Цикл История. 8. Король танков.

Шутка ли – он в течение месяца основал «Танкоград».
 

Сталин высоко оценивает заслуги «кировцев», и поручает Зальцману организовать производство танков в Челябинске. Зальцман немедленно вылетает. Вслед за директором на Урал переправляют кадровых рабочих Кировского завода, и Сталин приказывает присвоить челябинскому заводу привычное для ленинградцев имя Кирова. Однако в военное время это предприятие чаще всего называют Танкоградом.

 

Евгений Зданчук, начальник I отдела ОКБТ Кировского завода: Танкоград – это было сосредоточие всех танковых заводов Советского Союза.

 

Леонид Зальцман, сын Исаака Зальцмана: В первое время было много оборудования установлено просто на территории, без корпусов. Люди работали под открытым небом.

Татьяна Штанько, дочь Исаака Зальцмана: Я помню землянки неподалеку от нашего дома. На заводе работало семьдесят пять тысяч человек, а жило здесь триста тысяч, учитывая семьи.

Рабочая смена длилась по одиннадцать часов, люди трудились без выходных и отпусков. Сам Зальцман даже ночью находился на заводе. Не справившихся с заданием начальников цехов увольняли и ставили работать у станка. Во время обсуждений важных вопросов директор завода кладет на стол пистолет, грозя провинившимся расстрелом. Впрочем, все знают, что пистолет этот не разу не выстрелил. В работе Зальцмана строжайшая взыскательность сочетается с бережным отношением к рабочим.

 
Можно сказать, город мирового значения – ведь именно Челябинск, ставший настоящим «Танкоградом» в годы войны, обеспечивал фронт танками и вносил колоссальный вклад в общую победу над фашистами. А «Танкоградом» Челябинск сделал именно он, Исаак Зальцман. Он приехал в город в октябре 1941 года и за месяц перестроил линии Челябинского тракторного завода под производство танков. А это, между прочим, в принципе считалось технически невозможным.
Не скрывал этого с самого начала и Зальцман, бывший в то время заместителем наркома танковой промышленности СССР. На первом собрании перед заводчанами он заявил: «Задача, которая поставлена сейчас, не имеет себе равных. История не знает таких примеров, чтобы в течение одного месяца весь завод перестроили на новую машину. Считается, что это технически невозможно. В ЦК партии мне так и сказали: “Да, технически невозможно. Но Родине это нужно, и вы должны это сделать…”». 

Через 34 дня с конвейера сошли первые «Т-34».
 
 
Под девизом «Станок – оружие, участок – поле боя» рабочие бригады под руководством Зальцмана сделали невозможное – выдали на-гора за годы войны 18 тысяч танков и самоходных артиллерийских установок, а также 45 тысяч танковых двигателей. 
 
В годы войны американцы и англичане называли Исаака Зальцмана Королем Танков.
 
Зальцман тут же изменил порядок дел, расставив новые приоритеты – танки. Неудивительно, что в тот же день в его кабинете появились «соответствующие товарищи». Объявив ему, что он арестован, они попросили его проследовать, куда следует. Зальцман же просто вызвал охрану и попросил удалить пришедших
Выслушивать упреки и доносы в адрес Зальцмана Сталину приходилось весьма часто, но каждый из них он подытоживал словами: «Вы забыли добавить еще один недостаток – Зальцман умеет делать танки». 

Поздней осенью 1942 года в кабинете Зальцмана раздался звонок по ВЧ. Вызывал Сталин. Зальцман был очень встревожен, потому что думал, что рабочий день уже закончен и принял 100 грамм, а Сталин этого не любил. Когда он с Жуковым и начальником бронетанкового управления Федоренко оказался в кабинете Сталина, то вот это и составляло предмет его волнений – как бы не унюхал Хозяин. Но Сталину было не до этого. У немцев появился тяжелый танк «тигр». Все свои надежды немецкое командование возлагало на его боевые достоинства. И Советская армия должна была создать оружие, которое бы превосходило бронетанковую мощь немцев.

Летом 1943 года, когда куратором танковой промышленности стал Берия, Зальцману пришлось оставить должность наркома и вернуться в Танкоград. Перед ним была поставлена задача – создать оружие, способное остановить «тигры», броня которых была неуязвима для пушек Т-34 и КВ.

