Ахинея, которая попала в самое сердце. Альтернативное мнение о The Last of Us: Part II

| Рассуждения | Компьютерные и мобильные игры

Вышедшая в июне 2020 года, вторая часть The Last of Us вызвала бурю эмоций у игроков и критиков. Кто-то боготворил проект, а кто-то втаптывал в грязь. Кому-то хотелось рыдать от «глубокого» финала, а кому-то кричать от «нелогичности происходящего». И каждый был в чём-то прав. The Last of Us: Part II – самая неоднозначная игра предыдущего поколения, но у меня есть альтернативное мнение на этот счёт.

Хочется предупредить сразу – спойлеров здесь будет невероятное количество. Каждый из них будет обсасываться и разжёвываться на протяжении нескольких абзацев – один за другим. Если вы не играли в The Last of Us: Part II, а только смотрели обзоры и не знаете контекста происходящего – поиграйте и пройдите её. Это избавит вас от множества вопросов.

Предыстория

На выходе The Last of Us: Part II вызвала бурю эмоций и у меня, и у моей супруги, у моих друзей и знакомых. Мы боготворили первую часть, закрывая глаза на её недостатки, ведь персонажи и сюжет запали нам в душу. Оставили в ней свой отпечаток, сработав на струнах нашего восприятия как комплекс. Но The Last of Us – главный пример того, что оценивать стоит не отдельно взятые механики или сценарные ходы, а всю игру и сразу. Ведь мы не играем отдельно от музыкального сопровождения, сюжетных поворотов или графической составляющей проекта.

Та же история коснулась меня в The Last of Us: Part II. Я судил о ней вне комплекса и контекста. Посмотрев множество обзоров, как хвалебных, так и обличающих компанию Naughty Dog и лично Нила Дракманна, мне казалось, что удалось сложить какое-то мнение. Что я всё знаю и всё понимаю, все манипуляции и сюжетные ходы ясны. Оказалось, что вырвать происходящее второй части «Одни из Нас» оказалось проще простого. Один пропущенный диалог может стоить 2-3 часов непонимания происходящего. Эта игра обязывает зарыться в неё как можно глубже и пропитаться происходящим, чтобы понимать, что вообще в ней происходит.

История Элли

Девочка Элли, так запавшая в сердце игрокам в The Last of Us, повзрослела. Она ходит на вылазки, у неё появился целый багаж воспоминаний о прошедших годах, девушка Дина строит ей глазки и целует у всех на глазах — взрослые проблемы. Хотя, казалось бы, иначе в мире игры быть попросту не может. Постапокалипсис, заражённые, бандиты и мародёры – всё представляет опасность и буквально заставляет быть начеку ежесекундно.

Но хорошая жизнь – она усыпляет бдительность и расслабляет. Особенно когда во время апокалипсиса ты живёшь в городе, окружённом стенами, у тебя есть электричество и большая часть благ былого человечества. Именно это произошло и с Элли. Она забыла, что такое выживать из последних сил, ведь на протяжении 5 лет была под защитой стен и названого отца Джоэла – лишь иногда ей удавалось убегать на вылазки с другими выжившими.

Именно об этом нам повествует вступительная часть игры. Девочка повзрослела, утомилась от хорошей жизни и рвётся геройствовать, забыв, как дела в поле обстоят на самом деле. Постоянные разговоры о вечернем кино с Джоэлом, обсуждение бывшего бойфренда Дины, попытки найти хоть где-то «травки» — разве так должны вести себя люди, которые выживают уже столько лет в нечеловеческих условиях? Безусловно нет.

И переломным моментом для Элли становится смерть Джоэла от рук неизвестной, перекачанной девки. Окровавленное лицо названого отца впивается в память как иглы, напоминает о всём хорошем и плохом, что они пережили, заставляет корить себя за все обидные слова и поступки, которые она сказала или совершила для привлечения его внимания. Нет больше никакой «хорошей жизни» в Джексоне. Теперь для Элли есть лишь одна цель – отомстить, ведь уверена, что Джоэл не заслужил такого. Она уверена, что не заслужила такого. И месть становится единственным способом излечиться от постоянных припадков и стоящей перед глазами картины с мёртвым Джоэлом.

