Рыбный день #12: «Баллада о прощелкавших»


Многие, быть может, заметили, что зачастую статьи из рубрики «Рыбный день» затрагивают не только технические аспекты какой-то проблемы, но и рыночные. Более того — иногда последним уделяется даже больше внимания. Это, в общем-то, не зря, и неспроста. Трогать за соответствующие места :) вопросы технические — для этого у нас есть другие рубрики. Здесь же обсуждаются вещи «гуманитарные» по своей сути, а к ним даже рынок гораздо ближе, чем спецификация процессора или быстродействие чипсета. Сегодня мы поговорим о том, как начинали продаваться персональные компьютеры и программы для них. На самом деле, при всей своей простоте, это очень интересная и поучительная история…



— А чего это ваша курица $1000 стоит?
— Понимаете, очень деньги нужны…
(анекдот)


Тот факт, что во времена выхода первого IBM PC в самой компании эта разновидность компьютеров не считалась хоть сколько-нибудь перспективной и заслуживающей внимания — уже давно стал общим местом, его повторяют все, кому не лень. Как правило — с оттенком иронии, дескать, это же надо — ПК не считались перспективным направлением! Но опять-таки общим местом стала и постоянно допускаемая почти всеми иронизирующими неточность в расстановке акцентов. Они почему-то совершенно упускают из виду, что история с неправильной оценкой перспектив персональных компьютеров на рынке вовсе не закончилась на IBM PC, более того — эту же ошибку допустила вовсе не одна IBM, и находились в плену данных заблуждений многие производители вовсе не один год. По сути, заблуждения эти у некоторых и сейчас остались, правда, такие случаи уже стоит признать патологией :). Но и это еще не все: указывая на данную ошибку, многие прибегают к иронии совершенно бездумно, не понимая до конца, над чем же, собственно, они иронизируют. Ну да, разумеется, сегодня можно показывать пальцем на IBM и хихикать: «Это же надо — так ошибиться с прогнозом популярности ПК!» А я, типа, такой умный и продвинутый, никогда бы этой ошибки не сделал. А почему, собственно? Потому что мы живем в 2003 году и знаем, что ПК популярны? Невелика заслуга — знать очевидный факт. Но вот в чем беда — тогда-то этот факт очевидным совсем не был, более того — и самого факта тоже не было! Фактически, компании требовалось спрогнозировать популярность совершенно нового класса устройств, опыта эксплуатации и продажи которых в крупных масштабах ни у кого еще не было. Прогноз оказался неправильным. Давайте все-таки попытаемся понять — почему.

А для того чтобы это понять, нам нужно, прежде всего, рассмотреть поближе саму IBM и ее «основную» компьютерную продукцию того времени. Да, это были «большие системы» — данный факт общеизвестен. Зададимся другим вопросом: а какова вообще была «ментальность» производителя и продавца больших компьютеров? Она на самом деле проста, и в гипертрофированном виде (то есть доведенная до своего логического завершения) выглядит примерно так: раз в год находить одного покупателя, который согласен выложить миллиард долларов за один компьютер размером со здание Конгресса США. Все. Разумеется, это будет компьютер с объемом памяти в десять раз большим, чем у любого другого компьютера; с процессором в десять раз быстрее, чем опять-таки у любого другого компьютера; и заниматься он будет либо моделированием ядерного взрыва, либо проблемами расширяющейся Вселенной. Использоваться в нем будут самые передовые доступные на данный момент технологии, микросхемы будут выполняться по технологии «кремний на сапфире», иметь золотые (в крайнем случае — позолоченные) ножки и стоить каждая дороже «Ягуара» последней модели. Вот такие мы делаем компьютеры, вот так мы их продаем.

А тут — «писишка». На откровенно чахоточном процессоре (i8088 вполне оправданно считали «чахоточным» даже тогда), и с архитектурой, которую придумали, судя по всему, два вусмерть упившихся инженера, один из которых, скорее всего, занимался проектированием embedded-систем, а второй — когда-то во времена студенческой молодости в качестве курсовой разработал собственный микрокалькулятор :). При этом она еще и дешевая (не будем забывать, что «дешевизна» в представлении нашем и IBM — это несколько разные вещи). Словом, было решено, что данная поделка серьезного интереса представлять не может. Почему? Да потому что пользователи компьютеров, с которыми привыкла иметь дело IBM, к этому «компьютеру» отнеслись бы точно так же, как и она сама. Других же пользователей на тот момент просто-напросто не имелось. Или все-таки имелось?