Танкоград за месяц освоил производство самоходок «Зверобой». А когда в конце 1943 года на полях сражений появился танк «Иосиф Сталин», стало очевидным: в соперничестве с советскими оружейниками немецкая промышленность проиграла.

На территории Кировского завода стоит танк ИС – «Иосиф Сталин». Это и есть наш ответ «тиграм», танк, с которым Советская армия вошла в Берлин и выиграла войну.


Начал с должности мастера, а через 5 лет стал директором этого прославленного завода. Ему было всего 33 года! Сложная международная обстановка требовала коренных изменений в работе предприятия.  

 

В 1938 году мне был доверен пост директора Ленинградского Кировского (Путиловского) завода». На тот момент завод был крупнейшим оборонным предприятием в СССР, выпускавшим танки, артиллерию, турбины и моторы. 

 

Завод должен был в самое короткое время освоить производство неизвестных прежде машин для нашей промышленности; тракторов новых конструкций для сельского хозяйства, танков и пушек нового типа для Красной Армии. 

 

Под руководством И. М. Зальцмана заводчане добились серьезных успехов, и в 1939 году Правительство наградило завод и его директора орденами Ленина. 
За заслуги в войне с белофиннами, за обеспечение фронта танками и пушками завод был награжден орденом Красного Знамени, а И. М. Зальцман – орденом Трудового Красного Знамени.

 

В 1940 году, к началу войны с Финляндией, на заводе был создан принципиально новый тип тяжелого танка «КВ» («Клим Ворошилов»). Первые образцы этих машин с успехом прошли испытание при прорыве войсками Красной Армии линии Маннергейма. В боевых испытаниях танков принимал участие сам Зальцман. И в дальнейшем он сам садился в новый танк и уверенно трогал его с места.

 

В 1941 году завод находился практически на линии фронта, всего в четырех километрах от врага. Все цеха были заминированы, чтобы в случае чего оборудование не досталось фашистам.

 

Уполномоченный Государственного комитета обороны в блокадном Ленинграде Павлов писал в своих мемуарах: «Были вырыты траншеи, поставлены надолбы, расчищены секторы обстрела для орудий и пулемётов. В цехах рвались снаряды, завод бомбили, стоял страшный грохот, земля горела под ногами, но никто не покидал своего рабочего места». 

19 сентября 1941 года за исключительные заслуги в создании и освоении выпуска новых типов танков, за трудовой героизм в блокадном Ленинграде правительство присвоило Зальцману звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

 

Октябрь 1941 года. По решению правительства Кировский завод эвакуировался на Урал. В Челябинск. Зальцмана назначили директором Уральского комбината группы танковых заводов и заместителем наркома танковой промышленности.

Кировский завод слился с эвакуированным из Харькова дизельным заводом и Челябинским тракторным (ЧТЗ). Так в глубоком тылу, на Южном Урале, возник могучий арсенал тяжелых танков и дизель-моторов – Танкоград.

 

Конец 1941 – начало 1942 года были особенно трудными. Требовалось не только в кратчайшие сроки запустить производство, совершенно новое для челябинцев после привычных тракторов, но и максимально увеличить выпуск танков. 

А слияние заводов – это не простое арифметическое сложение: столкнулись не только интересы отдельных людей, столкнулись разные подходы к работе, к производству. Разные методы. Каждый коллектив имел свои традиции, каждый завод, как человек, имел свое лицо и свой характер. И это не преувеличение, не метафора. 

 

Перед Зальцманом, по существу, стояла задача не менее трудная, чем само производство танков: спаять все коллективы в единую семью. Спаять с одной только целью: выпускать больше, еще больше танков, чтобы победить…

В феврале 1942 года по заданию И. Сталина Зальцман направляется в Нижний Тагил для организации на одном из тамошних заводов массового производства средних танков. За 4 месяца напряженной работы он создал крупнейшее предприятие! Были найдены и обучены рабочие, подобраны специалисты, в цехах созданы специальные потоки – металлургические, механические, сборочные.

 

За организацию в исключительно короткие сроки массового производства средних танков в Нижнем Тагиле правительство наградило Зальцмана третьим орденом Ленина.

