Колонка «Рыбный день»


К читателю «Рыбных дней»

Ваш покорный слуга уже давно приобрел репутацию вечно недовольного ворчуна, этакого пожилого старца, с упоением рассказывающего «нонешней мОлодежи», что раньше и деревья были выше, и воздух чище, и девушки красивее, и даже копченая рыба была копченее. Однако выбранный мною ранее для донесения этого ворчания до читателя жанр «эдиториала» обязывает все-таки к некой масштабной помпезности — полный охват темы, анализ, синтез… Словом, далеко не всегда испытывая желание что-то сказать, испытываешь желание сделать из этого полномасштабную статью. Поэтому было решено, что данные опусы будут выходить в рамках авторской колонки. Название ее придумывалось не то что бы очень долго, ведь все хорошие — «о времени и о себе», «о скитаниях вечных и о Земле», «непутевые заметки», «записки постороннего» — уже расхватали себе те, кому посчастливилось родиться пораньше :). Поэтому назвал я этот «уголок IT-ворчуна» самым что ни на есть примитивным способом, оттолкнувшись от фамилии — «Рыбный день». И, соответственно — клятвенно присягаю каждый четверг снабжать тех, кому мое ворчание еще не надоело, свежей порцией здорового пессимизма, упаднических и декадентских настроений, поводов для недовольства жизнью и индустрией, и прочих приятных вещей, кои в избытке присутствуют у всякого человека, свято убежденного в том, что Закон Бутерброда — это не шутка, а наоборот — самая что ни на есть приземленная реальность.

С уважением, ваш Владимир Рыбников


Рыбный день #1: К вопросу о конкуренции…

Ямщик, не гони лошадей…
(Н. Риттер)

Ментальность обычного советского человека (ничуть не стремлюсь никого обидеть, ибо называть себя этим термином могут практически все жители нашей страны с возрастом 30 лет и больше) такова, что он обожает мифы. Даже не важно какие — любые. Причем меняет он их при соответствующем настроении как перчатки, и «прелести социалистической интеграции» вполне удачно вытесняются «прелестями капиталистической конкуренции»… вот только что плохо — без малейшего понятия о том, что же на самом деле подразумевается под этими терминами. Да и действительно — зачем понимать миф? Это же сказка, легенда, былина… В нее верить нужно, а не понимать.

Так вот о конкуренции. Частенько мне встречалась при обсуждении различных проблем замечательная по своей [пока еще не буду приводить эпитет] фраза: «Вот как здорово, что они друг с дружкой схватились и развязали ценовую войну! Вот как нам, рядовым покупателям, сейчас от этого станет хорошо и привольно! А товары какие дешевые пойдут!»… ну и так далее. И ведь похоже на то, что чуть ли не каждый второй так думает! Дескать — конкуренция, борьба за покупателя, все дела… Не хватает только плакатов «Все на обострение конкурентной борьбы!» и «А ты записался в конкуренты?!». На самом же деле, как и всегда, когда мы имеем дело с мифами, здравая и действительно верная мысль здесь гиперболизирована и спрятана за диким количеством более поздних «додумок» и прочих наслоений. Причем «додумывали», как и всегда те, кто в сути процесса ни бельмеса ни понимал, и даже не пытался.

Как появляется на свет некий продукт? Давайте отследим этот путь. И, дабы не слишком уж сильно отходить от компьютерной тематики — пусть это будет процессор или чипсет. Сначала, он, естественно, разрабатывается. Энное количество инженеров достаточно долгое количество времени сидят в своих эргономичных креслах и с умным видом чешут репу, отслеживая в фоновом режиме постоянно «капающую» им зарплату. Весьма, к слову, немаленькую. Потом, когда продукт уже готов на уровне чертежей, изготавливаются первые его образцы — сэмплы (я намеренно пропускаю этапы создания виртуальной модели, исследование ее поведения на эмуляторах, и прочее, так как сейчас наша цель состоит отнюдь не в том, чтобы максимально полно осветить все ступени создания чипа). Как правило, первые сэмплы оказываются весьма «ограниченно работоспособными», поэтому нас неизбежно ждут вторые, третьи, десятые и двадцатые. Потом, когда наконец-таки получено нечто признанное полностью работоспособным, продукт запускается в массовое производство. Перенастраиваются производственные линии, линии упаковки, некоторое время отлаживается весь процесс целиком. И только потом (если не было никаких промежуточных проблем) — стройные ряды коробочек (пакетиков, стоечек, …) с новоиспеченными чипами ждут своего часа на полках складов, готовые к тому чтобы быть проданными.