Навязчивые мысли, импульсивные действия, ужасные воспоминания и «триггеры», которые их вызывают – всё это симптомы такого психического состояния как ПТСР, посттравматическое стрессовое расстройство. Именно его испытывает Элли на протяжении всей игры, пока вычёркивает имена из своего кровавого списка причастных к смерти Джоэла. Каждый, по её мнению, заслужил испытать то, что и её названый отец – страдания и боль.

Данная теория отлично подтверждается в моменте с проникновением Элли в больницу, для поиска Норы – одной из подруг Эбби, которая была в тот роковой день в подвале шале. Кашляющая от боли в наполняющихся спорами лёгких, Нора не хочет выдавать местоположение подруги. Тогда Элли, под светом красной и угнетающей лампы, начинает жестоко избивать девушку, как когда-то избивали Джоэла. Лишь Нил Дракманн знает, какие пытки она применяла, чтобы добраться до истины и таки выяснить местоположение Эбби. Но после этого она не может прийти в себя. «Взгляд на тысячу ярдов» от прострации и иступления, осознание совершённого и… Принятие того, чем она стала на пути к своей цели.

Элли здесь – антагонист, управление которым дали в руки игроку. Во главе благая цель – месть за любимого нами персонажа, Джоэла. Но всё это лишь манипуляция Нила Дракманна, для того, чтобы игрок проникся состраданием к монстру, в которого превратилась Элли. Оправдал все её действия. Начал ей сопереживать. Начал с удовольствием убивать врагов на аренах самыми изощрёнными способами. Но на самом деле всё, что делает антагонистка – ужасно от начала и до конца.

В один момент, когда Элли и Джесси (бывший бойфренд Дины) пробираются вглубь Сиэтла для спасения Томми, брата Джоэла, она останавливается и говорит, что не пойдёт дальше. У неё появилась возможность добраться до Эбби – узнать это у её друзей в океанариуме. И на родного ей человека тут же стало фиолетово. Такая отрешённость и агрессивность – ещё один признак ПТСР.

В один момент у Элли всё же случается проблеск разума, стыд и осознание совершённого зверства. В океанариуме она не хотела убивать ни Мэл, ни Оуэна – друзей ненавистной ей Эбби. Всё, чего она хотела – добраться до главной цели. Сопутствующие жертвы ей были ни к чему. Здесь её попросту вынудили нанести удар, за что она поплатилась ещё одним кусочком собственного психического здоровья. От осознания того, что она зарезала беременную женщину, ей тут же стало плохо. Это противоестественно, даже для такого монстра как Элли. Ведь её подруга Дина в данный момент тоже носит ребёнка под сердцем, от бывшего бойфренда Джесси. И это заставляет её вырваться из «порочного круга мести». Ещё одна манипуляция Нила Дракманна, кидающего персонажа Элли из стороны в сторону по пучинам эмоционального состояния.

Это можно увидеть буквально в следующей сцене, когда она ложится к Дине и смотрит на неё, не отводя взгляда. Осознавая произошедшее, Элли настроена на то, чтобы покинуть Сиэтл, оставить всё позади и сохранить жизнь своей возлюбленной и её ребёнку. Но в этот момент на их базу врывается разъярённая Эбби, убивает Джесси, ранит Томми и перехватывает бразды управления историей, разворачивая всё на 180 градусов со словами: «а вот как было на самом деле!».

История Эбби

На самом деле, с Эбби игрок встречается намного раньше, чем во второй части повествования. Нам дают познакомиться с данным персонажем ещё во вступлении, чтобы показать встречу с Джоэлом и Томми, которые спасают её от орды заражённых. Томми выдаёт их имена на голубом глазу, доверяет неизвестной и непонятно откуда взявшейся девушке посреди глухого леса – ведёт себя как расслабившийся от хорошей жизни человек. Он отвык от постоянной опасности со стороны людей, а потому ведёт себя так открыто и приветливо.

Эбби это сыграло на руку, ведь именно Томми она и искала. Чтобы расспросить, где находится Джоэл. А теперь он у неё прямо перед носом, жертвует своей жизнью, чтобы спасти неизвестную ему девушку от ужасной смерти. Неужели у неё в этот момент не закралось в голове, что если Джоэл так поступает – он не так плох, как она могла бы о нём считать? Ещё одна манипуляция от Нила Дракманна.