В июле 1942 года Зальцман назначен наркомом танковой промышленности.

 

Наркомат танковой промышленности в годы войны располагался в Челябинске, и Зальцман ни на сутки не прерывал связи с Кировским заводом. 

В напряженные дни лета 1942 года заводу поручили чрезвычайно сложное и крайне важное дело: одновременно с выпуском тяжелых танков «КВ» организовать массовое производство танков «Т-34».  

 

На заводе прежде никогда не изготовляли средние танки. С тем же оборудованием, в тех же цехах предстояло делать две разные боевые машины. Более того – с 1 августа заводу было велено перейти на изготовление улучшенной модификации танка «КВ». 15 июля 1942 года на завод приехали нарком И. М. Зальцман и первый секретарь Челябинского обкома партии Н. С. Патоличев. 

 

За это в сентябре 41-го многим рабочим, вместе с директором завода, было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Тогда же началась и эвакуация завода в Челябинск, где Зальцману было поручено создать тот самый «Танкоград», используя мощности местного тракторного завода.

 

Для этих целей в Челябинск перебазировали не только Ленинградский Кировский, но и еще восемь заводов. Во главе этой эвакуированной махины встал Зальцман. 

Вскоре в городе наладили производство тяжёлых танков КВ, и Зальцман отправился в Нижний Тагил, где с таким же успехом перестроил работу местного завода на выпуск танков Т-34. 

 

Возвратившись в Челябинск уже в должности Народного комиссара танковой промышленности СССР, Зальцман наладил там производство танков ИС-2.

 

Конечно, это были годы каторжного труда обычных рабочих, собиравших танки на пределе человеческих возможностей – они не покидали завод неделями, а порой собирали двигатели даже за стенами цехов, зимой, на сорокаградусном морозе. 

Зальцман как мог решал текущие проблемы работников, связанные с жильем, одеждой, отдыхом и питанием. Но он стоял во главе 75-тысячного коллектива и помочь каждому был просто не в состоянии. 

 

 

После окончания войны генерал-майор инженерно-танковых войск Исаак Зальцман был оставлен в Челябинске для перестройки всех мощностей завода обратно на мирные рельсы – на производство тракторов. 

Отгремела война. Наступил мир. Стал перестраиваться на мирный лад и Кировский завод. В кабинете Зальцмана рядом с моделями танков появилась модель нового мощного трактора «С-80».

 

Перед коллективом завода стояли теперь иные задачи: выпуск тракторов для сельского хозяйства, улучшение материально-бытовых и культурных условий жизни. 

Страна должна была восстанавливать сельское хозяйство, и с заводов вновь слишком много требовали. Рабочие Зальцмана, отдавшие все силы войне, с поставленными планами не справлялись. «Задолженность» тракторов увеличивалась год от года. Так, в 1948-м по плану нужно было выпускать 65–75 тракторов в сутки. Тем временем по проекту лишь к 1951 году мощность завода должна была составить 50 машин в день. 

 

 

Рабочие стали все громче и громче высказывать свое недовольство. В итоге дело докатилось до Комиссии партийного контроля в Москве. 

Но было и другое. Страна едва-едва оправилась после войны, а уже начались репрессии. Возникло знаменитое «ленинградское дело», по которому проходили бывшие руководители города на Неве: А. А. Кузнецов, Я. Ф. Капустин, Н. А. Вознесенский…

 

Все знали, что он был крут и чрезвычайно требователен. Внешне не было в нем простоты, доступности, человеческого обаяния.

И всё же именно он, Зальцман, в военные годы построил Шершеневские дачи – деревянные бараки в бору, на берегу реки, – и насильно отправлял туда отдыхать своих измученных от бессонных ночей и недоедания работников.

 Он даже распорядился организовать мастерскую по производству валенок и обул ими треть работавших на заводе, прежде всего эвакуированных, чем буквально спас их здоровье и жизнь в те морозные зимы.

Зальцман был щедр на награды и поощрения отличившихся в деле. Премировал он не только одним-двумя окладами, но и особенно ценными для эвакуированных вещами: пальто, отрезами на костюм и платье, продовольственными наборами, которые завозили прямо на квартиру.