По какой цене их продавать? Хороший вопрос. Казалось бы, производитель, если он не является Совершенно Зажравшейся Монополистической Свиньей, должен взять стоимость расходных материалов, прибавить к ним зарплату персонала и амортизацию оборудования, добавить еще ну пусть 30-40% сверху (капитализм все-таки, прибыль они там привыкли получать!) — и вот она — цена продукта. По крайней мере «при заборе самовывозом». Однако все уже наверное поняли, к чему я веду — ведь производитель уже потратил очень большие суммы, даже не начав производить свой чип! Исследования, проектирование, конструирование, опыты, неудачи… Перестройка производства, отладка техпроцесса… А ведь у каждого продукта есть свое «время жизни», и оно в общем-то заранее известно. То есть, к примеру, если планируется, что таких чипов будет продано 10 миллионов штук, а разработка нам стоила 10 миллионов долларов — то каждый такой чип уже стоит $1 даже до того момента как начал изготовляться. Более того — если производитель не собирается через год отдавать концы, то у него к концу жизненного цикла этого чипа должен быть готов новый. Разрабатывать который нужно начинать уже сейчас. И деньги на это нужны тоже сейчас. И вот тут мы подходим к пониманию первого «парадокса конкуренции», который я для простоты и лучшего понимания буду называть «атакой камикадзе».

Камикадзе на устоявшемся рынке — страшная вещь. Особенно если этот камикадзе обладает неплохим продуктом и хорошими производственными мощностями. Он намеренно плюет на затратную часть разработки новых продуктов и даже на «отбивание» затрат на разработку и наладку выпуска существующих — главное для него что он «остался жив», и что сейчас конвейер работает. Цена на товар формируется именно по принципу «расходники + зарплата», прибыль закладывается достаточная для того, чтобы не взвыли акционеры. К чему приводит такая «атака»? В случае успеха — наш герой просто остается на этом рынке один. Потому как конкурентам остается либо выставлять похожие цены (а они это себе могут позволить только поступив аналогично т.е. пройдясь «огнем и мечом» по расходам на разработки и исследования), либо продавать свои продукты ощутимо дороже, наблюдая со стороны за тем, как все большее количество покупателей уходят от них к камикадзе. Чаще всего компании избирают второй путь (присутствовать на рынке со своим продуктом по большей цене, пока это возможно), одновременно потихоньку уходя с данного сектора рынка вообще, ибо слишком уж на нем стало неуютно. Впрочем, бывает и так, что камикадзе «взрывается, не долетев до авианосца» — и тогда все дружно с облегчением вздыхают, возвращаясь к привычному ритму.