Ведь главный герой первой The Last of Us в конце убил хирурга, который был отцом Эбби. У неё перед глазами лишь жажда мести и сцена смерти родного человека. И этот ход мог сработать с любым другим персонажем. Мог вообще вылиться в отдельную историю, не приплетая никоим образом ни Элли, ни Джоэла. Самодостаточная история про девушку, ставшую точно такой же, каким был её обидчик (об этом чуть дальше). Ещё одна мани… Ну вы поняли, в общем!

Сценаристу нужен был шок-момент, объяснить который с помощью логики крайне тяжело. И он его написал. В угоду продвижения истории, в угоду своей мысли. Ведь «люди часто нелогичны и сначала делают, а потом думают». Но не каждый способен отважиться на убийство. И чтобы показать, как герой убивает другого героя, для этого нужна мотивация. Злоба. Ярость. Игрок должен увидеть это. Но Нил Дракманн лишь слегка задевает этот момент, показывая нам флэшбек с отцом Эбби и тем, как она его сильно любила. Была готова даже отдать свою жизнь, чтобы спасти его взгляды, убеждения и его самого.

Но после содеянного, игроку крайне тяжело проникнуться симпатией к Эбби. Только если он не обдумает произошедшее. Импульсивное суждение из-за манипуляций Нила Дракманна и погубило историю Эбби для большинства игроков на релизе. Но в моём случае, было время подумать над произошедшим, взвесить все за и против, не проглатывать The Last of Us: Part II за несколько присестов. И это заставило меня понять и полюбить Эбби как персонажа, несмотря на её неестественный внешний вид.

А раскрываться история Эбби начинает именно с её приключений в Сиэтле. На самом деле Джоэл отобрал у неё счастливую и беззаботную жизнь. Его поступок не только убил отца девушки, но и уничтожил подразделение «Цикад», где они служили. Вместе с возлюбленным по имени Оуэн, они прибились к организации «WLF», от английского «Wolf». Стали солдатами, свергали государственные войска, боролись с группой религизоных фанатиков «Серафитов».

После самоволки в Джексон и возвращения обратно в Сиэтл, Эбби осознала, что ничто из этого ей не нужно. Ей нужен Оуэн, свобода и независимость от военного режима. Но бывший возлюбленный уже с другой, которая носит его дитя, а Эбби осталась у разбитого корыта и просто плывёт по течению. Её отправляют на очередную разведку, а в её группу входят: сосед по квартире, мексиканец Мэнни (или, как называл его я «пенедеха» от испанского «pendejo» — он часто использует это ругательство), и Мэл, будущая мать ребёнка Оуэна. Баба, на шестом-седьмом месяце беременности, отличный врач-хирург и ценный кадр просто уходит на разведку.

Да, мы все понимаем, что беременные женщины могут творить всякое из-за постоянного бурления гормонов. Однако такое было бы попросту невозможно. Во-первых – она носит нового члена человеческого сообщества, а также нового солдата «WLF» в частности. Во-вторых – Мэл ценный кадр, ведь хорошо знает хирургическое дело, а значит должна сидеть безвылазно в госпитале и быть под постоянным присмотром. Сама персонаж_ка объясняет своё решение пойти на разведку в поле «независимостью от мужских решений». Собственно, комментарии излишни и вполне понятно, зачем был вплетён данный персонаж в повествование. Радикальные феменистки – вопите от счастья.

Куда интереснее заканчивается их путешествие, на протяжении которого Мэл прыгает по крышам, забирается на возвышенности и лазает по верёвкам. Её ранят в плечо, но ранения она даже не замечает. Настолько она сильна и независима. Так как моя супруга работает медсестрой в хирургическом отделении, то немного знакомая как с анатомией женщин, так и с беременностью хотя бы в теории. Мы подсчитали количество возможных выкидышей у Мэл. 28 штук до момента, пока мы не расстаёмся с данным героем. Каждое её действие не одобрил бы ребёнок, который сидит внутри. Он как минимум стал бы бодаться и брыкаться внутри, чтобы полоумная мать успокоилась, а как максимум – задохнулся бы в собственной пуповине от паркурных умений мамочки. «Не верим!», закричали мы и выключили к чертям собачьим The Last of Us: Part II на пару недель.