Что самое интересное, ошибка, подобная сделанной IBM, уже однажды в американской истории имела место, и по историческим меркам — совсем незадолго до этого. Увлекающиеся историей автомобильной промышленности наверняка помнят, какой фурор произвели в свое время «персональные автомобили» — знаменитые «черные Форды». «Дубовый», совершенно лишенный каких бы то ни было признаков роскоши, непрезентабельный на вид и утилитарно-черный, Ford T завоевал Америку за несколько месяцев. Почему? Потому что Генри Форд создал пользователя с помощью продукта. Ранее фраза «он ездит на какой-то дешевке» вступала в явное противоречие с реальностью, потому что раз он в принципе ездит на личном автомобиле — то это уже недешево. «Пролетариат» же катался на общественном транспорте, что признавалось владельцами дорогих лимузинов правильным и единственно возможным положением вещей. До выпуска Ford T…

«Писишка» поступила точно так же — создала себе пользователя сама. Правда, процесс этот получился намного более долгим и, соответственно, гораздо менее «взрывным» — и именно по причине того, что Генри Форд очень хорошо понимал, что делает, а IBM — не понимала совсем. Больше того — несколько раз она реально мешала своему продукту завоевывать рынок. Опомнившись и увидев, какую популярность приобрели PC, IBM не смогла придумать ничего лучше, чем попытаться «втащить» их в знакомую, давно исследованную нишу. «Покупают? Что — действительно покупают?! Замечательно! Но почему так дешево? Раз покупают — надо сделать дорого!». Идеология массового продукта, который дает большую прибыль не за счет высокой добавочной стоимости, а за счет массовости продаж, была компании настолько чужда, что она к ней так никогда и не пришла. (Что самое смешное — не пришла к ней IBM, если проанализировать политику продаж и модельный ряд, даже по сей день.)

Еще одна идея, прорубившая себе дорогу в IT-индустрии благодаря персональным компьютерам — это открытые стандарты. Впрочем… как и всегда в подобных случаях, чрезвычайно трудно сказать, что было первым — яйцо или курица. «Заинтересованность» была искренней и обоюдной: как ПК для его развития и завоевания рынка нужны были открытые стандарты, позволяющие массе производителей выпускать дешевые «тазики», жестко конкурируя между собой и еще больше снижая тем самым цены — так и открытым стандартам «нужен» был ПК, потому что они имеют смысл только в условиях массовой распространенности основанных на них продуктов. И тут IBM тоже пыталась «стоять до конца», произведя на свет, в общем-то, довольно неплохую шину MCA, но сразу же ее запатентовав и упорно ожидая, что все скопом ринутся платить за ее использование лицензионные отчисления владельцу патента. Вот уж, как говорится, кто-то не учится даже на своих ошибках…

Программное обеспечение, по сути, повторило тот же путь от «шикарных лимузинов» к «удобным легковушкам», только здесь свой «Генри Форд» все же нашелся, и звали его… ну конечно же, именно Билл Гейтс. Правда, юный Билли сделал гораздо больше: он не просто создал товар, который сам для себя создал покупателя — он вообще сделал товаром то, что ранее товаром практически не являлось! Вернемся снова в эпоху «полной мейнфреймизации всея планеты». Что за программы крутились на тех компьютерах? Что за операционные системы там стояли? Откуда это все бралось? Да практически ниоткуда. Просто — писалось. С нуля. Заново. Каждый раз. И каждый раз — по-разному. Операционная система, если компьютер в принципе предполагал ее наличие, поставлялась вместе с самим компьютером. Однако сказать, что «ее стоимость входила в цену готового решения», было бы все-таки неправильно, потому что сам производитель готового решения относился к ОС, как к бесплатному приложению. В те времена основной доминантой, альфой и омегой, было «железо». Его продавали, его покупали. Программы, как правило (были, конечно, и исключения), просто отдавали — и при цене железа это, в общем-то, следует признать разумным: заставлять платить еще и за ПО, когда тебе уже отвалили несколько десятков тысяч за пару непрезентабельного вида шкафов — это было бы уже слишком.

К слову, именно в те времена и сформировалось в определенных кругах (часто их называют «академическими», хотя термин и не совсем точный) отношение к ПО, как к вещи, которую можно либо засекретить (или «зажать», попросту говоря), либо отдать, но продать — нельзя. Почему? А потому что смысла не имеет. Если мне нужна программа, позволяющая вводить в компьютер тексты других программ, я ее возьму у коллеги. Если у него нет — напишу сам. Если мне кто-то предложит ее купить — я на него посмотрю, как баран на новые ворота, и когда до меня, наконец, дойдет, что мне предложили купить (!!!) какой-то несчастный текстовый редактор — я его из принципа не куплю, а напишу сам! Опять-таки, немаловажным моментом являлось и то, что квалификация пользователей «тех» компьютеров действительно позволяла им достаточно быстро написать любую сервисную программу или утилиту. В селе, где живут исключительно сапожники, открытие кем-то обувного магазина ничего кроме громкого смеха вызвать не может в принципе :).