 

Давал отпуск в 10 дней. Это было неслыханно: отпуск в тылу в военное время. Не выполнить его приказ не могли – боялись.

На заводе он был царь и бог. Именно Зальцман вызывал врачей в цех и насильно госпитализировал людей. Что это было? Забота рачительного хозяина о безликой рабочей силе? Или проявление добрых человеческих качеств, упрятанных куда-то внутрь? Думаю, всего понемногу.

 

Вот там-то в сентябре 1949 года и решили, что Зальцман должен быть исключен из партии. 

 

В список его прегрешений попали и «зазнайство» по отношению к рабочим, и «политически бесчестные связи» с Еврейским антифашистским комитетом. Комиссия выяснила, что в 1946 году Зальцман бывал в Москве у Михоэлса. К делу была приложена телеграмма: «Уважаемый Соломон Михайлович, Вашу телеграмму получил. С удовольствием помогу театру с ремонтом. Прошу выслать представителя. Благодарю за горячий привет. Сердечно приветствую Вас. Жму Вашу руку. Зальцман». 

 

Зальцман боготворил театр Михоэлса, песни Соловьева-Седого, Клавдию Шульженко. Соловьева-Седого перед концертом в зале совещаний заводоуправления он на радостях так напоил, что композитор, играя на рояле, свалился со стула. Это только прибавило ему симпатий и любви ценителей музыки. Покровительствуя театру Михоэлса, Зальцман распорядился отгрузить в его адрес вагон стройматериалов для ремонта.

 

Позже этот факт станет одним из пунктов обвинений против него, выдвинутых комиссией ЦКК, обвинений, закончившихся исключением его из партии и снятием с работы .

 

Ревизионная комиссия выявила, что «в мае 1946 года Зальцман отгрузил с завода в адрес Московского еврейского театра 5 вагонов леса, 3 тонны железа, 800 кг красок и другие материалы», что «свидетельствует, что Зальцман был в близких отношениях с Михоэлсом и что-то скрывает от партии».

 

 

Обвинений было более чем достаточно, но инициированы они были, конечно же, не в связи с жалобами рабочих. Связаны они были с Ленинградским делом 1949 года. По воспоминаниям самого Зальцмана, от него хотели добиться показаний против некоторых арестованных по этому делу высокопоставленных партийных руководителей. Но он отказался.  

 

Исключение из партии для таких несговорчивых, как известно, было лишь первой ступенью в бездну. Дальнейшая судьба таких людей зависела только от Сталина. Последний по легенде, раздумывая над судьбой Зальцмана, спросил: «А кем он начинал?» Узнав, что мастером смены, Сталин распорядился: «Ну и пошлите его куда-нибудь мастером на завод». При этом Сталин ничего не упомянул о лишении Исаака Моисеевича генеральского звания, депутатства, наград и почётных званий. Ну, а сами работники НКВД инициативу в этом вопросе решили не проявлять.

 

Так вот, возвращаясь к сентябрю 1949 года, следует отметить, что, уволив с работы и исключив из партии, Зальцмана по каким-то неизвестным причинам не лишили наград. А он к тому времени был генерал-майор, лауреат Сталинской премии, депутат Верховного Совета СССР, Герой Социалистического Труда, кавалер трех орденов Ленина, ордена Суворова I степени, ордена Кутузова II степени, двух орденов Трудового Красного Знамени и ордена Красной Звезды.

 

В годы войны многие руководители-хозяйственники проявили себя как выдающиеся организаторы. Среди них было немало евреев. Заводы, которыми они руководили, часто упоминались в сводках Совинформбюро наряду с сообщениями с фронтов. И вполне справедливо, что директора и главные конструкторы награждались полководческими орденами. 

 

По приказу Сталина И. М. Зальцман стал простым мастером. Он уехал в Орел на небольшой завод, изготовлявший запчасти для танков. Там недавний нарком танковой промышленности руководил сменой в 50 человек.

Вот почему на машиностроительном заводе в Муроме, а затем и в Орле работал мастер участка Зальцман Исаак Моисеевич, по большим праздникам надевавший свой генеральский мундир. 