Однако давайте рассмотрим выбранную ситуацию с другой стороны — а чем же она, собственно, плоха? Покупатель получает неплохой продукт по очень низкой цене, производитель является его заложником т.е. «рыпаться» себе позволить не может… Благодать? Некоторое время — да. Ровно до тех пор, пока продукт будет для покупателя «неплохим». Думаете, эта характеристика объективна? Как бы ни так. Характеристики самого продукта могут оставаться неизменными сколько угодно лет — меняется отношение. Представьте себе, что появился, к примеру, новый фастфуд «Ужасно Дешевые Колбаски», где основное блюдо — замечательные, хорошо пожаренные, с хрустящей корочкой, мясные колбаски с различным набором гарниров от классической для колбасок тушеной капусты до картофельного пюре или какой-нибудь спаржи. И стоит это фирменное блюдо все целиком — всего полдоллара! Развитие событий можно себе представить легко — появление точек «Ужасно Дешевых Колбасок» на каждом перекрестке (а где и по две), быстрое разорение или крайнее обнищание конкурентов… вот только пройдет полгода — и на эти колбаски без ощущения легкого подташнивания смотреть почти никто уже не сможет. И даже если единственной альтернативой будет ресторан, покушать в котором стоит в 20 раз больше — пойдем, как миленькие, и туда. Потому что «колбаски уже вот здесь стоят». Что мы только что нарисовали? Застой. Именно этим и плохи «камикадзе». Отказываясь от той части прибыли, которая пойдет на разработку нового продукта, они лишают нас с вами новых продуктов. Потому что существовать длительное время камикадзе может только «выгнав» с данного сектора рынка всех остальных, а от него самого чего-то нового ждать бесполезно — ему просто не на что это новое разрабатывать. Разумеется, бывает и такое, что некий производитель, уверенный в себе, прибегает к «тактике камикадзе» в расчете на то, что сегодня он всех вытеснит, а после этого… Но давайте тогда четко помнить, что же будет «после этого». Чудес на свете не бывает — после этого он взвинтит цены уже на свою продукцию. Причем, оставшись один, взвинтить он их может похлеще, чем все бывшие конкуренты вместе взятые…

Второй (на нем пока и закончим) парадокс конкуренции — это обратная сторона вышеописанного, которую я назову «конкуренционное шоу для покупателя». Итак, мы уже договорились, что опускать цены ниже определенной отметки могут только компании, склонные к суициду. Как же быть остальным — ведь покупатель желает видеть как за него борются! Он, черт побери, желает чтобы производители стройными рядами танцевали перед ним «танец маленьких лебедей», а он, лениво развалившись в кресле, выбирал, кого из них облагодетельствовать своими деньгами. И вот мы начинаем игры в конкуренцию… Дешево продавать нельзя, это мы уже знаем, поэтому можно либо продавать дорого что-то Очень Сверхсовременное, либо выбрасывать на рынок через некоторые промежутки времени нечто Несколько Усовершенствованное за ту же сумму, за которую ранее продавался Устаревший Вариант. И вот — «теперь — с XXX-мегагерцевой шиной!», «теперь — с DDR333!». C AGP 8X! С DDR400! С двухканальной DDR400! С четырехканальной RDRAM! C восьмиканальной… сами придумайте, чем. От одного, другого, пятого, десятого производителя. А у компании X контроллеры памяти слабые, зато поддержка Z в южном мосту. А у компании Y контроллеры памяти высокоскоростные, но зато они не поддерживают память стандарта J. Шик, блеск, красота! Что самое главное — все при деле: пользователи не нарадуются ходу конкурентной борьбы и тому как за них все активно борются, инженеры изобретают все новые рюшечки и бантики (что гораздо проще, чем заниматься чем-то серьезным), маркетологи изобретают для рюшечек и бантиков загадочные названия с обязательным привкусом Высоких Технологий, а производители спокойно себе продают свою продукцию. А на вопрос покупателя: «А как же так? А почему через месяц после выхода F166 вы уже снова объявляете новый F168, а F166 называете устаревшим?!», — производитель посмотрит на вас честными, наивными глазами, и скажет: «Ну, ребята, я чего-то вас не догоняю… Вы же хотели конкуренции? Вот мы и конкурируем! Уж как умеем, извиняйте…»

На сегодня ведущий устал, перерыв на неделю, до следующего «Рыбного дня»…




Дополнительно

iXBT BRAND 2016

«iXBT Brand 2016» — Выбор читателей в номинации «Процессоры (CPU)»:
Подробнее с условиями участия в розыгрыше можно ознакомиться здесь. Текущие результаты опроса доступны тут.

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Shift+Enter

Код для блога бета

Выделите HTML-код в поле, скопируйте его в буфер и вставьте в свой блог.