После возвращения, стало казаться, что товарища Дракманна как будто подменили. Когда Эбби уходит в очередную самоволку на поиски Оуэна, примерно предполагая, где он может находиться, её хватают «Серафиты» и хотят повесить на ближайшем столбе. Но Эбби спасает мальчик Лев, напавший на сошедших с ума культистов из засады. Вместе с сестрой Лева, Ярой, они убегают от преследования, возвращают вещи Эбби, и та уходит, оставляя брата с сестрой, у которой раздроблена рука – ведь они квиты. Монстр Эбби так и поступила бы, отправившись дальше искать возлюбленного. Верю! Без шуток и сарказма. Вполне логичный ход истории, создающий напряжение и вводящий новых героев.

А потом случается сцена, которую многие были не в состоянии развидеть после. Но ничего криминального или ужасного не увидел в ней я. Да-да, сцена секса Эбби и Оуэна. Знаменитый мем, «самый ужасный момент игры» и так далее. Возник единственный вопрос: «А люди, которые её смотрели, вообще знают, что такое секс в реальности?". Оуэн до сих пор любит Эбби, а та питает чувства к нему в ответ. Но они постоянно ссорятся из-за несбыточных мечтаний парня, который хочет бросить всё и уехать в Санта-Барбару на поиски «Цикад». И во время очередной ссоры переполняющие их эмоции вылились… В любовь. Ту самую, которые оба и старались затушить в себе. Не всегда это выглядит так же красиво, как показывают в различных фильмах для взрослых. И здесь никто не старался сделать красиво. Здесь старались показать, что герои всё ещё любят друг друга, несмотря ни на что. И внешний вид им не важен, и обидные слова, которые они только что наговорили в порыве ярости. Просто… Любовь.

А затем случается ещё более странный момент. Эбби видит сон, где Яра и Лев, висят, подвешенные за шеи, в хирургическом кабинете её отца. И тут же рвётся их спасать. Будто она почувствовала, что им грозит опасность. Объяснить такое поведение можно лишь натянув сову на глобус, а потому оставим бедное существо в покое. Так было нужно сценаристу – единственное объяснение, которое мне удалось придумать такому поступку.

С этого момента Эбби превращается в Джоэла, которого так сильно ненавидела. Ведь мальчик Лев, который на самом деле оказывается девочкой Лили, становится смыслом её жизни. Они вместе отправляются за лекарствами и хирургическими инструментами для ампутации руки Яры, проходят через столько проблем и препятствий, что начинают доверять друг другу. Притираться. И Эбби всё больше начинает заботиться о Леве, о Яре и о том, что ждёт их в будущем. Ей не нужны «WLF», Мэл и эта безумная война с «Серафитами». Ей хочется просто оставить всё позади.

Когда Мэл узнаёт, что Эбби собралась вместе с детьми и Оуэном в Санта-Барбару, то оскорбляет девушку, говоря ей, что та – чудовище. Из-за того, что она сотворила с Джоэлом, теперь ей до конца жизни не отмыть свою совесть. Эбби тоже так считает и впервые на глазах игрока плачет. В это время сбегает Лев. Эбби и Яра отправляются его спасать. Ребёнок возвращается на остров «Серафитов», чтобы уговорить собственную мать уплыть вместе с ними в Санта-Барбару – ведь он ещё маленький и не понимает её приверженности к религии, в которую она верит всей душой. За несоблюдение догматов и побег с острова, родная мать хочет убить Лева.

И только совершив непоправимое, убив собственную мать в попытке защититься, Лев привязывается к Эбби, которая пришла за ним. Сунулась в самое сердце базы врага, чтобы спасти неизвестного ей ребёнка, в попытке искупить совершённое с Джоэлом. Наплевала даже на то, что он когда-то был «Серафитом» — её заклятым врагом. Этот ребёнок стал для неё тем же, чем Элли стала для Джоэла в The Last of Us – попыткой искупить ошибки прошлого. В этот момент на остров нападают солдаты из «WLF», собираясь уничтожить «Серафитов» раз и навсегда.

Чуть позже, когда глава «WLF» находит Эбби и Лева, девушка закрывает бывшего серафита собственной спиной и говорит бывшему командиру, направившего свой пистолет на них, чтобы он стрелял. Эбби попыталась с ним объясниться, постаралась вразумить его, но Айзек ничего не хотел слушать. Девушка дала чётко понять – она не отступит и не даст убить Лева. Но он, как мне показалось, и не собирался стрелять. Он долго колебался, думал. И в этот момент Яра, раненная другими членами отряда Айзека, расстреляла бывшего командира главной героини в спину и поплатилась за это собственной жизнью. Выбора больше нет – Эбби и Лев должны выбраться с острова, охваченного огнём войны, а враги теперь повсюду.