 

Самого же Исаака Моисеевича реабилитировали в 1955 году. Принесли извинения, восстановили в партии. Всё, как положено… В 1957 году он вернулся в Ленинград, возглавил строительство опытно-механического завода, затем стал его первым директором.

 

В том же письме к Р. Шнейвайсу он вспоминает: «Как сложилась судьба моей семьи? Когда я вернулся в Ленинград, мои дети, сын и дочь, учились в институте. 

Мои жена, мать и сестра жили в подвальном помещении… Затем, когда я был приглашен на работу главным инженером “Ленгармса”, улучшились и быт, и жизнь семьи.

 

На пенсию Исаак Зальцман вышел лишь за два года до своей смерти в 1982 году. Говорят, все это время он очень хотел вновь побывать в Челябинске, «славном городе Танкоград».

 

Но, со слов близких, «позволить себе приехать в Челябинск по частному приглашению он не мог, все ждал приглашения от завода, но так и не дождался».

Челябинцы так и не пригласили к себе танкоградца № 1 Исаака Зальцмана,как его называли.

 

Жил в Ленинграде, где и умер 17 июля 1988 года.
Похоронен на Богословском кладбище.

 

Награжден тремя орденами Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Красной Звезды, Суворова I степени, Кутузова II степени, медалью «Серп и Молот».


 

Почти 18 тыс. танков, созданных руками рабочих Танкограда ценой неимоверных, нечеловеческих усилий под руководством И. М. Зальцмана, – весомый вклад в Победу над фашистской Германией. 
А ведь еще были городок тракторостроителей, общежития рабочих, кинотеатры, детский парк, заасфальтированные улицы.

Даже челябинская хоккейная команда «Трактор» была сформирована наркомом. Это ли не память о нем?!

 

Появлялись улицы, названные в честь его соратников, но не в его честь. Открывались мемориальные доски, однако имени Зальцмана на них не было. И приглашений на какое-нибудь из торжественных мероприятий, связанных с юбилеем Челябинского тракторного завода, тоже ни разу не последовало.

Почему это происходило? Ответа я не знаю; знаю только, что Исаак Моисеевич горько переживал «умышленное забвение».

 

Судьба его была трудна, но прекрасна, ибо он всю жизнь посвятил делу. В мае 1987 года он так и напишет: «…До последнего дыхания буду верен и полезен любимой Родине».

 

Короля танков знал весь мир, а город Челябинск отметил его пребывание на Южноуральской земле лишь в 1995 году, открыв на здании заводоуправления ЧТЗ мемориальную доску.

 

Впрочем, лучше поздно, чем никогда.

 

Зальцман — король танков (2008)

 

Лев Лурье: Зальцман был директор по призванию – бывает такое. Он был директором на Кировском заводе, он был директором в Танкограде и он оставался директором здесь – на маленьком предприятии Московского района. Семнадцать лет он здесь отработал, и до сих пор его помнят. У его мемориальной доски – это единственный памятник Зальцману – всегда живые цветы.

 

 

Читай самое интересное в  ЛАЙВ ИМ. OLDKADET:

Разделы постоянно обновляется и добавляются новые публикации

Цикл История:

Израильские стартапы 2019:

Цикл репортажей: жизнь Израиля.

Цикл репортажей: Медицина. Новости израильской медицины.

Цикл фоторепортажей:

Новости сегодняшнего дня. 

Сельское хозяйство Израиль.

Наука и технологии:

Цикл Культура:

Новости спорта: Израиль.

Космос:

Нация стартапов:

Военное обозрение:

 

Ранее в ЛАЙВ ИМ. OLDKADET:

«НОЧНАЯ ВЕДЬМА» НАД БЕРЛИНОМ

Цикл История 5. Рыцарь Британской империи. Взлет и нищета «Торпедного Бога»

Цикл История 5: Бухенвальдский набат. История опального поэта

Цикл История. 4. Евреи-офицеры в Cоветской армии

Цикл История. 3. Хеди Ламарр: изобретательница из Голливуда

Цикл История: 2. «Какая Цесарская красивая!»

Об авторе
optimist
0 0 305 0
Автор oldkadet Рейтинг -0.32 Сила 16.82
Блог Лайв им. oldkadet 0 426 RSS

0 комментариев

Добавить комментарий