военных специалистов посетила ряд европейских стран и США с целью подписать соглашения о технической помощи в производстве танков различной мощности, тягачей и других машин военного назначения.

Миссия прошла успешно, и Форд согласился поставить оборудование и обеспечить техническую помощь, необходимую для производства 12-тонных танков на Челябинском тракторном, а также на других заводах, проектируемых Каном.

Имя Кана не упоминается в отчете делегации, но нужно быть уж очень наивным человеком, чтобы поверить в неосведомленность Альберта Кана и его брата Морица в конечной продукции, сходящей с поточных линий, установленных в гигантских цехах проектируемых ими заводов.

Этот и другие факты не популяризировались в Америке и когда, упоминавшийся уже Вильям Брасс обвинил Альберта Кана в усилении военной мощи большевиков, тот выступил с опровержением в тот же день.

 

Андреа Грациози в своей книге «Новое любопытное государство» отмечает, что к 1930 году у сталинской элиты не было другой идеологии, кроме идеологии фанатичной работы, в основе которой лежал животный страх оказаться жертвой репрессий.

 

Для них работа была «гарантией физического выживания, связанного с иллюзией своей незаменимости».

Конечно, это была иллюзия – в сталинской России незаменимым был только один человек – Хозяин.

 

И эти высококультурные люди защищались работой, как щитом и как наркотиком, чтобы как-нибудь забыться и не думать о том, что они в глубине души знали, было неизбежно. Разумеется, такое существование многих приводило к распаду личности ибо только маразмом можно объяснить фразу еще одного европейски образованного интеллигента Георгия Пятакова, брошенную им в беседе с другим интеллигентом:

 

«Для партии человек должен быть готов на все – уничтожить себя, предать своих друзей, изменить свое сознание».

Лучше не скажешь… Впрочем, нет, Николай Бухарин, тоже интеллигентный и очень образованный человек пошел еще дальше

– он предлагал лично расстрелять своих бывших товарищей.

 

Кстати, оба руководителя, о которых упоминает Мориц Кан, Валерий Межлаук и Элиазар Гуревич получили пулю в затылок в подвалах НКВД в разгар Большого Террора.
Там же закончил свою жизнь и Саул Брон, человек, который подписывал контракты с фирмой Альберта Кана.

 

(Небольшое примечание: Мориц Кан не упоминает инициалов Межлаука и Гуревича в своем письме и, если в отношении Межлаука сомнений нет – он был один, Валерий, то Гуревичей, которых он мог иметь в виду, было два, Элиазар, принимавший значительное участие в строительстве Челябинского завода и Александр Гуревич, член президиума ВСНХ. Но в данном случае, совершенно неважно, какого Гуревича имел в виду Мориц Кан, поскольку жизнь обоих закончилась одинаково – ВБ).

 

 В 1932 году, Альберту Кану не удалось продлить свой контракт. Советское приключение закончилось.
До этого времени Советское правительство платило Кану твердой валютой, которую получали, продавая зерно и сырье.
Дмитрий Хмельницкий приводит письмо Сталина Молотову в августе 1930 года:

 

Микоян сообщает, что заготовки растут и каждый день вывозим хлеба 1-1,5 млн. пудов. Я думаю, что этого мало.
Надо поднять теперь же (норму) ежедневного вывоза до 3-4 млн. пудов минимум. Иначе рискуем остаться без наших новых металлургических и машиностроительных (Автозавод, Челябзавод и пр.) заводов...
Словом, нужно бешено форсировать вывоз хлеба.

 

«Бешено форсировать...» – это значит забирать все подчистую из крестьянских домов, обрекая на голодную смерть миллионы людей.
В 1932 году, вывоз хлеба уменьшился, его просто не хватало на экспорт и Амторг предложил Кану выплату в рублях.
Естественно, последовал отказ. После этого Сталин перенес свое внимание в Европу, главным образом, в Германию.

 

А начиная с 1933 года, главным партнером в строительстве военно-промышленного комплекса стала для СССР… гитлеровская Германия… Заметим, что в СССР из-за «сугубой секретности» (вплоть до нынешнего XXI века) никто не слыхал и не знал ни про Кана, ни про «Госпроектстрой».

 

 

Итак, Мориц Кан и его группа инженеров вернулись домой в Америку.

Но тысячи американских инженеров и рабочих, приехавших по индивидуальным контрактам, продолжали работать.

В 1934 году после убийства Сергея Мироновича Кирова, Сталин развязал Большой Террор, в котором погибло между 10 и 20 миллионов.

Практически все руководящие советские инженеры, которые работали над проектами Кана были обвинены в шпионаже и вредительстве и уничтожены.