Когда они добираются до океанариума, то находят мёртвого Оуэна и Мэл, которых уже убила Элли. Эбби снова слетает с катушек, желая поквитаться с теми, кто это сделал. Она настроена решительно, и когда видит перед собой Элли и Томми на их базе, то всё понимает. Все её друзья погибли только потому что она пощадила этих двух тогда, в шале. Не прикончила свидетелей, дала им ниточку, которая привела их к ней.

Между Элли и Эбби завязывается драка, победителем из которой выходит вторая. Потому что она банально сильнее и тренированнее девчонки из Джексона, слетевшей с катушек и страдающей ПТСР. Но затем она совершает точно такую же ошибку, которая совершила в тот самый злополучный день. Отпускает раненую Элли и её подругу Дину и даёт им «последний шанс». Из-за Лева, перед которым она не могла оплошать и превратиться в монстра на его глазах. Ребёнок заставил её смягчиться и пощадить главного антагониста The Last of Us: Part II.

Лесбийский рай, финал и эпилог

Проходит какое-то количество времени. Элли приходит в себя в неизвестном нам месте. Повсюду колосится пшеница, огромная ферма обнесена забором из сетки рабицы, по полю перед амбаром гуляют овцы. Это не рай, не галлюцинации и не сон – это новый дом Элли и Дины, где они живут втроём. В их семье пополнение – родился мальчик Джей-Джей, которого главная антагонистка называет ласково «Картоха».

Огромное хозяйство, посреди ничего, обнесённое забором с колючей проволокой. Кто-то действительно думает, что в реалиях постапокалипсиса такая жизнь возможна? Да первый отряд мародёров придёт на всё готовенькое: сначала изнасилует женщин, а потом убьёт ребёнка и останется жить в этом прекрасном месте, усилив забор железными пластинами как минимум. Как максимум – обнеся его каменной кладкой. Потому что это самый логичный шаг, как защитить себя. Нет, это не для таких крутых девчонок, как Элли и Дина! У них даже засов на воротах находится с внешней стороны забора – чтобы ночью любой мог зайти к ним на территорию незамеченным! 10/10, логика просто на кончиках пальцев!

Но не всё так хорошо в лесбийском рае Элли и Дины, который так сильно хотел показать Нил Дракманн. У Элли случается очередной приступ ПТСР в амбаре, где громкий звук запускает «триггер». Она вновь видит смерть Джоэла, переживает тот самый момент, но её спасает Дина, услышавшая крики Элли и Джей-Джея в амбаре.

На следующий день к ним приезжает Томми, хромающий и без одного глаза. Он выяснил где находится Эбби, как к ней добраться, но сам поехать не может – из-за своего состояния. Элли отказывается. Томми упрекает девушку в том, что она поклялась отомстить, но Дина выгоняет его со словами: «Никогда больше не поднимай таких тем в моём доме». Но «триггер» для Элли вновь сработал. Она понимает, что пока не совершит месть, то так и будет видеть смерть Джоэла и вспоминать все самые ужасные моменты жизни, где он присутствовал. Терзать себя. А потому решает оставить Дину и Джей-Джея одних, а сама отправляется за Эбби, совершить столь желанную месть.

Эбби и Лев, в этот момент, находятся в Санта-Барбаре, где пытаются найти хоть какие-то зацепки о местонахождении «Цикад». Девушка хочет вернуться к ним на службу, как когда-то давно. Попытаться сделать этот мир лучше и привить тягу к хорошим делам и Леву. Но как только они покидают бывший штаб «Цикад», на них нападают работорговцы из банды «Гремучек». Они захватывают их в плен, а затем начинается финальная часть игры.

Элли добирается до Санта-Барбары, проходит сквозь огонь, воду и ранение в бок, вырезает огромные группы работорговцев, спасает заключенных и выясняет местоположение Эбби. Та, за попытку к бегству, привязана к столбу позора на берегу, где такими как она, лакомятся пролетающие мимо чайки. Эдакая отсылка на полубога Прометея, ведь Эбби старалась принести в этот мир свет, как и остальные «Цикады» — за что и поплатилась.