Microsoft, фактически, продвинула на рынок новую концепцию программного обеспечения: программы для людей, которые не умеют сами писать программы. Можно сейчас долго рассуждать о том, кто эту концепцию изобрел (Apple, ау!), но символом ее стала именно Microsoft. И еще (вот тут уже «аукать» некого) эта же компания «изобрела» программы, продающиеся отдельно от железа, сделав ПО самым наиобычнейшим, заурядным, массовым товаром. Причем оказалось, что продавать этот товар можно точно так же, как тапочки, книжки и кофеварки, и рекламировать его можно (и нужно) полностью аналогичными способами (к слову — вообще, сам факт рекламы ПО в средствах массовой информации любого программиста «старой закалки» привел бы наверняка в дикое изумление :)). Однако и это еще не все. Microsoft стала первым массовым производителем программ неспециализированных. Текстовый редактор? Пожалуйста — вот текстовый редактор. Подсветка синтаксиса языка C? А зачем вам это? Это же просто универсальный текстовый редактор! Он для людей, которым нужно текст набирать. Для «наборщиков текста вообще», а не конкретно для наборщиков текстов C-программ. Операционная система? Да, у нас есть операционная система. Универсальная операционная система, позволяющая запускать аналогичного класса ПО. Не самая надежная, не самая совершенная, не самая быстрая, но зато у нас она есть уже сейчас, и под нее есть ПО. И стоит недорого. А остальное мы потом подправим. Вам шашечки или ехать? Если ехать — то поехали вместе. Если идеал нужен — стойте, ждите идеала, а мы поехали…

При этом важно отметить, что еще одной Великой Маркетинговой Мудростью Билла Гейтса стало откровение о том, что сверхвысокая надежность рядовому пользователю на самом деле не нужна. Это не атомные боеголовки и не космические ракеты — ну подумаешь, зависла ОС во время набора письма на деревню дедушке, и не успел пользователь сохранить последние 10 строк. Ну и что? Перенаберет… А чтобы не было обидно за 100 строчек, а не за 10 — мы введем в программу функцию автосохранения. Потому что на самом деле автосохранение — это тоже своего рода «функция повышения надежности», но реализовать именно ее можно двумя строчками в программе и стоит это по максимуму полдня работы средней руки программиста, а вот сделать независающую систему и текстовый редактор, при которых функция автосохранения станет не нужна — это стоит не один год работы лучших программистов. Что выбираем? Правильно: то, что дешевле. Мы ведь, возвращаясь к той же аналогии, не ракеты космические делаем, а массовый продукт. А массовый продукт, во-первых, не может дорого стоить, а во-вторых — должен производиться быстро. Азбука рынка, однако… Подвисающий время от времени компьютер с «умеренно глюкавым» софтом за $1500 могут себе позволить очень многие, а вот сверхнадежный с абсолютно безглючным ПО за $10,000 — уже на порядок, а то и на два порядка меньшее количество. При наличии же всего двух вариантов: «что-то» и «совсем ничего» — выбор, который сделает большинство, на самом деле вполне очевиден.

Подведем итог. Вся история развития IT утверждает одну простую и незамысловатую истину: тому, кто разевает рот слишком широко, обычно остается только одно — громко его через некоторое время захлопнуть таким же пустым, каким он и был вначале. Рынок и пользователи «инстинктивно не терпят» монополизма — они не хотят все поголовно работать под управлением одной операционной системы, не хотят сидеть за одинаковыми компьютерами производства компании X, и даже не хотят, чтобы у этих компьютеров был один и тот же процессор. Они хотят массовости, дешевизны и разнообразия. Сегодняшний день в лице доживших до него четко демонстрирует нам основную тенденцию — выживают те, кто умеет делиться. Косвенно «делиться» с пользователем (он же покупатель) доходами, не продавая свои продукты по безумным ценам. Делиться с другими производителями своими разработками, участвуя в создании открытых стандартов. Делиться даже с потенциальными и реальными конкурентами, оставляя им кусок общего пирога и не стремясь занять все ниши без исключения — «раздуться до размеров всей IT-индустрии». Тот кто делится — выживает. А те, кто делиться не хочет, считая себя самыми умными и лелея мечту о том, как мы, все как один, покупаем у них компьютер стоимостью в пять тысяч долларов, а дальше они нас еще за «штуку» в год «берут на обслуживание», время от времени позволяя доставить в систему «фирменную» планку памяти стоимостью в четверть нового компьютера — эти ребята год от года все чахлее и чахлее. Как по мне — и поделом. Прощелкали они рынок.




Дополнительно

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.