 

Мы уже упоминали Валерия Межлаука, Саула Брона, Элиазара и Александра Гуревичей. Как водится, члены семей «врагов народа» были репрессированы тоже. Сеть, наброшенная на перепуганное население, раскидывалась все шире, потому что жертвы подвергались зверским пыткам не только для того, чтобы получить признание в несуществующих преступлениях, но для новой пищи для Молоха – сотрудников, друзей, членов собственных семей арестованных…

 

 

Американцы, как и все остальные были втянуты в этот порочный круг.
Виктор Герман, один из немногих американцев переживших, или скорее, выживших, в сталинском аду, вспоминает, что в 1934 году американские рабочие, работавшие на Горьковском автозаводе, получили предупреждение, что им грозит тюремное заключение на десять лет за полученное или отправленное в Америку письмо.

 

Как, спросите вы, могло случиться, что американское правительство не позаботилось о безопасности своих граждан?

Во-первых, уехавших считали сторонниками коммунизма, забывая, что многие влиятельные политики и, как мы показали, промышленники, считали происходящее в России «заслуживающим доброжелательного внимания экспериментом». 

Больше того, первый посол США в СССР Уильям Буллит считал что «Новый курс» Франклина Рузвельта лишь немногим отличается от политики Сталина.

Однако в отличие от своего преемника он быстро разобрался в действительном положении вещей и даже пытался что-то сделать для своих соотечественников.

По словам Цулиадиса он пытался собирать деньги для американских иммигрантов, чтобы они могли покинуть СССР. Он даже отправил запрос в Госдепартамент, в котором рассказывал о таких нищих американцах и спрашивал, как возможно им помочь. 

Его письмо было передано в Общество Красного Креста, которое заявило, что не обязано заниматься возвращением американцев на родину.

 

В 1934 году на посту полномочного посла в Москве Уильяма Буллита сменил Джозеф Дэвис, большой друг президента Рузвельта. Согласно его указаниям главная задача посольства состояла в том, чтобы заслужить доверие лидера советского народа, Иосифа Сталина.

 

И разве стоили жизни американских граждан такой важной цели? И посольство смотрело в другую сторону, устраивая приемы и балы такой безумной роскоши, что один из них послужил основой булгаковскому балу у сатаны...

 

Чтобы лишить американцев даже надежды на помощь, был популярен такой маневр. Американцам, прибывавшим в СССР, говорили, что они не могут начать работу, не имея советского паспорта. Им обещали, что приобретение советского гражданства чистая формальность и что их американский паспорт будет гарантией беспрепятственного выезда из страны.

 

В скобках заметим, что большевики могли при желании очаровать кого угодно. Ну ладно, Бернард Шоу, в девяносто лет, он мог быть маразматиком.

А Герберт Уэллс?

А Фейхтвангер?

Что уж говорить о простых людях, у которых не было оснований не верить улыбающимся советским чиновникам.

 

И люди сдавали свои американские паспорта, единственную ниточку, связывавшую их с нормальным миром и часто, очень часто, с жизнью.

 

А потом американские документы конфисковывали и несчастные оставались абсолютно беззащитными в лапах НКВД.

 

Более того, беженцы от царской охранки, ставшие американскими гражданами, вообще таковыми не считались – бывшие граждане Российской империи автоматически рассматривались, как граждане Советского Союза.

 

И американское посольство вежливо сообщало им, что как граждане другого государства, они не могут рассчитывать на помощь американского посольства.

 

Американские паспорта тем временем использовала советская разведка для засылки шпионов в США.

 

Российский историк Сергей Журавлев, долгое время работавший в американских архивах, отмечает, что сотрудники американского посольства в Москве отказывали своим согражданам, подозреваемым в сочувствии к большевикам, в возобновлении американского паспорта под предлогом отсутствия у них двух долларов, необходимых для получения нового паспорта, хотя отлично знали, что в Советской России пользоваться иностранной валютой было запрещено.

 

А тем временем американский полномочный посол Дэвис к ужасу всех дипломатических представительств посещал показательные процессы и сообщал Рузвельту, что, по его мнению, вина обвиняемых без всякого сомнения доказана.

В 1938 году, когда Дэвис сменил московское посольство на бельгийское, он увез с собой большую коллекцию ценных картин и икон, подаренную Сталиным. Товарищ заслужил!

 

До сих пор никто не может установить сколько иностранцев пали жертвами террора, но общее количество иностранных работников в России в 1920-30 годы оценивается в 70-80 тысяч человек.
 
В отношении американцев приводится цифра 10 тысяч, но достоверных данных не существует.
Грациози утверждает, что те кто не успел уехать до 1934 года погибли почти все.
 