Элли спасает заклятого врага от столь ужасной участи. Когда обессиленные и раненые они доходят до лодок на берегу, Элли вынуждает Эбби драться, пригрозив убить Лева. У той нет выбора, ведь этот ребёнок для неё стал всем, и чтобы спасти его – Эбби отдаст собственную жизнь. Элли хочет отомстить за Джоэла, и момент истины настал.

Почти убив монстра, который лишил её названого отца, оставшись без двух пальцев на левой руке, она видит перед собой светлый и счастливый образ Джоэла. Никакой ужасной агонии и разбитого клюшкой лица нет. Он смотрит на неё и улыбается. И Элли отпускает Эбби. Просто берёт и отпускает. А затем смотрит как заклятый враг уплывает на моторной лодке в туман и плачет. И объяснение всему этому должен придумать игрок! Сценарист просто даёт образы и заставляет игрока самому придумать, почему произошло так, а не иначе.

Элли узнала в Эбби Джоэла? Подумала, что хватит с неё мести и она не чудовище? Пожалела её и Лева? Однозначного ответа на данный вопрос нет. Можно как угодно натягивать сову на глобус, предполагая почему произошло так, а не иначе, но ответа мы никогда не узнаем. Он находится только в голове у Нила Дракманна и сценаристов, которые помогали ему писать историю The Last of Us: Part II.

А затем нам показывают Элли. Она вернулась на пустую ферму, взяла в руки гитару Джоэла и не смогла сыграть мелодию, которой он её учил. Ведь для зажатия струн на ладах у неё не хватает пальцев. А как насчёт перевернуть гитару и перетянуть струны под другую руку? Как насчёт сыграть мелодию на «пустых» струнах, где не хватает пальцев? Нилу Дракманну нужно было показать символизм – Элли оставляет прошлое позади и отправляется жить дальше, новой жизнью. Её месть окончена!

Хорош ли сюжет

И во всей этой кутерьме и нелогичной ахинее, на которую тяжело закрывать глаза, жаль только Эбби. Оступившийся и потерявший смысл жизни человек, находит его в чужом и незнакомом ему ребёнке. Она меняется ради Лева, а Лев ради неё. Эта история напоминает нам об оригинальной The Last of Us, которую Дракманн и компания, без Брюса Стрейли (главного сценариста первой части), даже скопировать адекватно не смогли. Растеряли логику, мотивацию, а некоторые моменты и вовсе произошли потому что так было надо для истории.

Но если воспринимать всё происходящее как комплекс: событий, ситуаций, диалогов и персонажей – всё не так уж и плохо. Скорее даже хорошо. Совсем уж дурацких моментов минимум, а на попытки слепить собаку и пятую ногу перестаёшь обращать внимания – лишь мимолётно ловишь себя на мысли, что тобой хотят манипулировать.

Игровой процесс и техническая составляющая

А вот что порадовало без каких-либо оговорок — прокачанный игровой процесс оригинала. Динамика в скрытном прохождении увеличилась в разы, а агрессивные столкновения изобилуют огромным количеством возможностей. Очень приятно «играть в Рэмбо», вырезая противников одного за другим, постоянно прячась в траве и действуя на нервы оставшимся врагам, пугая их. И именно игровой процесс заставлял так долго терпеть некоторые нелогичные и объективно бредовые моменты сюжета. Каждое столкновение хотелось переигрывать как раз из-за живости искусственного интеллекта. Когда один из врагов начинает кричать «Ты убила Кенни, сволочь!» — игрок воспринимает только что убитого болванчика как некоего персонажа. Данную находку рекламировали во время выхода The Last of Us: Part II, и со мной это сработало.

Графически, вторая часть «Одни из нас» — что-то невозможное для предыдущего поколения. Как PlayStation 4 Slim могла потянуть все красоты и даже не шуметь в процессе, которыми полниться The Last of Us: Part II – просто невозможно осознать. Если бы данная игра вышла на персональных компьютерах (пожалуйста, Sony!), со всеми улучшениями и технологиями, доступными на PC, то от графики у всех просто отвисла бы челюсть.

Отдельно хочется сказать спасибо Густаво Сантаолалье, который совместно с Маком Квейли написали один из лучших саундтреков среди всех эксклюзивов на платформе PlayStation. Музыка настолько сильно застревает в душе и голове, что слушаешь её отдельно и почти без остановки, во время и после прохождения. Да, есть треки, которые иногда хочется пропустить из-за неподходящего настроения, но в остальном – величие!