Те единицы, которые уцелели, пройдя сквозь арест, пытки, десятилетия в Гулаге, и сумели вернуться уже в 1960-70 годы, оставили воспоминания, которые я не советую читать на ночь.
«Ассошиэйтед Пресс» сумела проследить судьбу пятнадцати (всего пятнадцати!) жертв. Вот, как выглядит часть этого списка:
  • Артур Аболин, 28, из Бостона, расстрелян в 1938 году;
  • Карл Аболин, 25, тоже из Бостона, расстрелян в тот же день;
  • Александр Гелвер, 24, из Ошкош, Висконсин, расстрелян в 1938;
  • Иван Дубин, 26, из Поствилл, Пенсильвания, расстрелян в 1938.

И так далее. Информация не сверкает разнообразием. Из пятнадцати человек одиннадцать расстреляны, двое умерли в лагере, судьба одного неизвестна, двое выжили.

 

Один из выживших был Томас Сговио, художник. Он сумел изобразить в своих рисунках жизнь ГУЛАГа и если кто-нибудь, посмотрев эти картины, осмелится сказать, что нацизм и коммунизм это разные режимы, я могу согласиться.
Просто я не знаю, какой хуже… Если для «своих жертв» составлен и продолжает пополняться мартиролог, то «иностранцы» пока ждут своей очереди.

 

Условия, с которыми столкнулись американцы, приехавшие на работу в Советский Союз, методы работы и общее отношение к прогрессивной технологии, которые они старались внедрить, были значительно ниже привычных стандартов.

Американский рабочий, один из тех, кому посчастливилось вернуться домой, описывает случай, особенно его поразивший, но который, по моему мнению, рисует общую картину состояния советской экономики с 30-х годов до развала Союза лучше, чем сотня научных монографий.

Советский токарь отрезает стальной стержень длиной 10 мм вместо полагающихся 5 мм, что являлось безопасным пределом для данного типа станка.

На вопрос, зачем он гробит станок, рабочий возмущенно отвечает:

— А как иначе я могу выполнить плановое задание? Если я буду резать по 5 мм, я не успею ко времени и получу меньше денег. Если станок сломается, купят другой»

 

Не лучше дело обстояло и с результатами строек пятилетки. Американцы были в ужасе от хаоса, сопровождавшего запуск в производство знаменитого Горьковского автозавода. Приблизительно такое же впечатление они получали и от остальных готовых объектов.

Но постепенно дела шли лучше. Больше того, когда американцы смеялись, русские восторгались – ведь их точка отсчета была равна нулю.

И главное – в конце концов цель была достигнута: Советский Союз стал промышленной державой, а цена…

– «мы за ценой не постоим». И вообще, лес рубят – щепки летят… Для коммунистов и их наследников люди всегда были и есть щепки, разменная монета, сухие листья на холодном ветру.

 

 

 

До 1930 года советская промышленность не выпускала танков; к судьбоносному 1941 было произведено 24 тысячи танков – армия!

К сожалению, Альберт Кан не увидел результатов своих трудов.

Он умер в 1942 году. С первого дня вступления США в войну он отдал все свои силы и возможности своих инженеров и конструкторов на службу военной промышленности Америки.

Он работал без отдыха и выходных до последней минуты своей жизни и умер, склонившись над чертежной доской. Мориц Кан скончался еще раньше в 1938 году.

 

Смерть великого архитектора вызвала поток соболезнований и выражений скорби со всего мира. Приведу только два, но высказанные двумя людьми, которые может быть больше всех понимали влияние Альберта Кана на их жизнь и на жизнь стран, в которых они жили.

 

Вот что сказал Генри Форд:

 

Альберт Кан был один из самых лучших людей, которых я знал за всю мою жизнь. Плоды его гения остаются в каждом уголке земли. Его отличал утонченный вкус; его характер был воплощением цельности; его гражданские качества были выше всякой похвалы; и ни при каких обстоятельствах он не изменял своим принципам. 
Его будет не хватать и как человека и как помощника в выполнении великих планов.

 

А вот что написал Виктор Веснин, один из самых авторитетных в то время архитекторов Советского Союза:

 

Альберт Кан оказал нам огромную услугу в проектировании большого числа заводов и помог нам приспособиться к американскому опыту в сфере промышленного строительства. Советские инженеры и архитекторы будут всегда и с большой теплотой вспоминать имя Альберта Кана, талантливого американского инженера и архитектора.

 
В таких условиях признание истинной роли Кана в письме за границу было делом весьма рискованным.