Итог

Та самая «комплексность», о которой я говорил в начале текста, сыграла со мной злую шутку во время написания данной статьи. Воспринимая сюжет во время прочтения моего пересказа – скорее всего вы не осознаете логики происходящего, если не играли и не проходили The Last of Us: Part II. Я опустил смерть некоторых персонажей, не затронул «транссексуальность» Лева (и вообще считаю этот тезис бредом, высосанным из пальца – как будто до этого в медиа девочки не прикидывались мальчиками), постарался донести всё сухо и с фактами. Объяснить поведение персонажей и их переживания. Указать на откровенные манипуляции Нила Дракманна. Получилось ли у меня? Решать уже вам.

Для меня же The Last of Us: Part II – это игра «на 8/10», если бы я мог выставлять ей оценку. В ней великолепная музыка и графика, техническое исполнение и внимание к деталям буквально заставляют эту игру выглядеть живее, чем она есть на самом деле. Игровой процесс, пусть и точно такой же, как в первой части, но очень подтянутый в плане механик и качестве исполнения. Он и заставлял двигаться к финалу, не давал заскучать. И пусть в сценарии есть моменты, которые бесили меня, заставляли закрывать лицо руками от нелогичности, или попросту были притянуты за уши – мне он понравился. Очередная манипуляция Нила Дракманна в этот раз сработала, наверное. Но я принимаю её и готов с этим жить.  

Приключенческий боевикPS4
Об авторе
Приобрёл PS4, научился играть в стратегии, похудел, стал автором на iXBT.Games — сразу после того как начал писать на iXBT. live!

18 комментариев

Й
А мне совершенно положить на сюжет в action играх. То есть когда он хороший (Resident Evil 4/5) — хорошо, в остальных 99% случаев лучше бы его вообще не было.
В играх в первую очередь должна быть атмосфера. Вот в Dark Souls очень проработанный атмосферный мир, а сюжета нет
495duke
То есть когда он хороший (Resident Evil 4/5) — хорошо, в остальных 99% случаев лучше бы его вообще не было.

Только если речь не об огромных космооперах или иммерсив-экшн-рпг… Сюжет не нужен файрворриору или думу (там какой не развивай всё равно получается позорное дно), там можно просто дать сеттинг и иди-круши.
В тпс же адвенчуре как в дешевом романе важней всего как раз сюжет и катсцены, драма ж развивается! Это как перспектива, отдаленная камера позволяет не прорабатывать визуальные детали так досконально, как оно работает в фпс, так что связь с персонажем должна ощущаться через эмпатию, а её без развитых персонажей и их взаимоотношений не будет.
Дарк соулс — задротская тема, она удерживает своих фанатов специфичным геймплеем.
Й
Очень сомнительно насчет RPG. RPG это role playing game, а какой может быть ролеплей, если за тебя все давно написано сценаристом. Да, там есть какие-то простенькие варианты ответов в диалогах, которые без изменений тянутся еще с середины 90-х, но на сюжет в целом они не влияют, только на локальный квест.
Иначе сценаристу на любой вариант выбора пришлось бы писать новый сюжет и их количество быстро превысило бы миллиард. Степенная прогрессия
495duke
Мелкие и средних масштабов неизбежности, относящиеся к персонажу, а не к развитию всего мира и будут сюжетом. Предательство гг Бэрасом в ТОР, например. +Тру рпг не бывает, а я про экшны-рпг, где в лучшем случае 50/50. Чистая свобода бы историю убила вообще (я люблю открытый мир, и моё по нему скитание с прохождением никак не связано), в рпг есть сценарий, просто в общих чертах, игрок развивает детали, но он все равно ограничен. Вон в МЕ Сарена бесполезно отговаривать, в Ф2 можно договориться о помощи с анклавовцами, но бой с Хорриганом неизбежен — это сюжет.
Эталонной рпг наверн не существует, по крайней мере в виде видеоигры, а не текстового файла. А о таком замороченном сценаристе фанаты рпг могут только мечтать!
Так что как по мне так action-rpg, иммерсив шутаны (типа биошока, дэус эксов) да и просто рпг идеальны для подачи сюжета, ну в таком виде мне он больше нравится, чем в роликах для шутанов от третьего лица. И сюжеты в них как правило не такие ТРЭШОВЫЕ, как ну например в этом вот ласт оф ас.
Последний раз редактировалось
Й
Да в Биошоке тоже по сути особого сюжета нет, там атмосфера. Есть в третьем Infinity, но как игра он никудышный. Абсолютно линейный, сложность равна нулю.
F
В ней великолепная музыка и графика,
Враньё, графика в игре отвратная, просто все места где экономили производительность очень грамотно скрыты. В половине моделей в игре полигоны кто то съел, подповерхностное рассеивание, альфа-буфер, отражения даже не заходили, а размер локаций помогает немощному железу плоек не загибаться от нагрузки. Позорненький графон у игры, хотя и толково спрятанный.
L
Я из тех кто не смотрел но осуждает)
В связи отсутствия PS не играл в The Last of Us 1,2, а смотрел прохождение на ютубе. В конце первой игроку понятно почему так поступил Джоэл. Он пережил это вмести с двумя героями.
В продолжении мне пытаются внушить что врач который решил убить ребенка хороший парень(интересно а если бы у его дочери(Эбби) был имунитет он тоже ее убил бы. ). Я все понимаю что человечество и лекарство важнее жизни одного человека, но почему нельзя было Джоэлу и Элли об этом сказать? Мол девочка ты уникально, но чтобы все жили ты должна умереть.
Ps: Сцена секса ужасна тем что она есть. Я просто понять не могу зачем она была нужна?
Lucky_Snake
Там есть такая сцена, где Эбби говорит отцу, что отдала бы свою жизнь, если бы могла бы спасти человечество от болезни.
L
Проблемма не в том что она говорит, а в том что решил бы отец. Элли тоже готова была умереть просто Джоэл не дал(последний разговор в финале первой части)
AksionauVit
Ps: Сцена секса ужасна тем что она есть. Я просто понять не могу зачем она была нужна?

Не исключаю, что Виталий и Михаил в своей зарисовке к обзору TLoU 2 были близки к истине
Последний раз редактировалось
T
что Джоэл не заслужил такого. Она уверена, что не заслужила такого.

Угу. By snowflakes for snowflakes. «Я заслужил», «мне должны». Знакомая песня.
У нее исходно расстройство психики (сексуальная девиация вкупе с неадекватной самооценкой). Остальное уже прицепом.
В игре вообще психически здоровые есть? И как они выжили-то с таким наборчиком? Впрочем — видим, что и не выжили.
Да и сопереживать таким психам отчего-то совсем не хочется.
M
>А как насчёт перевернуть гитару и перетянуть струны под другую руку?
Автор, котоырй сомневаюсь что владете одинаково хорошо и левой и правой рукой, когда-нибудь держал в руках гитару?
s
Ведь мальчик Лев, который на самом деле оказывается девочкой,

родная мать хочет убить Лева, а точнее Лили — ведь это девочка

Она меняется ради Лева, а Лев (или Лили, как по-настоящему зовут эту девочку

Я опустил смерть некоторых персонажей, не затронул «транссексуальность» Лева

Точно не затронули? Зачем было про это писать 4 раза? Можно было без пояснений, что это «девочка».
Lucky_Snake
Не затронул — значит не стал расписывать и придираться. Упомянуть, что это девочка — всё же было важно. Но да, кое-что подправлю, спасибо за указание на недочёты.
Последний раз редактировалось
Dandy'n'Zany
Не очень понял, в чем принципиальная альтернативность мнения, но все равно всегда приятно увидеть какую-то попытку сделать умеренный разбор вместо истерики. Еще бы только чуть меньше простого пересказа сюжета, статью ведь все равно читают те, кто игру уже прошел и всё это видел.
I
Мне в Одни из нас 2 сначала было очень трудно играть. Из за смерти Джоела. Потом вроде норм. Сюжет супер! Я никаких несостыковок не нашёл. Что же касается Эбби… Хм… Персонаж как по мне не очень. Вроде норм а вроде так себе. Короче 5 из 10. Элли. Она смогла в конце стать нормальным человеком. Понять что месть до добра не доведёт. И в итоге вылечилась от ПРТС или как там его. Вообщем Элли мне очень понравилась при чем во всех смыслах. Но!!! Лгбт я не уважаю и презираю. Надеюсь в следующей части Дракманн вылечит Элли и от этой радужной заразы.
С
Лучше всего про эту «игру» сказал один из известных блоггеров-обзорщиков: «Вилкой в глаз, или » Один из нас "))))

Добавить комментарий