«Альберт Кан оказал нам огромную услугу в проектировании большого числа заводов и помог нам приспособиться к американскому опыту в сфере промышленного строительства. Советские инженеры и архитекторы будут всегда и с большой теплотой вспоминать имя Альберта Кана, талантливого американского инженера и архитектора.»

 

Никаких официальных соболезнований от Правительства СССР вдове Альберта Кана выслано не было
 

 

Всего за 10 лет (1930-1940) американцы создали в СССР химическую, авиационную, электротехническую, нефтяную, горнодобывающую, угольную, металлургическую и другую промышленность, крупнейшие в Европе заводы для производства автомобилей, тракторов, авиационных двигателей и другой продукции.

 

Например, знаменитый Сталинградский тракторный завод был целиком построен в США, демонтирован и на 100 судах перевезён и собран в СССР.
«Днепрогэс» построила американская фирма Cooper Engineering Company (и германская компания Siemens).
Горьковский автозавод (ГАЗ) был построен американской компанией Austin.
Теперешний АЗЛК построен по проекту Форда.
Знаменитая Магнитка — точная копия металлургического комбината в г. Гэри, штат Индиана.

 

Вместе с заводами создавались города для рабочих.

 

Эрнст Май — немецкий архитектор участвовал в разработке архитектурных проектов около 20 советских городов!

 

За 10 лет американцы построили в СССР около 1.500 заводов и фабрик!
В СССР приехало около 200 тысяч американских инженеров и техников, которые руководили почти миллионной армией заключенных ГУЛАГа
— плюс немногие оставшиеся в России дореволюционные кадры.

 

Американские профессора подготовили на рабфаках триста тысяч квалифицированных специалистов — то есть все кадры для Советской промышленности на долгие годы вперед! 

 

Таким образом, МАТЕРИАЛЬНУЮ БАЗУ СОЦИАЛИЗМА ПОСТРОИЛИ КАПИТАЛИСТЫ США, плюс дешёвый труд зеков. 

 

 

Следует отметить, что в это время официальная советская пропаганда уже начала переписывать историю, принижая участие американских конструкторов до уровня незначительной технической помощи под руководством советских инженеров.

 

С приходом «Большого террора», большинство советских инженеров, учившихся или работавших вместе с сотрудниками Кана, были расстреляны – за сам факт работы с иностранцем.


ИСТОЧНИК 1
ИСТОЧНИК 3 
ИСТОЧНИК 4 
Альберт Кан в истории советской индустриализации
Альберт Кан и Эрнст Май: Америка и Германия в борьбе за советскую индустриализацию. Часть I
Альберт Кан и Эрнст Май: Америка и Германия в борьбе за советскую индустриализацию. Часть II 
Эрнст Май и проектирование соцгородов в годы первых пятилеток (на примере Магнитогорска)
ИСТОЧНИК

 

Читай самое интересное в  ЛАЙВ ИМ. OLDKADET:

Разделы постоянно обновляется и добавляются новые публикации

Цикл История:

Израильские стартапы 2019:

Цикл репортажей: жизнь Израиля.

Цикл репортажей: Медицина. Новости израильской медицины.

Цикл фоторепортажей:

Новости сегодняшнего дня. 

Сельское хозяйство Израиль.

Наука и технологии:

Цикл Культура:

Новости спорта: Израиль.

Космос:

Нация стартапов:

Военное обозрение:

 

Ранее в ЛАЙВ ИМ. OLDKADET:

Как планировали коммунизм

Любители Пакта Гитлера-Сталина.«Аналитическая газета «Секретные исследования», №19, 2017

Цикл История: 30. Два товарища. Что сближает Ленина и Гитлера, кроме дат рождения?

Цикл История: 28. Первый день войны. Хронология событий 22 июня 1941 года

Цикл История: 27. Загадки 22 июня 1941 года.

Цикл История: 22. Цветные карандаши Сталина

Цикл История: 21. «Сталину удалось одурачить весь мир». Забытый голод в России

Цикл История: 20. Съезд Второй мировой. Как Сталин готовил большую войну(публикуется с сокращениями)

Цикл История: 19. Пленум голодоубийства. Как Сталин шёл к «великому перелому».

Кожаные фартуки палачей. Признания генерал-майора КГБ

Шабаш ведьм НКВД и гестапо. Судьба Александра Вайсберга

Цикл История. 8. Король танков.

Цикл История. 4. Евреи-офицеры в Cоветской армии

Об авторе
optimist
0 0 441 0
Автор oldkadet Рейтинг -0.32 Сила 16.82
Блог Лайв им. oldkadet 0 426 RSS

0 комментариев

Добавить комментарий